Битва за Воронеж в 1942 году: чем она превзошла Сталинградскую?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Случилось так, что в прошлом году мне пришлось лечь в госпиталь. Но и на этот раз журналистская судьба благоволила ко мне. Моим соседом по палате оказался 92-летний ветеран войны Павел Петрович Демичев. Вечером после всех процедур мы смотрели по телевизору трансляцию торжеств по случаю 70-летнего юбилея победы под Сталинградом.

Битва за Воронеж в 1942 году: чем она превзошла Сталинградскую?
— Конечно, Сталинградская битва сыграла огромную роль в переломе войны, — неожиданно подал реплику этот немногословный человек. — Но и Воронеж, и битва за него стоят того, чтобы присвоить ему звание города-героя.

Преграда на пути

— Ну, посуди сам, Иван Антоныч, — продолжал Демичев, — по продолжительности и кровопролитности сражения, по числу задействованных немецких войск, по темпам наступления Воронеж превосходит Сталинград. Кроме того, он оттянул от Сталинграда значительную часть немецких войск. Битва за Воронеж началась на две недели раньше, чем Сталинградская. На него наступали 4-я танковая армия Гота, моторизованная дивизия СС «Великая Германия», 2-я армия фон Вейхса и 6-я полевая армия Паулюса (потом она повернула на Сталинград), 2-я венгерская, 8-я итальянская и 4-я авиационная армии, авиакорпус, зенитная дивизия, румынские части. И вся эта армада должна была с ходу захватить Воронеж, отрезав его от Москвы и Сталинграда.
После этого немцам открывался прямой путь на Кавказ, к заветной нефти, которая у них была на исходе. Захватить Воронеж фельдмаршалу с ходу не удалось. За два дня ожесточённых боёв гитлеровцам удалось прорваться к центру города. Но напрасно фон Вейхс радировал Гитлеру: «Фюрер, Воронеж в наших руках!» — занята была только правая часть города, и то не вся.

Город-фронт спас Сталинград

Павел Петрович, непосредственный участник тех событий, оказался тысячу раз прав.
— Ты сам посуди, какими силами нам пришлось тогда отбиваться, — продолжал он, близоруко щуря глаза. — Ополченцы, несколько батальонов НКВД, наша 232-я стрелковая дивизия, ещё недоукомплектованная, да сводный коммунистический батальон. Основные силы наших войск приказом командующего фронтом были перед этим отведены за Дон, якобы в целях перегруппировки. Кто же знал, что немец двинет на нас всю свою мощь?!
Неожиданное сопротивление русских (за один только день боёв гитлеровцы потеряли 13 тысяч солдат и 73 танка) заставило Гитлера уже 9 июля 1942-го отстранить от должности командующего группой армий «Юг» фон Бока за стратегический просчёт в этой летней операции 1942-го. Надо было бы отстранить от руководства и Голикова, командующего войсками на этом направлении. Но был образован Воронежский фронт под командованием генерала Ватутина. В ходе наших беспрерывных контрударов 40-й, 60-й, 5-й танковой армий были захвачены плацдармы на западном берегу Дона и в «районе СХИ» (историческая часть Воронежа). Масштабное сражение, которое там развернулось, многие исследователи почему-то скромно называют «боями на Воронежском направлении». На самом деле наши войска не давали гитлеровцам никакой передышки, оттягивая большое число немецких войск от Сталинграда. В отблеске сталинградской победы как-то потерялось сражение за Воронеж, он так и не стал городом-героем.
— Так, может быть, этот вопрос не поднимали?
— Да как же не поднимали?! — вспыхнул Петрович. — С того самого дня, когда началась череда награждений городов-героев, куда только местные власти, ветераны, общественность не обращались — от Никиты Хрущёва до Горбачёва. Всё без толку. Пытался восстановить справедливость Виталий Иванович Воротников, в ту пору первый секретарь Воронежского обкома партии. И что же ему ответили? Мол, в войну город был оставлен армией и перешёл под контроль врага. Но, простите, при чём тут воронежцы, пережившие невиданные злодеяния оккупантов? В каком ещё городе Европы был такой накал партизанской войны, когда действовало 165 отрядов? Все поднялись на борьбу с оккупантами. Воронеж превратился в город-фронт. Сам Геббельс вынужден был признать: «В среде трудно контролируемого населения действуют околдованные большевиками фанатики. Их не останавливают даже массовые расстрелы». А то, что Воронеж был оставлен армией, — вина недальновидного командующего Голикова, не разобравшегося в обстановке.
Нашли там, в Кремле, и другой надуманный повод. В ту пору, в 1950-е, создавался Варшавский блок, и встал вопрос о вхождении в него Венгрии. Как давать Воронежу статус города-героя, когда здесь в 1942-м полностью полегла 2-я венгерская армия? Так что, сказали на самом верху, извините, в интересах дипломатии — а товарищ Кадар, лидер Венгрии, болезненно воспринимает любое напоминание о Воронеже, где погибли 250 тысяч венгерских солдат, — замнём этот вопрос. И потом, Воронеж — закрытый город, сами знаете, что у вас ведутся секретные разработки в области авиационной и космической техники… Но благополучно развалился Варшавский блок, Венгрия вошла в НАТО, а о наших секретных разработках не знает только ленивый. Только в 2008 году Воронеж назвали городом воинской славы. Спасибо, конечно, но он стоит большего…

«Мадьяров в плен не брать!»

