Александр Юхновский: Зверства палача по кличке Алекс Лютый

Подъём патриотизма в Советском Союзе в 1941 году — факт, который бессмысленно отрицать. Но были и те, кому ненависть к власти застила глаза. Они с готовностью пошли в услужение гитлеровцам и в своём рвении потрафить новым хозяевам вызывали оторопь даже у поднаторевших в истязаниях эсэсовских палачей. Одним из таких коллаборационистов был человек по прозвищу Алекс Лютый.

Александр Юхновский: Зверства палача по кличке Алекс Лютый

Охранная грамота палача

Александр Иванович Юхновский родился в 1925 году в Волынской губернии Украины. Он был сыном бывшего петлюровского офицера, люто ненавидевшего советскую власть. Получил советское среднее образование — одно из лучших в мире. Свободно владел четырьмя языками: украинским, русским, польским и немецким. Это позволило ему стать переводчиком в немецкой оккупационной администрации города Ровномны. Откуда Юхновский перекочевал в подразделение тайной полевой полиции ГФП-721. И здесь проявил себя во всей красе.
Выдавая себя за сбежавшего от немцев военнопленного, внедрялся в подпольные организации и сдавал их гестапо. Участвовал в «допросах с пристрастием» советских патриотов, сопровождал их на казнь и принимал участие в расстрелах, благо ему было предоставлено право носить личное оружие — пистолет №4280057. А в кармане у него был документ, подписанный фельдполицайкомиссаром Кернером, гласивший: «Владелец этой охранной грамоты находится под особым немецким покровительством. Все меры, направленные каким-либо из немецких учреждений против его собственности, неприкосновенности или жизни, должны быть согласованы с генеральным комиссаром ГФП.
Настоящим также Юхновский Александр освобождается от разного рода особых сборов и обязанностей, квартирной повинности и разного рода реквизиций, а также от физических работ вне его ведомства или места службы. Владелец охранной грамоты .пользуется помощью и поддержкой всех немецких военных соединений и учреждений, предоставляемых ему по его желанию и в полном объёме».
Чтобы получить такую охранную грамоту, нужно было изрядно потрудиться. И Юхновский старался оправдать доверие оккупантов.
Глубина донецкой шахты №4-/4-бис «Калиновка» 365 метров. 330 из них были завалены трупами советских людей. Согласно очень приблизительным расчётам, в этой шахте нашли смерть 75 тысяч человек. Самая массовая на планете братская могила…
Сотням, если не тысячам человек здесь оборвал жизнь Алекс Лютый. И делал он это с особым садизмом. Бил несчастных отрезком резинового шланга, за волосы подтаскивал к кромке шахты, пинком живых людей сталкивал в чёрную бездну.
Чтобы трупы занимали меньше места в пространстве шахты, в неё время от времени сыпали каустическую соду.
Один из тех, кто близко познакомился с Юхновским, вспоминал: «Переводчик Саша допрашивал меня и избивал с азартом и инициативой».
Инициативного прислужника нацисты оценили по достоинству: его — единственного из «хиви» (добровольных помощников немцев) команды ГФП-721 — наградили медалью «За заслуги для восточных народов». А в 1943 году Юхновского его хозяева наградили поездкой в Германию.

Пламенный комсомолец

В 1944 году смышлёный малый Юхновский сообразил, что дела у немцев пошли нехорошо, и пора брать судьбу в свои руки. В Одесской области он отстал от обоза ГФП-721 и, оказавшись на освобождённой от нацистов территории, под фамилией своей мачехи — Мироненко, зарегистрировался в полевом военкомате под фамилией своей мачехи Мироненко и вскоре добровольно вступил в ряды Красной армии. Там один из сослуживцев опознал в нём немецкого прихвостня Алекса Лютого и — был им зарезан.
РККА пополнилась ещё одним бойцом, «безраздельно преданным» Советской власти. К тому же профессиональным переводчиком с немецкого на русский и обратно, стихотворцем и пламенным публицистом.
Карьера Юхновского в Красной армии была на редкость успешной. Командир отделения, помкомвзвода в разведроте, начальник канцелярии батальона, писарь штаба дивизии, сотрудник политуправления армии… Награждён медалями «За отвагу», за взятия Кёнигсберга, Варшавы и Берлина. Был храбр и хладнокровен. Обладал несомненным журналистским и писательским талантом. Его патриотические стихи и статьи охотно публиковали фронтовые газеты.
Он нещадно бичевал фашизм. А в 1946 году стал комсомольцем и был избран в бюро ВЛКСМ одной из комсомольских организаций.
Всесоюзный Ленинский коммунистический союз молодёжи командировал его в Политуправление Группы советских оккупационных войск в Германии, где он стал сотрудником газеты Министерства обороны «Советская армия». Нередко выступал на радио — как советском, так и немецком. Систематически поощрялся командованием.

Нежданная встреча

После демобилизации из рядов Советской армии Мироненко был назначен главным редактором газеты «Красный воин» — печатного органа Московского военного округа. И был неплохим редактором. Он женился, обзавёлся дочкой. Стал членом Союза журналистов СССР. Издал книгу воспоминаний о войне, которые, по мнению рецензентов, были написаны увлекательно и с большим знанием дела.

Будущее казалось безоблачным.

Но однажды на него наткнулась в Москве уроженка украинской Кадиевки Вера Кравец. Она узнала в нём палача, который измывался над нею и столкнул в шурф донецкой шахты. Она чудом выжила.
Вера сообщила о своих подозрениях в приёмную КГБ на Кузнецом мосту. Чекисты углубились в архивы. А между тем Александр Иванович Мироненко вознамерился вступить в КПСС, поскольку быть беспартийным главному редактору армейской газеты не подобало.
Но при внимательном рассмотрении личного дела кандидата в члены партии обнаружилась нестыковка в двух автобиографиях Мироненко: в одной он утверждал, что служил в Красной армии с начала войны, а в другой сообщал, что до 1944 года проживал на оккупированной территории.
За дело взялись следователи КГБ, и как ни старался Мироненко-Юхновский представить себя всего лишь безвинным переводчиком при немцах, все новые и новые факты и свидетели, находимые чекистами, заставляли его раз за разом признаваться в своих преступлениях.

Заслуженный финал

На допросе 9 января 1976 года он, в частности, заявил: «Мне, так же как и другим служащим ГФП-721, пришлось участвовать в операции по массовому расстрелу советских граждан на шахте 4-/4-бис, которая также называлась Калиновка. В этом случае сотрудниками ГФП-721 было расстреляно не менее 100 человек советских граждан, в числе которых были мужчины и женщины разных возрастов.
В мою обязанность входило не допустить побегов лиц, доставленных на расстрел. Во время операции в нашу сторону прорвалась женщина, которая просила её не убивать, мне тогда показалось, что это была разведчица Анохина, которую я допрашивал вместе с Каргелем. Каргель выстрелил в эту женщину из пистолета, и она упала в шахту.
Также от места казни в нашу сторону прорвались двое мужчин, по которым я выстрелил целую обойму (8 патронов). Эти мужчины тоже упали в шахту. Стрелял я в этих мужчин по приказу Каргеля».
Вряд ли неглупый человек Юхновский рассчитывал своими правдивыми показаниями вымолить себе снисхождение: просто ввиду неизбежного расстрела отпала необходимость во лжи.
Узнав о зловещей подноготной примерного семьянина Александра Ивановича Мироненко, от него отказались жена и взрослая дочь.
23 июня 1977 года Юхновский был расстрелян по приговору суда. Заслуженная кара настигла Алекса Лютого даже через четверть века после злодеяний.

Журнал: Загадки истории №32, август 2020 года
Рубрика: Злодеи
Автор: Леонид Бударин

Метки: Загадки истории, СССР, война, Великая отечественная война, нацизм, преступление, казнь, палач, КГБ, Юхновский



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.