Так называемая «Собачья война» на Балканах, которую ещё называют Петричским инцидентом, стала едва ли не единственным конфликтом, в котором аморфная Лига Наций проявила неожиданную твёрдость и предотвратила начало крупномасштабного военного столкновения.

Болгаро-греческий вооружённый пограничный конфликт

Что такое Собачья война или Петричский инцидент 1925 года?

4 октября 1925 года на греко-болгарской границе началась стрельба. О её причинах обе стороны рассказывают разное. Греки утверждают, что у их пограничника вырвалась собака, побежала на территорию сопредельного государства, а он последовал за нею. Есть версия, что этот солдат хотел покормить и погладить не своего, а бродячего пса, но тот сбежал от него в сторону Болгарии. Грек, следуя за ним, пересёк границу. А там в него выстрелил болгарский пограничник. И убил.

Выстрелы на границе

В болгарской версии никаких собак нет. Пограничники с этой стороны рассказывали, что они на посту №1 (Демир-Капия) 6-го пограничного участка занимались своими мирными делами — стирали бельё, а один из них играл на гайде — это что-то вроде волынки. И тут с сопредельной стороны подкрался пограничник-грек, который якобы уже неоднократно угрожал, что «напьётся крови болгарских солдат». Он выстрелил в одного из болгар, слушавшего музыку своего товарища, но промахнулся. Тогда пограничники открыли по нему огонь и убили. На выстрелы прибежали греки, которые попытались забрать тело своего товарища, но им не дали этого сделать. При этом убили ещё и греческого капитана.

Командование болгар, получив данные об инциденте, распорядилось прекратить огонь и вступить в переговоры, но с той стороны последовал отказ. Ночь на 20 октября прошла спокойно, а днём греки произвели воздушную разведку. Болгары не открывали огня по одинокому самолёту-разведчику. Они вновь отравили телеграмму командиру греческих пограничников с предложением встретиться и договориться о решении проблемы. Ответа не было… В Интернете можно найти информацию, что в ночь на 21 октября греки устроили вылазку и полностью вырезали одну из болгарских погранзастав — 50 человек. Крайне сомнительно, чтобы там проспали такую диверсию, учитывая сложную обстановку на границе, а также общее число жертв, названных болгарами после завершения конфликта.

21 октября командир греческого погранбатальона согласился на встречу, но на неё не явился, а стрельба на границе возобновилась. К тому же с нескольких болгарских постов сообщили, что на сопредельной стороне концентрируются неприятельские войска.

Болгары, теперь уже на уровне правительства страны, выразили сожаление и ещё раз попытались вступить в переговоры. Греки выдвинули ультиматум — провести расследование за 48 часов, наказать виновных, публично принести извинения за убитых пограничников и выплатить два миллиона французских франков их семьям.

Болгары ответили отказом.

Актуальный casus belli

Болгарии, не так давно потерпевшей поражение в Первой мировой войне, воевать очень не хотелось. Однако генералу Теодоросу Пангалосу, совершившему в Греции 25 июня 1925 года государственный переворот и пришедшему к власти, маленькая победоносная война была в самый раз. У него на носу были выборы, и военный успех мог повлиять на их результат.

Генералу было известно, что согласно Нёйискому мирному договору с Антантой от 1919 года болгарам было запрещено держать у границ крупные воинские континген-ты. Греческая авиаразведка подтвердила, что все так и обстоит. И у Пангалоса появился план — захватив приграничный район Болгарии с несколькими сёлами и городком Петрич, добиться выполнения ультиматума, что повысило бы его авторитет перед выборами. А может, ему бы даже удалось присоединить эту территорию к Греции…

И генерал отдал приказ о наступлении, хотя официально войны болгарам никто не объявлял.

22 октября 6-я греческая пехотная дивизия с горными пушками, миномётами и пулемётами перешла границу на 30-километровом участке. Войска вторглись вглубь на 10-12 километров. При этом было захвачено 10 болгарских сёл — Кулата, Чучулигово, Марино-Поле, Марикостиново, Долно Спанчево, Ново-Ходжово, Пиперица, Лехово и другие — Затем греки двинулись на Петрич.