Еле успокоил я Петровича, схватившегося за сердце. Задал ему отвлекающий вопрос: почему венграм так не повезло?
— Так они же, изверги, тому сами поспособствовали, — оживился сосед по палате. — В городе с первых же дней развернулась ожесточённая партизанская война, в дело вступили наши снайперы. За август-сентябрь 1942-го снайперами было уничтожено около 10 тысяч гитлеровцев. На всех фронтах гремела слава о Людмиле Павличенко. На её счету было более 300 подбитых фрицев. После госпиталя её направили в США, чтобы поторопить с открытием 2-го фронта. На многолюдном митинге в Чикаго Людмила пристыдила союзников, мол, хватит прятаться за её спину. К тому времени немцы, почувствовав себя в Воронеже как на угольях, озверели. Но больше всех свирепствовали венгры. Захватив областную больницу, они заставили закапывать раненых живыми, вырезали на их телах звезды, поднимали на штык младенцев… Даже гитлеровцы не выдержали таких зверств. Приказом Гитлера венгров направили на хозяйственные работы.
А в наших войсках появился тогда негласный приказ: «Мадьяров в плен не брать!». Каждый из нас считал своим долгом перебить этих людоедов всех до одного… Вообще, по злодеяниям, творимых на воронежской земле, гитлеровцы превзошли самих себя. Ещё до начала боевых действий Гитлер приказал подвергнуть Воронеж тотальной бомбардировке. 13 июня 1942-го — воронежцы всегда будут помнить этот день — самолёты устроили над детским парком, где гуляли сотни малышей, охоту за ними. Не улетели, изверги, пока не завершили свою кровавую работу…

Стал на пути Чижовский плацдарм

— Обидно, что о битве за Воронеж мало кто знает, — делится ветеран. — Совинформбюро в течение нескольких недель не решалось сообщить стране страшную правду о бьющемся не на жизнь, а на смерть городе, заменяя её обтекаемыми словами: «Упорные бои идут в районе Воронежа». Стыдливо замалчивали, что Воронеж был оставлен войсками.
Вот ты знаешь, Антоныч, про Чижовский плацдарм? Не знаешь, — отвечает за меня Петрович. — А вот мне довелось его защищать. Есть на правом берегу Воронежа такое местечко — Чижовка, своего рода Невский пятачок. В конце августа — начале сентября 1942-го наше командование наметило закрепить за собой этот плацдарм. Но как это сделать? Кому-то из наших военных инженеров пришла в голову дерзкая мысль — построить переправу, чтобы форсировать реку. В течение нескольких ночей, укладывая по дну обломки кирпичей и бетона, выстроили переправу, на полметра скрытую водой. В одну из ночей сводные части 6-й стрелковой дивизии переправились и с третьей попытки смяли врага, а потом удерживали плацдарм в течение нескольких недель до конца сражения. Для поднятия духа солдат из Германии была переброшена дивизия, в составе которой в Первую мировую воевал сам Гитлер. Но после встречи с нами от неё остались только восемь человек. Город был полностью очищен от врага 25 января, за неделю до того, как победа пришла в Сталинград.
— Как вы-то оказались в Воронеже? — перевожу разговор на другую тему.
— Так я же родился там, а повзрослев, пошёл работать на завод «Коммунар», где незадолго до войны наладили производство катюш. Была в нашем городе и другая достопримечательность — авиационный завод, где выпускали грозные Илы. Гитлеровцы разбомбили их с «Коммунаром» в первую очередь. Вообще-то от прежнего Воронежа ничего не осталось. Гитлеровцы утащили в свой фатерланд на переплавку даже бронзовый памятник Петру Великому. Когда-то на воронежских стапелях строили под его началом российский флот. Надругались и над памятником Ленину — превратили его в виселицу. В лаборатории Воронежского университета гитлеровцы похитили чертежи и схемы самолёта со стреловидным крылом и потом выдали этот вариант за своё изобретение. Гитлеровцы сожгли Воронеж, но не убили его. Не так давно мне попалась на глаза секретная директива Гитлера №41. В ней говорится о том, что цель этой, главной операции на Восточном фронте в летнюю кампанию 1942 года — разбить и уничтожить русские войска, находящиеся в районе Воронежа. Далее планировалось продвижение войск на юг для соединения с группировкой в районе Сталинграда.

Сталинград на Дону

— Скажите, Петрович, а правда, что вы шли в бой с именем Сталина?
— Да, мы кричали: «За Родину, за Сталина!» Сейчас лишь ленивый не пачкает его имя. А для нас, фронтовиков, оно свято. Как говорил Шолохов: «Да, был культ, но была и личность. Какая это была глыба!…». Он же назвал Воронеж Сталинградом на Дону…
— А что за секретную железную дорогу гитлеровцы строили под Воронежем?
— Берлинку? — оживился ветеран. — Немцы не смогли захватить узловую станцию Лиски, и рельсовый путь на юг был для них закрыт. Тогда они решили проложить железнодорожную ветку в обход. Согнали более 100 тысяч военнопленных, и те с утра до ночи долбили закаменевшую землю кирками. Ветка — в народе её прозвали Берлинкой — строилась буквально на их костях…
— А где вы закончили войну? — спрашиваю собеседника.
— Под Кёнигсбергом меня тяжело ранило, так что Победу встречал на больничной койке. А когда подлечился, поехал восстанавливать Сталинград. Потом строил Волго-Дон, а после целину поднимал. В Воронеж в каждый отпуск наведывался. Удивляюсь, как смогли его поднять всего за пять лет. Видно, сам Бог помог…

Журнал: Тайны 20-го века №19, май 2013 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Иван Барыкин

Метки: СССР, война, Великая отечественная война, Тайны 20 века, сражение, город, бой, Воронеж, битва, войска, Сталинград, 1942




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —