Ровно тридцать лет назад Словения в одностороннем порядке провозгласила независимость от Югославии. Белград танками и самолётами попытался урегулировать эту ситуацию, но заведомо более слабое словенское ополчение внезапно вышло победителем в десятидневном конфликте, что положило начало затяжному кризису на Балканах.

Почему Югославия проиграла десятидневную войну Словении?

Десятидневная война в Словении 1991 - противники ключевые события и итоги

Вся королевская конница

Точкой отсчёта Десятидневной войны считается 27 июня 1991 года, но её казус белли случился несколько раньше, 25 июня. В этот день будущий первый президент Словении Милан Кучан провозгласил независимость Словении от Югославии и объявил суверенность наземных и воздушных границ республики, в ответ на что премьер-министр СФРЮ Анте Маркович приказал централизованным войскам народной армии (юна) взять под контроль обстановку в мятежной столице. По приказу Марковича к трём часам дня 27 июня части 5-го военного округа со штабом в Загребе должны были отрезать Словению от внешнего мира: оцепить все по-гранпереходы на границе с Италией, Австрией, Венгрией и Хорватией, Междунаредный аэропорт Брник и порт Копер на единственном 46-километровом перешейке, где Словения соприкасается с Адриатическим морем. По документам, в распоряжении армии были тысячи единиц военной техники, но на деле всё обстояло несколько скромнее. На 35 000 солдат и офицеров приходилось 700 танков, 370 БМП и Бтр, воздушный флот из 87 самолётов и 37 многоцелевых вертолётов и в общей сложности около 930 пушек, гаубиц и реактивных систем залпового огня. Однако даже с такими значительными корректировками юна на голову превосходила словенские силы, представленные преимущественно ополчением.

Расчёт был предельно прост. По задумке, сепаратисты, лишь завидев на горизонте грозные югославские танки, должны были осознать весь беспробудный ужас бунтарского бытия, побросать оружие вместе с вольным духом в придорожную пыль и опрометью броситься назад под окаймлённую золотом звезду единой федерации. Как же они ошибались…

«Мама, я партизан»

Дело в том, что с — момента становления биполярного мира и создания Движения неприсоединения правительство Югославии не без оснований полагало, что у него нет союзников ни в НАТО, ни среди стран Варшавского договора, и не тешило себя иллюзиями по поводу боеспособности собственных войск. В случае вторжения на территорию СФРЮ военные махины любого из потенциальных противников по обе стороны баррикад не просто смели бы всю югославскую армию, но и по инерции прокатились бы по стране, остановившись лишь у противоположной границы. И то для того, чтобы соскрести с гусениц то, что осталось от защитников. Поэтому югославская армия изначально «затачивалась» под ведение партизанской войны. Это привело к созданию системы территориальной обороны — частей народного ополчения союзных республик, входящих в состав Вооружённых сил и действующих параллельно с юна, которую содержала федерация в целом. У них не было тяжёлой техники, как у «официальных» войск, зато имелось неплохое переносное вооружение и богатый диверсионный арсенал, унаследованный от югославских партизан, воевавших с фашистскими оккупантами и коллаборационистами в годы Второй мировой войны. И, как показала практика, более ответственные стратеги.

Ночь свободного дня

А момент провозглашения независимости словенская Территориальная оборона насчитывала 15707 постоянных членов и 20000 резервистов, из которых более чем 80% процентов откликнулись на призыв о мобилизации. Помимо ополчения, ряды защитников жаждущей эмансипации Словении пополнила милиция — более 7000 рядовых и офицеров, не считая бойцов элитных спецподразделений МВД ZEM и SEM, занимавшихся защитой первых лиц государства и обеспечением антитеррористической безопасности.

В ночь с 26 на 27 июня, когда из ангаров под Любляной вышли югославские танки, то приступила к реализации плана, разработанного за несколько месяцев до отделения. Вернее, это были сразу три взаимосвязанных плана. Один из них предполагал удержание границ республики и иностранных пропускных пунктов, второй — блокирование и захват оружейных складов, ангаров, казарм, командных пунктов и прочих нервных узлов юна, третий — создание убежищ для югославских бойцов, которые перейдут на сторону словенцев. Помимо продуманного порядка действий, в пользу сепаратистов сыграл и тот факт, что распоряжения Марковича в соответствии с действующим порядком были обнародованы сразу после утверждения, так что в Любляне почти за сутки знали, к чему готовиться.

Пока армия сосредоточилась на удержании внешних границ, Территориальная оборона успела превратить Словению в «партизанский парк развлечений».

Первый ход - решающий

За час до полудня 27 июня артиллерийская колонна юна, очень даже бодро отмахавшая первые километры от границы с Хорватией, внезапно застопорилась на полпути к Любляне под Медведеком: шоссе было заблокировано грузовиками. Само дорожное полотно и виадук над ним были подготовлены к подрыву, а затор и прилегающие к дороге леса прикрывали части то. Дальнейшее продвижение было невозможным и на других направлениях. То здесь, то там техника юна натыкалась на засады и баррикады. Мосты и дороги оказались перекрыты, а местное население встречало незваных гостей крайне враждебно. 32-я механизированная колонна, выступившая из хорватского Вараждина, и вовсе не смогла пересечь границу — помешала баррикада из тракторов, устроенная на мосту через реку Драва. Югославские танкисты попытались расстрелять её из пушек, но лишь собственноручно отрезали себе путь, повредив мост.