Болгары эвакуировали вглубь страны около 15 тысяч мирных жителей. Министр обороны Иван Вылков направил в зону конфликта 7-ю пехотную дивизию, но приказал войскам двигаться не спеша, надеясь, что правительство всё же решит вопрос мирным путём. Премьер-министр Александр Цанков уже обратился к великим державам и в Лигу Наций, чтобы они остановили греков.

Поэтому глава оборонного ведомства велел командиру 7-й дивизии не приближаться к границе, чтобы не нарушить Нёйиский договор. Болгария должна была выглядеть жертвой агрессии в чистом виде.

Рояль в кустах

Агрессоров пытались сдерживать только малочисленные подразделения пограничной стражи, которые откатывались за реку Струма. В Петриче стоял небольшой гарнизон — 200 солдат, и они вряд ли бы долго продержались против превосходящих сил. 22 октября греки уже вышли к окраинам города. Но тут…

По Петричу разнёсся клич: «Четники к бою!». За несколько часов улицы наполнились хорошо вооружёнными людьми, у которых были винтовки, револьверы, гранаты и даже пулемёты. Дело в том, что в приграничном городке проживали четники — бойцы, которые были родом из болгарских территорий, оказавшихся под властью других стран. Они боролись там за воссоединение этих земель с Болгарией партизанскими методами, а в случае опасности возвращались в эту страну, где набирались сил.

Приграничные государства не раз указывали Софии на необходимость разоружить четнические отряды. Однако, во-первых, правительство Болгарии использовало их для подавления у себя крестьянских выступлений, а во-вторых, на фоне вынужденного ослабления национальной армии это была вооружённая сила, с которой приходилось считаться. В одном Петриче было порядка четырёх тысяч четников, большинство которых — бойцы, закалённые тремя войнами (Первой и Второй Балканскими и Первой мировой).

Этот фактор учли даже греки, когда их офицеры увидели в бинокли, как в окопах на окраине города рядом с пограничниками устраиваются люди в полувоенной одежде. О них разведка ничего не сообщала.

— Нам же говорили, что у болгар здесь нет войск.

А тут — четники! Их тысячи! — полетели в штаб греческой армии панические телеграммы.

Наступление остановилось. Правда, греки для острастки все же обстреляли из пушек Петрич, но в атаку идти не решились.

Тогда возглавивший оборону города воевода четников Георгий Вындеев организовал несколько вылазок по ночам. Понеся потери, греки отыгрались на мирном населении — сожгли несколько сел и расстреляли пойманных там мужчин.

29 октября, под давлением Лиги Наций, греческие войска покинули захваченную территорию. При этом они разграбили захваченные села, угнали оттуда скот и собрали весь урожай на полях. Иностранные корреспонденты, посетившие зону конфликта, зафиксировали притеснения мирного населения и грабежи.

По данным болгарской стороны, их потери составили — один офицер, четыре солдата, четыре четника и десять мирных жителей. В некоторых источниках ещё говорится о гибели 50 горожан Петрича от вражеского артобстрела. Потери греков болгары оценили в 120 солдат и офицеров. Греческая сторона от комментариев воздержалась.

Лига Наций постановила

Вскоре в зону конфликта прибыла международная комиссия Лиги Наций. Её возглавлял британский посол в Мадриде Хорас Рамболд. В состав комиссии вошли генерал Серини (Франция), генерал Ферарио (Италия), Адлер Кройц (Швейцария) и Дроглевер Форту и н (Голландия). Они изучили ситуацию на месте, определили ущерб и предоставили Лиге Наций, а также правительствам Болгарии и Греции свои рекомендации.

Вторжение было признано необоснованным и греческое правительство назвали виновным в потерях и страданиях болгарского населения. Афины обязали выплатить компенсацию.

Деньги греки заплатили только в декабре 1925 года. В переводе на национальную валюту сумма компенсации составила 30 миллионов левов, из которых 1,2 миллиона выплатили жителям Петрича. Однако те отказались взять деньги себе и построили на них смешанную (мужскую и женскую) гимназию. Компенсационных денег не хватило и жителям Петрича пришлось добавлять свои средства, но осенью 1929 года гимназию всё-таки открыли. А в 1930 году улицу, на которой она стоит, назвали «22 октября» — в честь дня, когда защитники города не впустили в него захватчиков.

Журнал: Загадки истории №6, февраль 2022 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Олег Тарасов




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Загадки истории, война, Греция, собака, граница, инцидент, 1925


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022