Чакская война: Русские офицеры в Парагвае

В национальном музее Парагвая одним из самых ценных экспонатов считается простая деревянная доска — память о далёкой Чакской войне. На доске отступающий боливийский солдат второпях написал слова: «Если бы не проклятые русские офицеры, мы бы давно утопили ваше босоногое войско в реке Парагвай».

Фото: Чакская война — интересные факты

Гонимые революцией

После Октябрьской революции и Гражданской войны несколько миллионов бывших граждан развалившейся империи бежали из России. Судьба и горькая доля эмиграции разбросала их по всему миру. Чиновники и предприниматели, журналисты и помещики, писатели и актёры, светские дамы и продажные кокотки — кого только среди них не было, И, конечно же, офицеры, юнкера и солдаты белой армии.
Чужбина неласково встретила их — нищета, голод, отсутствие элементарных бытовых условий, презрительное и даже враждебное отношение местного населения. О работе по специальности и соответствующем статусе не приходилось даже мечтать.
Постепенно в эмигрантской среде распространился слух о далёком Парагвае, где русских ждут, где им будут рады, где каждый сможет работать по любимой специальности: инженер — инженером, а офицер — служить в армии.

«Туз кавалерии»

Первым из белых офицеров в загадочной южноамериканской стране оказался молодой казачий офицер Святослав Всеволодович Голубинцев. Последний его чин в белой армии — штабс-ротмистр. После эвакуации из Крыма недолго служил во французском Иностранном легионе. Затем уехал в Южную Америку, и в июле 1921 года был зачислен лейтенантом в парагвайскую кавалерию. 8 1922 году в Парагвае началась гражданская война, военный министр полковник Шерифе попытался свергнуть правительство страны, возглавляемое адвокатом доктором Ажало. Большинство офицеров и солдат перешли на сторону мятежников. Одним из немногих, кто остался верен правительству, был Голубинцев, принявший активное участие в боях с превосходящими силами противника. Командуя эскадроном драгун, он одержал первую победу на улице Лавров на окраине Асунсьона — столицы Парагвая. Короткий бой, не имеющий особого стратегического значения, имел зато большое моральное и психологическое воздействие на солдат и горожан. Газеты красочно расписывали, как бравый офицер, размахивая палашом, врубился в толпу мятежников, выкрикивая непонятные русские слова, которые экспансивные парагвайцы приняли за таинственные заклинания. В газетах его называли «тузом парагвайской кавалерии», а в народе он получил кличку капитан Сакра Дьябло (Могучий Дьявол). Голубинцев дослужился до капитана, командовал эскадроном эскорта президента, участвовал во многих боях. После подавления мятежа уехал в Бразилию.
Святослав Голубинцев оказался, ко всему прочему, ещё и талантливым литератором. Его книга «В парагвайской кавалерии» имела большой успех и привлекла внимание русской эмиграции к экзотическому Парагваю. А самое главное — парагвайские власти, убедившиеся на примере Голубинцева в верности и мужестве русских, начали приглашать белоэмигрантов к себе в страну в качестве специалистов и военных инструкторов. В отличие от стран-соседей Аргентины, Бразилии и Боливии, где в местных армиях служили немецкие офицеры.

«Русский очаг»

И парагвайцы не обманулись в своих ожиданиях. Уже в 1924 году в страну приезжает генерал Иван Тимофеевич Беляев — очень известный в эмигрантских кругах человек, бывший командующий артиллерией Первого конного корпуса Добровольческой армии. Главной целью его приезда было создание «Русского очага» — колонии русскихэмигрантов в Парагвае.
Парагвай для Беляева был желанной страной. Ещё в детстве Ваня Беляев увлёкся изучением жизни парагвайских индейцев. С годами увлечение переросло в серьёзное хобби. Многие утверждали, что он лучший специалист по быту южноамериканских племён. Что, живя в заснеженном Петербурге, он знает о парагвайских индейцах чуть ли не больше, чем сами парагвайцы.
Власти были рады заполучить такого подданного. Военный министр Луис Риарт поручил генералу провести несколько экспедиций в глубь сельвы, в неизведанные районы Байя-Негро и Чако. Всего за период с 1924 по 1931 год было совершено 13 экспедиций, которые носили в основном военно-разведывательный характер. Но попутно изучались топография местности, зоология и ботаника, а также этнография индейских племён.
Парагвай по сравнению с другими южноамериканскими государствами в то время был дикой и отсталой страной. Очаги цивилизации жались здесь по берегам рек Параны и Парагвая, в которых царствовали пираньи. Отойди на несколько километров от берега, и тебя окружат девственные джунгли с обезьянами и леопардами, тьмой паразитов и ядовитых гадов. Часто экспедиции, уходящие в сельву, не возвращались. Их попросту съедали индейцы-людоеды, наводящие ужас на всю Америку.
В перерывах между экспедициями генерал Беляев пишет призывы к со отечественникам, чтобы они приезжали в далёкую страну. Уже летам 1924 года президент доктор Ажало дал согласие на создание в Парагвае русского культурного ядра.
И потянулись со всего мира в маленький Парагвай бездомные русские белые. Их было мало, всего около двух тысяч, но сделали они для новой родины очень много. Русские инженеры-путейцы прокладывали в джунглях дороги и строили мосты, русские моряки создавали парагвайский флот, русские доктора лечили в больницах. Выходцами из России был организован инженерный факультет в университете Асунсьона. Планировалось, что в Парагвае русская колония разрастётся до 50 тысяч человек, но этому помешала начавшаяся война между Парагваем и Боливией.

Знаете ли вы что…

После Чакскои войны Парагвай получил три четверти территории Чако, а долгожданный выход к воде — короткий участок на реке Парагвай, где был построен порт. Правда, нефти на спорной территории оказалось.

Разногласия

Район Чако — давняя спорная территория, на которую претендуют и Боливия, и Парагвай. Когда там нашли большие месторождения нефти, разногласия между странами резко обострились. Кроме того, хоть оба государства и находятся в центре континента, Парагвай благодаря своим судоходным рекам имеет выход в море и владеет морским флотом. А для боливийцев прорваться к океану — давняя и заветная мечта.
Боливийская армия под командованием германских офицеров во главе с генералом Гансом Кундтом, получившим звание генералиссимуса, численно и технически превосходила парагвайские полупартизанские войска. У боливийцев имелись и авиация, и артиллерия, и даже танки. Кроме того, они пользовались поддержкой американских нефтяных компаний, не жалевших денег на амуницию и вооружение.

Чакская война

Война началась 10 мая 1932 года с захвата боливийцами форта Антонио Лопес. Особенно ожесточённые бои у местечка Бакерон, где неувядаемой славой покрыл себя капитан Орефьев-Серебряков, ставший национальным героем Парагвая. «Эль капитан русо», как его называли солдаты, повёл свой батальон в штыковую атаку. Стрельба стихла. Солдаты обеих сторон вставали из окопов, смотря на смельчаков, демонстрирующих презрение к смерти. Капитан Оре-фьев-Серебряков с криком: «Вперёд! Да здравствует Парагвай!» бросился на врага. За ним в атаку побежали не только солдаты его батальона, но и вся армия. Опомнившиеся боливийцы открыли ураганный огонь, которым был сражён русский офицер. Подвиг капитана поднял моральный дух парагвайцев, а падение стратегически важного форта Бакерон приблизило победу.
Почти 90 белых офицеров воевали на Чакской войне. Генерал Беляев к концу войны стал начальником Генерального штаба, генерал Николай Эрн командовал дивизией, 12 человек были командирами полков, остальные командовали батальонами, ротами, батареями. Пять офицеров геройски погибли — С. Салазкин, Б. Касьянов, Н. Гольдшмит, В. Малютин, И. Оранжереев. Но их смерть не была напрасной. Босоногие индейцы, вооружённые винтовками, рассчитывая лишь на трофейные боеприпасы, под командованием русских офицеров смогли победить превосходящие силы боливийской армии. Встретившись со старым противником — германскими офицерами, наши применяли тактику манёвра и массированного артиллерийского огня. А из боливийской армии с позором изгнали генерала Кундта, не оправдавшего надежд в битве за форт Нанава.

Русские имена

Будущий диктатор Парагвая Альфредо Стреснер, сын немецкого колониста и индианки, воевал в Чакской войне под началом Беляева. Благодаря влиянию белых офицеров он стал антикоммунистом. Стреснер любил захаживать к старым боевым товарищам и пить текилу под солёный огурчик. Кстати, в Парагвае, в отличие от других латиноамериканских стран, предпочитают пить под закуску. Это тоже пришло от русских.
Многие улицы в Асунсьоне носят русские имена: команданто Салазкин, команданто Касьянов, форт команданто Серебряков.
Генерал Беляев скончался 19 января 1957 года в Асунсьоне. В Парагвае на три дня был объявлен траур. Покойного отпевали в Колонном зале Генерального штаба с отданием воинских почестей как национальному герою. У гроба несли дежурство первые лица государства. По завещанию генерала его тело было передано совету старейшин гуарани для погребения на территории индейских поселений. Сейчас эта могила считается святым местом. И до сих пор слово «русский» в Парагвае — это синоним чести, верности и мужества.

Журнал: Тайны 20-го века №19, май 2011 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Эрик Аубакиров





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —