Вампиры Сербии: Арнаут Павел и его жуткая история

Балканы всегда были регионом, изобилующим всевозможной нечистой силой, особенно разного рода упырями. Причём даже не в такие уж древние времена. Так, жуткая история, произошедшая с сербом Арнаутом Павлом, более известным по западной литературе как Арнольд Паоле, произошла в первой половине XVIII века.

Фото: вампиры Сербии — интересные факты

Движимый мечтой

Родился и жил Павел по прозвищу Арнаут (в переводе — албанец) в деревне Медведжи близ города Крушеваца в Центральной Сербии, что недалеко от Белграда. В те времена одна часть Сербии принадлежала Австро-Венгерской империи, а другая — империи Османской. Австрийцы и турки постоянно воевали друг с другом, так что жизнь там была чрезвычайно неспокойной. Павел, между тем, мечтал приобрести собственную ферму. Какое-то время парень батрачил на богатых соседей, но быстро осознал, что этим на свою мечту никогда не заработает. Тут как раз Австро-Венгрия затеяла очередную войну с турками, и через Медведжи проходил большой отряд солдат-наёмников. Арнаут увязался за ними и, став солдатом, в 1729 году оказался в Греции.
Воинские обязанности молодой серб выполнял со всем возможным усердием, в боях ему удивительно везло, а платили наёмникам не то чтобы много, но вполне прилично и регулярно. Арнаут был бережлив, к тому же не брезговал мародёрством, что позволило ему буквально за пару лет собрать сумму, которой вполне могло хватить на покупку маленькой фермы на родине. Однако беда настигла его в месте очередного расположения полка, в одном из отдалённых уголков Греции. Местные жители там чуть ли не в первый же день поведали солдатам, что близ их селения объявился некий вампир, который уже успел погубить множество народу. Показали и холм, на котором находилась могила упыря, но только издалека — жуткое создание держало в страхе всю округу, и приближаться к его обиталищу никто не хотел.

В логове вампира

В том, что это были не просто досужие россказни местных крестьян, Арнауту Павлу довелось убедиться лично. Однажды, когда он стоял на посту, его покусал то ли большой волк, то ли огромная летучая мышь — тут разные источники расходятся. Арнаут не решился рассказать о случившемся сослуживцам — помочь они всё равно не могли, зато были способны пойти на самосуд, чтобы избавиться от потенциального вампира. Ведь известно, что тот, кого укусил вампир, сам превращается в нечисть. И тут Павлу вспомнился слышанный в детстве рассказ старого цыгана о том, как укушенный вампиром человек может избежать страшной участи.
На следующий же день парень взял лопату и отправился на холм, где был похоронен вампир. Там он обнаружил небольшое старое кладбище и возле одной могилы — странную нору. Лезть в логово упыря было страшно, но жить хотелось, и Арнаут решился. Держа в руках горящую свечу, он протиснулся в нору и обнаружил там сломанный гроб, в котором действительно лежал человек, казалось бы, совершенно живой и будто спящий. Солдат, следуя рекомендациям старого цыгана, съел горсть земли из-под гроба, разрезал вампиру руку острым ножом и нацедил крови. Затем Павел вылез наружу, разделся донага, натёрся поганой кровью, после чего выкупался в ручье и поспешил обратно в часть. Две ночи подряд Арнаут не мог уснуть. Превратиться в вампира он теперь не боялся, но постоянно вспоминал рассказ цыгана и понимал, что нечисть обязательно придёт ему отомстить. Наконец, нервы у него сдали, солдат подал в отставку и отправился в родные места.

Роковое падение

Теперь он мог воплотить давнюю мечту в реальность. Рядом с родной деревней Павел купил маленькую ферму и зажил обычной крестьянской жизнью. Он с удовольствием работал и присматривал себе жену среди деревенских девушек. Арнаут полюбил дочь своего ближайшего соседа и посватался к ней… Но неожиданно с ним случилось несчастье: перевозя сено, летом 1732 года молодой фермер упал со стога и получил переломы. И, несмотря на то, что раны на первый взгляд были далеко не смертельными, через несколько дней он скончался. За тот год, что Павел прожил на собственной ферме, он успел зарекомендовать себя как образцовый прихожанин местной церквушки, не жалеющий денег на пожертвования. Поразмыслив, священник, который успел проникнуться к нему искренним уважением, решил похоронить Арнаута Павла на скромном церковном кладбище — как человека работящего, приятного в общении, а главное глубоко благочестивого.
Однако в скором времени среди жителей деревни стали ходить леденящие кровь слухи. Говорили, что покойный Арнаут взял привычку по ночам бродить вокруг своей опустевшей фермы, что выглядит он точно живой, а глаза его горят красным огнём. Слухи, возможно, так и оставались бы слухами, но те, кто встречал в ночи покойного фермера, вскоре заболевали и умирали спустя несколько дней. Затем на берегу протекающей рядом с деревней речушки нашли обескровленный труп дочери местного кузнеца, на которую Павел засматривался при жизни. Следом появились другие жертвы, по всем признакам — нападения вампира.

Колья и чеснок

В Медведжах началась паника, и безмерно расстроенный священник обратился к своему руководству с письменной просьбой о вскрытии могилы предполагаемого упыря. Из Белграда прибыли два офицера, которым было поручено расследование загадочных смертей, также к дознанию привлекли двух военных хирургов. После небольшого совещания решено было провести эксгумацию тела. Два офицера, военные медики, могильщике помощниками и мальчик, который нёс инструменты хирургов, отправились на кладбище. Они вскрыли могилу Арнаута Павла, и увиденное повергло их в подлинный ужас. Официальный отчёт гласил: «Тело повёрнуто на бок, челюсти широко раскрыты, а синие губы смочены свежей кровью, которая стекает тонкой струйкой с уголков рта… Бесстрашный могильщик схватил тело и положил его прямо. Скоро стало ясно, что перед нами вампир. Выглядел он почти как живой. В тот момент, когда могильщик дотронулся до тела, внешняя кожа отслоилась и под ней оказалась новая и новые ногти…».
Когда оцепенение спало, участники эксгумации стали сыпать на покойника чеснок, затем наскоро приготовили деревянный кол и проткнули им сердце вампира. Согласно показаниям очевидцев, в этот момент «труп издал ужасный крик, и хлынула карминного цвета кровь». После этого следователи сочли за благо откопать тела нескольких несчастных, чья смерть, по их разумению, была связана с ночными похождениями трупа Арнаута Павла. Их сердца также пронзили деревянными кольями, после чего останки всех пятерых предали огню и закопали на освящённой кладбищенской земле.

Призрачный солдат

Покой вернулся в Медведжи, но лишь временно. После того как при таинственных обстоятельствах погибли ещё несколько человек, в Белграде окончательно убедились, что в деревне происходит нечто необычное. На сей раз комиссию в Медведжи распорядилась прислать чуть ли не австрийская императрица Мария Терезия. Комиссия должна была проверить слухи и принять надлежащие меры. В отчёте её, который и поныне хранится в архиве, можно прочесть о не поддающихся объяснению фактах. Поэтому следствию вновь пришлось производить мероприятия на кладбище. При этом были зафиксированы странные явления: в некоторых могилах обнаружили тела, отлично сохранившиеся спустя несколько месяцев после смерти, тела же других людей, погребённых практически в те же сроки, полностью разложились. Члены комиссии пришли к выводу, что в деревне произошла необъяснимая вспышка вампиризма. Было рекомендовано проткнуть все подозрительные останки осиновыми кольями, что незамедлительно и проделали. После этого новых случаев вампиризма в злосчастной деревне зафиксировано не было.
История с вампирами получила своё логическое завершение, но на этом не закончилась история несчастного Арнаута Павла. Через некоторое время сельский священник поведал, что по ночам он часто видит на могиле Павла призрак коленопреклоненного, как бы молящегося солдата. Вмешиваться священнослужитель счёл неуместным… Поговаривают, что призрачный солдат до сих пор появляется по ночам у могилы рядом с маленькой сербской церковью, чтобы совершать свою не слышную никому молитву.

Журнал: Тайны 20-го века №39, сентябрь 2019 года
Рубрика: Мистика
Автор: Валдис Пейпиньш






Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —