23 августа 1942 года под Сталинградом сложилась критическая ситуация. 14-й танковый корпус противника прорвался к Волге севернее Сталинграда. Судьба города висела на волоске. И тут путь противнику преградили батареи 1077-го зенитного полка. Особенностью этого подразделения было то, что оно почти целиком состояло из девушек…

1077-й зенитный полк в Сталинградской битве

1077-й женский зенитный полк в Битве под Сталинградом

Необычный полк

Этот необычный зенитный полк был создан в Сталинградском районе ПВО в начале 1942 года. Подавляющую часть его личного состава составляли девушки-добровольцы, ещё совсем недавно сошедшие со школьной скамьи. Среди них были как уроженки Сталинграда, так и жительницы других городов СССР. Средний возраст служивших составлял 18 лет. На вооружении полка были 37-мм и 85-мм зенитные пушки, способные не только сбивать самолёты, но и успешно бороться с бронетехникой противника. 1077-му полку было дано задание: прикрывать от авианалётов заводскую часть Сталинграда. И женский зенитный полк с честью выполнял поставленную задачу!
С раннего утра и до поздней ночи они отражали атаки немецкой авиации, сбивали самолёты, не допускали их к стратегическим объектам, огнём зениток заставляли сбросить бомбы невпопад. Фашисты иногда делали по 200 самолётовылетов в сутки. Они с ожесточением бомбили город, но защитники Сталинграда не сдавались.

«Об этом нелегко рассказывать, а ещё труднее — пережить…»

Вот что позднее вспоминала одна из зенитчиц: «Ежедневно, рискуя жизнью, мы отражали атаки немецкой авиации. Все девчата проявляли подлинное мужество, стойкость, никто не стонал под тяжестью фронтового быта. И в жару, и в холод спали в палатках, мокли под дождём, выполняли тяжёлую мужскую работу. Они выдержали все: и жару, и холод, и бомбёжки, и обстрелы. А все это происходило под летящими осколками от миномётной стрельбы. Безжалостно палило Солнце. От пыли и дыма слезились глаза, пересыхало во рту, хотелось пить, но отойти от орудий и приборов нельзя. Вскоре жару сменил холод. Мёрзли руки, прикасаясь к металлу, мёрзли ноги, спины.
Если сказать откровенно, то мы не думали, что останемся после такой бойни живыми. Трудно словами передать, какое ты испытываешь ощущение, когда на тебя идёт группа вражеских самолётов, груженная бомбами, которые в любую минуту могут быть сброшены на тебя и оборвут твою жизнь.
Однажды какой-то «Юнкерс» стал пикировать прямо на меня.
Мне стало страшно. Я заметалась, но в эту минуту неизвестно откуда взялся слева огромный куст. Я схватила этот куст, присела в ровике и закрыла голову бурьяном, как будто это могло меня спасти. Но, как ни удивительно, именно это меня и спасло. «Юнкерс», спустившись на нужную высоту, вдруг стал выходить из пике. Видимо, решил, что ошибся, приняв куст за цель. Все это длилось какие-то секунды. «Юнкерс» улетел, но я от страха не могла прийти в себя. Не верила, что это произошло со мной и что я осталась жива. Об этом нелегко рассказывать, а ещё труднее — пережить…
»

«Она сделала больше многих!»

Или вот ещё характерные эпизоды из боевых будней девушек-зенитчиц: «Из орудийных разрывов нами была сделана огненная завеса, которую немецкие самолёты преодолеть не смогли. Они стали сбрасывать бомбы куда попало, лишь бы освободиться от груза. Недалеко от Волги была деревушка Красная Слобода, на которую фашисты решили сбросить бомбы. Там дислоцировался командный пункт нашего первого дивизиона 1083-го зенитно-артиллерийского полка. Бомбёжка была ужасной!
В этой бойне погиб почти весь личный состав дивизиона: шофёра, радистки, телефонистки, повара, разведчицы. Сбросив бомбы, немецкие лётчики стали из пулемётов расстреливать девушек-разведчиц, которые стояли на вышках. Были убитые, а разведчице Жене Белостоцкой прострелили ноги. Она, истекая кровью, не могла спуститься с вышки. Это был страшный день! То, что мы чувствовали в те минуты, словами не передать…»
Трагедию и величие подвига сталинградских зенитчиц хорошо выразил диалог двух советских воинов-мужчин, переданный нам очевидцем. На речной баркас грузили раненых для переправы на «мирный» берег Волги. Среди них и носилки с совсем юной зенитчицей. «Девочка совсем… Семнадцать лет… Она же ничего в жизни не видела», — сказал какой-то пехотный капитан. «Зато она сделала больше многих», — донёсся ответ старого боцмана.

На пути немецкой танковой армады

То, что зенитчицы делали для защиты города от налётов немецкой авиации, само по себе подвиг. Но их ждало ещё одно испытание, аналогов которому мало сыщется во всей мировой истории. Случилось так, что девушкам-зенитчицам пришлось принять на себя лобовой удар немецкой танковой армады.
23 августа немецкая авиация нанесла массированный удар по Сталинграду с воздуха. Массированная бомбардировка стоила жизни 40 тысячам человек. Было уничтожено более половины жилого фонда довоенного Сталинграда. Город превратился в руины.
В тот же день к 16 часам дня немецкий 14-й танковый корпус генерала фон Виттерсгейма вышел на северную окраину Сталинграда. Десятки немецких танков 16-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Хубе появились в районе Тракторного завода, в полутора километрах от заводских цехов.
Между лязгающей гусеницами стальной армадой вермахта и беззащитным городом на том направлении не было ничего. Кроме трёх «женских» батарей 1077-го зенитного полка. Да ещё на помощь девушкам из ворот тракторного завода вышли два танка и три трактора, обшитые броневой сталью. За ними двигался батальон рабочих, вооружённых винтовками Мосина.
Других войск на этом участке не было: соединения 62-й армии, прикрывавшие северные окраины Сталинграда, в это время вели бои в нескольких километрах от Тракторного завода. Для того чтобы они смогли прийти на помощь, требовалось время. А его уже не было. Три батареи девушек-зенитчиц и батальон ополченцев — это все, что Сталинград мог противопоставить немецкому танковому клину. Но немцы в тот день в Сталинград так и не вошли…

Вопреки законам природы…

Немецкие танки устремились на позиции, которые защищали зенитки с расчётами из 18-20-летних девушек. Огонь с обеих сторон вёлся прямой наводкой. У стен Тракторного завода разыгрался в прямом смысле «смертный бой».
Каждое из 37 зенитных орудий превратилось в отдельный островок обороны. Раз за разом немцы начинали танковые атаки и каждый раз откатывались назад, оставляя на поле подбитую технику. После каждой неудачной танковой атаки зенитчиц атаковали с воздуха пикирующие бомбардировщики Ju-87 и летящие на бреющем полёте истребители Me-109. Однако зенитчицам было приказано огня по самолётам не открывать — все снаряды предназначались для танков.
Два дня длился неравный бой. Немцы потеряли 83 танка. В безрезультатных атаках было обескровлено три батальона немецкой пехоты. Но и все 37 наших орудий были уничтожены. Почти все юные зенитчицы погибли в том бою. Полностью истреблён был и рабочий батальон, прикрывавший наши позиции.
Вечером 24 августа командующий немецким танковым корпусом генерал Виттерсгейм прибыл на то место, где ещё недавно располагались неприступные русские зенитки. Правда, сейчас от русской позиции ничего не осталось: вся местность была изрыта воронками и усеяна искореженным металлом и телами погибших. Генерал прибыл посмотреть на тех, кто двое суток сдерживал его танки «вопреки всем законам природы». Он хотел понять, кто были эти люди, которые со столь ничтожными силами смогли так долго держаться.

Сообщение, которого немцы так и не дождались…

Взгляд генерала задержался на убитой зенитчице, прижимающей к себе снаряд, который она не успела донести до орудия. Рядом лежала молоденькая связистка, в одной руке у неё была трубка разбитого полевого телефона, в другой револьвер. Чуть дальше лежал пожилой рабочий с тракторного, сжимающий в руках трёхлинейку. Её магазин был пуст. Люди тут сражались до последнего патрона… Через два часа генерал Виттерсгейм стоял перед командующим 6-й армией генералом Паулюсом и говорил, что дальше идти нельзя. Потому что невозможно взять город, за который насмерть бьются не только солдаты-мужчины, но даже юные женщины — почти что дети!
Разговор кончился тем, что генерала Виттерсгейма отстранили от должности. 23 августа 1942 года, как раз в тот день, когда у стен Тракторного завода погибали наши зенитчицы, Геббельс с пафосом вещал в микрофон берлинского радио: «Взятие крепости на Волге — города, носящего имя русского лидера, — дело считаных часов! Слушайте наши сообщения! Не отходите от приемников. Иначе вы пропустите исторический момент — сообщение о взятии Сталинграда». Этого сообщения немецкие обыватели так и не дождались. Геббельс и прочие вожди Третьего рейха хорошо посчитали танки, самолёты, численность войск. Но они не учли силу духа советских людей. Ту силу, которая помогала проявлять чудеса стойкости и героизма. В августе 1942 года хрупкие девушки ценой своих жизней не дали немцам захватить Сталинград «с ходу». Спасительное время было выиграно. Героический подвиг сталинградских зенитчиц позволил советским войскам произвести перегруппировку и нанести по противнику ряд чувствительных контрударов. Конечно, до полной победы было ещё далеко. Но ближайшая задача была решена — немецкое наступление было хоть и временно, но остановлено. А в тех обстоятельствах каждый выигранный день работал на нашу победу… «

Журнал: Война и Отечество №11, ноябрь 2016 года
Рубрика: Тема номера
Автор: Виктор Смагин

Метки: война, Великая отечественная война, женщина, сражение, Война и Отечество, полк, ПВО, битва, Сталинградская битва, Сталинград, 1942




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-