В прошлом номере мы рассказывали о Битве при Гастингсе — одном из важнейших сражений для Англии и всей Европы. Военная история удивительна. Есть войны, которые длятся невероятно долго, но последствия которых оказываются незначительными. А есть молниеносные сражения, которые навсегда меняют судьбу государства. Гастингс оказался именно такой решающей битвой. В этот раз мы снова поговорим о войне подобного рода — почти молниеносной, но изменившей порядок вещей на столетия вперёд. Только теперь с одного острова перенесёмся на другой — в Японию. Там судьбоносным сражением для Страны восходящего Солнца стала легендарная битва при Сэкигахаре в 1600 году.

Сражение при Сэкигахаре

Битва при Сэкигахаре - история крупнейшего сражения самураев

Из грязи в князи

Вообще, локальные гражданские войны случались в Средневековой Японии довольно часто. Князья (дайме) постоянно делили сферы влияния, стремясь урвать побольше плодородных земель с крестьянами. В условиях, когда 70% и так не очень большой территории государства занимают горы, а сельское хозяйство (прежде всего — выращивание риса) является важнейшим занятием, вопрос земли был очень актуальным. Жёсткой централизации власти в Японии, как в соседнем Китае, до определённого момента не было, несмотря на формальное наличие императора. Но, возможно, именно из-за своей малозначительной роли императорская власть в Японии непрерывно сохранялась через века и существует до наших дней — монаршая династия в Стране восходящего Солнца никогда не прерывалась, в отличие от России или того же Китая.

Битве при Сэкигахаре предшествовала череда распрей в высших эшелонах власти Японии. Все началось с того, что на японский олимп в конце XVI века пробился простолюдин, сын дровосека Тоётоми Хи-дэёси. Он достиг наивысшей гражданской должности квампаку — канцлера, но из-за своего неблагородного происхождения не мог стать верховным военным правителем — сёгуном. Тут важно понять, что Япония, как и Россия, — это страна воинов, и до 1945 года ею так или иначе управляла военная аристократия, где титулы и влияние передавались по наследству. Поэтому японцы всегда очень трепетно относились к военным традициям и следили за их соблюдением.

В общем, у канцлера был сын — Тоётоми Хидэёри, но на момент смерти отца мальчик был ещё слишком мал, чтобы наследовать власть. Понятно, что Хидэё-си хотел сохранить за сыном титул канцлера, для чего создал Совет регентов из пяти человек во главе с верным ему выдвиженцем из небогатой семьи Исидой Мицунари. Главное действующее лицо последующих событий — Токугава Иэясу, в своё время также присягавший на верность канцлеру, но происходивший из древнего и знатного рода Минамото, — был главой другой опекунской структуры — Совета пяти старейшин. Затем он стал главой и Совета регентов и приложил немало усилий, стараясь исподволь разжечь недовольство среди знатных дайме, которым не очень-то хотелось подчиняться потомку дровосека.

Битва неизбежна

Исида Мицунари же считал, что Совет должен любыми средствами поддержать Хидэёри. Он был близок к нему и его матери: таким образом, содействуя мальчику, он поддерживал самого себя. Однако другие дайме справедливо полагали, что страной должен править сёгун. А мальчику нужно было сначала вырасти, а потом доказать, что он унаследовал способности своего отца. К тому же на пост сёгуна кандидатура уже была — все тот же Токугава Иэясу, который был достаточно мудр, хитёр, опытен в военных делах и имел в своих руках богатейшую рисоводческую провинцию Канто на восточном побережье страны. Совпадение или нет, но и сейчас это богатейшая часть Японии, где располагается столица Токио и промышленный центр страны Иокогама.

Сам Токугава тоже хотел быть сёгуном, но до времени во всеуслышание заявлял о своей верности завещанию Хидэёси и поддержке его сына Хидэёри. Однако нашёлся человек, который решил пойти «поперёк батьки» и тем самым спровоцировал всеобщее выступление. Им оказался Уэсуге Кагэкацу, также один из регентов, который, не испросив разрешения у Токугавы, начал собирать сторонников, покупать оружие и боеприпасы — то есть открыто готовиться к войне. Владения его находились на севере от столицы города Эдо (старое название Токио), поэтому, если бы началась война, Токугаве пришлось бы сражаться сразу на нескольких фронтах. Но хитрый Иэясу воспользовался своим правом старшего регента, объявил Уэсуге мятежником и призвал всех вассалов Хидэёси выступить против него, поскольку он нарушает мир в стране.

