В марте 1799 года русский флот под командованием адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова совершил немыслимое. Он захватил Корфу — неприступный остров в Средиземном море, который, по всем расчётам, взять штурмом было никак не возможно…

Взятие острова Корфу кораблями эскадры Ушакова

Адмирал Ушаков - осада острова Корфу в 1799 году

Как враги стали союзниками?

Французская революция XVIII века вызвала подлинный переворот в европейской геополитике. Победоносные походы генерала Бонапарта 1796-1797 годов отдали во власть французов всю Италию. В руки Парижа попали и земли бывшей Венецианской республики — в том числе далёкие Ионические острова, расположенные у берегов Греции.
Появление такого «французского форпоста» в Средиземном море не устраивало «владычицу морей» Англию. Британцы, не скупясь на щедрые денежные субсидии, в 1798 году сколотили очередную антифранцузскую коалицию. В этой коалиции приняла участие и Россия, которой правил тогда император Павел I.
В итоге армия Суворова отправилась в Италию. А в Средиземное море освобождать Ионические острова отплыла эскадра адмирала Ушакова. По пути к русской флотилии присоединились несколько турецких кораблей — Османская империя тоже приняла участие в этом антифранцузском походе. Сложилась поистине уникальная ситуация: в нём бок о бок сражались злейшие враги — Россия и Турция. Но как шутили современники: «Ну и злодеи же эти французы! Им удалось немыслимое: примирить царя с султаном!».
Эскадра Ушакова покинула Севастополь в августе 1798 года. А уже через 6 недель почти все Ионические острова были очищены от французов. Оставалось овладеть самым главным островом — Корфу. В октябре 1798 года русско-турецкий флот начал осаду этого неприступного острова, на котором засел крупный французский гарнизон.
Остров был действительно хорошо укреплён. Всё пространство вокруг Корфу контролировалось двумя крепостями — Старой и Новой. Неподалёку находился небольшой остров Видо, который был «ключом от Корфу». Французы прекрасно понимали значение этого островка, поэтому максимально укрепили его. Ушаков сразу по прибытии на место понял — начинать атаку надо со штурма острова Видо.

По следам «Графа Монте-Кристо»

Но недели тянулись за неделями, наступил уже новый 1799 год, а Ушаков не предпринимал никаких попыток активных действий, ограничиваясь лишь блокадой неприятеля. Причина медлительности русского командующего объяснялась просто: у Ушакова было крайне мало десантных войск. А без мощного десанта такую крепость, как Корфу, — взять было нельзя. По договору со Стамбулом обязанность поставлять пехоту для десанта лежала на турках. Однако турецкие власти не спешили исполнять своё обязательство. Впрочем, их даже нельзя в этом упрекать. Положение в Османской империи было таково, что — по остроумному замечанию современника — «влияние султанских фирманов (указов) было обратно пропорционально расстоянию от Стамбула до адресата этих посланий». Проще говоря: чем дальше от столицы находился какой-нибудь турецкий сатрап — тем меньшее значение он придавал указаниям из центра.
Так вышло и с экспедицией Ушакова. Поняв, что от официального Стамбула ничего, кроме пустых бумажек, не дождёшься, русский адмирал решил договариваться непосредственно с «полевыми командирами» Османской империи — людьми, державшими в своих руках военную власть на местах. И самым главным таким местным «царьком», с которым нужно было договориться Ушакову, был знаменитый Али Тибелин, паша из Янины. Договориться с ним для Ушакова было важно потому, что именно его владения находились поблизости — на материковой части Балканского полуострова. Если Ушаков хотел быстро получить пехоту для десанта — дать её мог только Али-паша.
Али-паша был личностью во всех cмыслах примечательной. Советский читатель его знал в первую очередь благодаря роману Александра Дюма «Граф Монте-Кристо». В романе присутствует некая юная гречанка Гайде — воспитанница, помощница и любовница этого самого графа Монте-Кристо. Как впоследствии выясняется, Гайде была дочерью грозного Али Тибелина.
Надо сказать, что образ Али-паши в романе Дюма выдержан хоть и в грозных, но всё же явно романтических тонах. В реальности это был свирепый, беспощадный палач.
Родившись в городке Янина (почему и получил прозвище — Али-паша Янинский), этот умный и жестокий человек со временем стал фактическим правителем обширной территории, охватывавшей всю современную Албанию и Северную Грецию. Вот к этому-то «романическому герою» и пришлось обратиться адмиралу Ушакову за помощью.

Пирамида из отрубленных голов

С посланием от русского командующего к Али-паше отправился грек на русской службе — лейтенант Егор Метакса. Албанский властелин в это время находился в городе Превеза (на побережье Адриатического моря), который он только-только отбил у французов. Город этот был чисто греческий, но принадлежал Венецианской республике. Потом, когда генерал Бонапарт покончил с тысячелетней историей независимой Венеции (в 1797 году), — все её владения отошли французам: Ионические острова, различные населённые пункты на адриатическом побережье Балкан и т.д.
И вот, пока Ушаков освобождал ионических греков — Али-паша «освобождал» греков материковых. Однако «освобождением» это можно было назвать лишь в кавычках. Ни при каких самых лютых захватчиках жителям Превезы не пришлось бы так туго, как при «освободителе» Али-паше из Янины.
Когда Егор Метакса прибыл в Превезу, его ждали любопытные картины. Послушаем его воспоминания: «Когда мы подошли к дому Али-паши, нам представилось ужаснейшее зрелище: по сторонам от большой лестницы дома сего поставлены были пирамидально человеческие головы, служившие трофеями победителю безоружных жителей Превезы. Кто не видал обагренной кровью отрубленной человеческой головы с открытыми глазами, тот не может судить об ужасе, нас постигшем! На третьей ступени смрад, присоединясь к ужасу, столь сильно подействовал над чувствами моими, что мне сделалась дурно. Я сел, был объят холодным потом, и внезапное волнение желчи причинило мне сильную рвоту…».
Наконец, отдышавшись и «освежась водою», Метакса продолжил путь и вошёл в «вертеп свирепого Али-паши».
Хозяин дома принял русского посланца приветливо. Поинтересовавшись самочувствием гостя (Али-паше уже донесли о, случившемся на лестнице), восточный властитель заботливо предложил гостю кофе и фруктов. Пирамиды из отрубленных голов мирных жителей (горожан злополучной Превезы) паша прокомментировал просто: «Сами виноваты! Зачем они помогали французам? Зато другие теперь будут умнее».

Ушаков против «Крокодила»

После обмена любезностями собеседники перешли к делу. Метакса преподнёс в дар албанскому сатрапу шикарную табакерку, усыпанную драгоценными камнями. Уж на что Али-паша был богат, но и на него вид крупных изумрудов вперемешку с алмазами — произвёл должное впечатление. Азиатский деспот был доволен. Следом за табакеркой Метакса озвучил приглашение от адмирала Ушакова. Командующий русским флотом предлагал Али-паше лично посетить его флагманский корабль.
Восточный владыка поинтересовался: тот ли это Ушаков, что разбил при мысе Калиакрия славного алжирского морехода Сеида-Али, прозванного «Крокодилом морских сражений»?
«Совершенно верно», — скромно подтвердил русский посланец. А ещё напомнил, что наряду с алжирским «Крокодилом» адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков разбил не менее славных турецких флотоводцев: Гассан-пашу (у острова Фидониси в 1788 году) и Гуссейн-пашу (у мыса Тендра в 1790-м).
Надо сказать, что репутация адмирала Ушакова сыграла в этой беседе двоякую, но всецело благотворную роль. С одной стороны, азиатский диктатор был польщён, что получил личное приглашение от столь знаменитого воина. С другой: слава грозного «Ушак-паши» (как прозвали Ушакова турки) служила весомой гарантией, что лейтенант Метакса не повторит судьбу французского посланца — дивизионного генерала Роза.
Али-паша некоторое время заигрывал с французскими послами, стремясь «усидеть на двух стульях», но потом, в конце концов, ласково пригласил республиканского генерала к себе в гости. Там француза заковали в цепи, пытали, после чего отослали в Стамбул — в зловещий Семибашенный замок (из которого генерал Роз уже так и не выйдет).
Но пока Ушаков и его отважные матросы находились неподалёку, «выкидывать» такие номера с русским посланцем Али-паша не решался.
Итак, янинец был польщён приглашением от самого Ушак-паши, «грозы Стамбула»! Вскоре он прибыл лично на флагманский корабль Ушакова. Почести, славословия и ценные подарки окончательно растопили сердце сурового азиатского деспота. Он согласился предоставить в распоряжение русского адмирала 4000 своих отборных головорезов.
Это было всё, что и требовалось Ушакову. Проблема с десантом была решена. Теперь можно было идти на решительный приступ.

Легендарный штурм

В 7 часов утра 18 февраля 1799 года русские корабли подошли на картечный выстрел к острову Видо — «ключу от Корфу» — и начали засыпать ядрами береговые батареи французов. После артподготовки на остров высадился десант: албанцы Али-паши, подкреплённые отрядом русских матросов. Надо заметить, что артиллеристы русской эскадры работали превосходно (сказывалась пресловутая «ушаковская» выучка): они не только провели качественную артподготовку, но и сопровождали наступающий десант «огневым валом». После упорного двухчасового боя остров Видо целиком перешёл в руки русских. Все французы, оборонявшие остров, были убиты или взяты в плен. Удалось спастись лишь 150 счастливчикам — тем, кто хорошо умел плавать. Они бросились в море и доплыли до Корфу.
Штурм Видо показал, что отряд русских матросов был присоединён к албанской «дикой дивизии» отнюдь не напрасно. Головорезы Али-паши не знали, что такое «законы войны». После взятия острова они начали истреблять пленных французов. К счастью, моряки ушаковского десанта, увидев, что творится «беспредел», — сразу вмешались. Бесчинства были пресечены. Пленных поместили под охрану русских матросов.
На следующий день русский адмирал наметил финальную атаку — теперь уже собственно на сам остров Корфу.
Но штурм не понадобился. Утром 19 февраля испуганные французы капитулировали. В плен сдались почти 3 тысячи французских солдат и офицеров (в том числе четыре генерала). Русские получили всю артиллерию, все запасы, все корабли (стоявшие в гавани Корфу) и т.д. Триумф русских моряков и албанских десантников был полным.

Журнал: Война и Отечество №8, август 2021 года
Рубрика: Эпоха меча и мушкета
Автор: Марат Курамшин

Метки: Павел I, эпоха Романовых, Россия, Франция, остров, Война и Отечество, осада, Турция, Османы, эскадра, десант, 1799, Ушаков, Корфу




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-