Основные боевые действия разворачивались близ столицы Словении. На первых порах бронетанковая бригада федеральной армии, получившая приказ взять Брник, без труда прорывалась через заграждения, но из-за спешки и вынужденного продвижения по бездорожью потеряла несколько танков и БМП, которые вскоре стали желанной добычей для обеих сторон. Югославы заняли аэропорт, но оказались в кольце под миномётным огнём. Аналогичным образом обстояли дела у частей, отправленных на усиление отрядов на границе с Австрией: бойцы юна без труда устанавливали контроль над пропускными пунктами, но после неизменно обнаруживали себя в окружении. Появились первые потери. Тем же вечером над Любляной из ПЗРК был сбит югославский Ми-8.

В результате к исходу первого же дня не в пример более мощная и грозная армия оказалась деморализована поражениями и массовым дезертирством служащих словенской национальности.

Ход 10-дневной войны

28 июня авиация юна перешла от разведки к бою. Над городами республики то и дело разносился вой сирен, предупреждающий мирных жителей об очередном авианалёте. Самолёты забрасывали бомбами блокировавшие дороги грузовики и трактора, но исправить ситуацию это не помогло: раскуроченные машины по-прежнему оставались на местах и мешали продвижению. В тот же день в районе Нова-Горица на границе с Италией словенцам удалось уничтожить три Т-55 и захватить ещё три танка, в результате чего четверо югославских военных погибло. Повсеместно отрезанные от товарищей и снабжения гарнизоны сдавались в плен сепаратистам, но это не спасало их от расправы: трое югославских военных были расстреляны словенцами на австрийско-югославской границе.

29 июня, несмотря на то что главы СФРЮ и Словении сели за стол переговоров, на границе с Италией произошла одна из самых ожесточённых перестрелок той войны, в результате чего с обеих сторон погибло по меньшей мере 40 человек.

30 июня юна наконец удалось преодолеть затор под Медведеком, но вскоре подступы к столице вновь преградили заминированные грузовики. В течение дня бойцам то удалось захватить казармы горнострелковых батальонов под Кранем и взять в плен 416 солдат и офицеров югославских погранвойск в Дравограде. А прогремевший после заката взрыв на складе боеприпасов в Чрни Врхе, от которого осталась лишь 18-метровая воронка, окончательно сломил и без того неважный боевой дух югославов. Да и ополченцы были заметно измотаны. Многие из них находились в полевых условиях больше 10 дней.

Активные боевые действия прекратились 4 июля, а 7-го числа того же месяца под давлением Евросоюза стороны подписали Брионское соглашение, утвердившее независимость Словении от Югославии. За десять дней войны Словения потеряла 22 человека убитыми и 182 ранеными. С югославской стороны погибло 45 человек, 146 получили ранения и около 5000 оказались в плену. Причём пострадали и мирные жители — словенцы, сербы, хорваты.

Десятидневная война - причины конфликта

Строго говоря, инцидент, положивший начало Югославским войнам 1991-2001 годов, был отнюдь не спонтанным решением. Раскол между политическим центром и составными частями СФРЮ наметился ещё в последние годы жизни её лидера и основателя Иосипа Броз Тито. Конституционные реформы 1970-х годов наделили союзные республики большей самостоятельностью, что в целом было совсем не плохо, но со смертью Тито в 1980 году верховная власть перешла в руки Президиума, после чего партийный аппарат погряз во внутренних распрях.

Словения, в отличие от других республик, была относительно однородна в национальном плане и в свете последних реформ активнее всех выступала за суверенитет. Ориентированным на западных соседей Италию и Австрию католикам-словенцам претило государственное устройство, основанное на превосходстве сербского народа, по той же причине они не желали мириться с «навязанным» социализмом, пожелав строить демократию. Ещё в 1989 году беспокойная республика приняла декларацию о создании независимого государства, годом позже без одобрения Белграда выкинула из названия республики слово «социалистическая», а в конце 1990-го практически единогласно высказалась за суверенитет на всенародном голосовании, причём инициативу поддержали даже рядовые сербы.

Центральные власти надеялись, что Любляна воздержится от опрометчивых решений, потому как отделение грозило колоссальными экономическими потерями (Югославия была главным потребителем словенской продукции и обеспечивала значительную долю материальной базы), но 25 июня расставило всё на свои места. Или, скорее, повергло шаткое равновесие в хаос. Вслед за Словенией восстала её единомышленница Хорватия, а затем — Босния. Распад Югославии перерос в жестокий затяжной конфликт, в который ввязались войска Североатлантического альянса.

Журнал: Война и Отечество №9, сентябрь 2021 года
Рубрика: Холодная война
Автор: Аглая Собакина





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: война, июнь, Война и Отечество, независимость, Югославия, июль, кризис, 1991, Малькольм III


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022