Понятно, что Исида Мицунари не мог не поддержать верного ему человека и в свою очередь призвал своих сторонников восстать против Токугавы, которому поставил в вину якобы его желание сделаться сёгуном вместо законного наследника Хидэёри. Поскольку основные силы и сторонники Иэясу находились на востоке страны, войска их коалиции назвали «Восточными», а силы Исиды Мицунари, находившиеся на западе, — «Западными». На стороне Исиды были сокровища, накопленные в Осаке, на стороне Токугавы — большая часть рисовых запасов империи. 1 сентября 1600 года его войска двинулись в сторону Осаки, где собирались главные силы Исиды Мицунари.

Решительная победа

Противники встретились в долине между горами у небольшой деревни Сэкигахара 21 октября 1600 года. У Мицунари было порядка 80 тысяч человек, у Токугавы — 74 тысячи, причём эти цифры можно считать достоверными, поскольку японцы были одержимы манией записывать все и вся, начиная от количества мобилизованных в армию солдат и вплоть до выданных им копий.

Каких-то серьёзных укреплений на месте сражения при Сэкигахаре не существовало — их просто не успели бы установить ни те ни другие, и это был типичный встречный бой, когда две армии, прямо с марша и лишь немного переждав, бросились одна на другую. Едва лишь над полем боя разошёлся туман, как в восемь часов утра тридцать всадников во главе с младшим сыном Токугавы, первыми ринулись в атаку. Битва началась.

От воинов в мокрых доспехах, разгоряченных сражением, валил пар, а всё поле затянуло густыми клубами порохового дыма. Самураи «восточных» то и дело бросались на противника, однако, несмотря на всю свою отвагу, прорвать фронт «западных» им так и не удалось. Сложилась ситуация равновесия сил, чреватая поражением как одной стороны, так и другой.

На Западе, особенно после фильма «Последний самурай», некоторые думают, что благородные самураи принципиально не пользовались огнестрельным оружием. Пользовались — и ещё как! Португальцы вместе с христианством завезли в Японию ружья и научили японцев с ними обращаться ещё в XVI веке. Очень способные к военному делу, самураи не упустили возможности воспользоваться огневым преимуществом. Другой вопрос, что ружья стоили дорого, а после закрытия Японии для иностранцев новинки вооружения в Страну восходящего Солнца практически не поступали несколько веков, но это тема уже для другой статьи. При Сэкигахаре, как и во всяком типичном столкновении самурайских войск, ряд за рядом вперёд выходили аркебузиры (как, кстати, и в Европе) и давали залп: первый ряд с колена, второй — стоя. А пока они перезаряжали своё оружие, их прикрывали солдаты с копьями длиной более пяти метров, а лучники засыпали противника стрелами. Слуги-вакато ожидали позади них с коробами стрел и тут же бежали пополнять их боезапас. Конные атаки были стремительными и наносились во фланг. При этом стрелков прикрывали копейщики, от которых требовалось наносить удар копьём в шею лошади.

Тем временем к месту боя подтягивалась вторая часть войска Токугавы, численно превосходившая первую. Увидев приближение главных войск, союзник Исиды, Кобаякава Хидэаки, согласно секретной договорённости с Токугавой, приказал своей армии атаковать правый фланг войск Исиды, которые совершенно не ожидали такого предательского нападения. Сам Кобаякава повёл часть войска в тыл отряда у равнины. В конце концов подошедшая вторая часть войска Токугавы опрокинула деморализованные армии Исиды. Последнему пришлось бежать с поля боя. Три дня он скитался по лесам, пытаясь добраться до побережья, но заболел дизентерией и в таком жалком состоянии был выдан своему противнику. Токугава приказал сначала зарыть его по шею в землю, а затем, после того как он провёл так три дня, перепилить ему шею бамбуковой пилой.

В итоге Токугава Иэясу одержал безоговорочную победу и вскоре — с благословения императора — стал сёгуном. Впоследствии его потомки почти 250 лет будут править Японией, в стране больше не будет гражданских войн и крупных социальных потрясений, а период будет назван «эпохой Эдо». Лишь во второй половине XIX века потомки проигравших при Сэкигахаре самураев решат взять реванш — возвысить императора и уничтожить деградировавший к тому времени сегунат. Япония откроется Западу, отменит самурайское сословие и пойдёт по пути реформ. И это будет уже совсем другая страна.

Журнал: Война и Отечество №4, апрель 2019 года
Рубрика: Войны древности
Автор: Кирилл Кузнецов


Метки: власть, война, Япония, сражение, Война и Отечество, битва, самураи


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023