Ночной звонок выдернул Милана Кучана из душа. Несколько часов назад была провозглашена независимость Словении, а сейчас ему уже сообщают, что из казарм в Врхнике выходят югославские танки. После нескольких неудачных попыток связаться с военными Кучан позвонил в Белград, разбудил премьер-министра Югославии Анте Марковича, но тот, удивившись, сообщил, что не давал указаний начинать боевые действия…

Военный конфликт Словении и Югославии

Десятидневная война Югославии и Словении в 1991 году

Противники югославской армии

Командование Югославской народной армии (ЮНА) задействовало в операции против Словении подразделения 5-го военного округа, почти половина корпусов которого дислоцировалась на территории отделившейся республики. Воздушное прикрытие обеспечивал 5-й корпус ВВС и ПВО.

Оперативный замысел был простым: сводные отряды покидали места постоянной дислокации и выдвигались к ближайшей цели. Сомнений в том, что словенцы не окажут никакого сопротивления, не было. Но это предположение оказалось настолько ошибочным, что было сложно не заподозрить предательство со стороны югославского командования, отправляющего солдат исполнять приказ.

В отсутствие верховного главнокомандующего обязанность отдать приказ о проведении операции досталась премьер-министру Анте Марковичу, постановление было опубликовано официально, и в Любляне узнали, к чему нужно готовиться, уже за 24 часа до начала операции.

27 июня. День первый

После полуночи на территорию республики вошли первые части ЮНА. В 9:50 утра начальник штаба то Словении Янез Слапар отдал всем подразделениям Территориальной обороны приказ удерживать пограничные переходы на границах с Хорватией, Италией, Австрией и Венгрией. Однако к моменту получения приказа частями то боевые действия уже шли вовсю. В 1:15 ночи границу пересекла колонна 580-й артиллерийской бригады ЮНА, но только через 4 часа наткнулась на первую баррикаду. Продолжив движение в 10:30, колонна двигалась ещё пять часов, но была окончательно остановлена у Медведека из-за заблокированной грузовиками дороги. Начались переговоры по урегулированию ситуации, но они ничем не увенчались. Колонна осталась на изгибе шоссе, окружённая словенскими бойцами, скрывающимися в окружающих лесистых холмах, до следующего дня.

Роте Т-55 из 32-й механизированной бригады ЮНА не удалось войти на территорию Словении при попытке перейти через мост, на котором была устроена баррикада. Попытка уничтожить её огнём пушек привела к повреждению самого моста, и подразделению пришлось возвращаться назад.

В первый день основные боевые действия проходили в районе Любляны. У 1-й танковой бригады была задача соединиться с 345-й горнопехотной бригадой в Кране и усилить заставы на границе с Австрией. Контроль над столичным аэропортом должен был взять 1-й танковый батальон, выславший к цели две колонны.

Сноровисто и быстро преодолевая баррикады и препятствия, колонны вынуждены были заплатить за скорость оставленным позади грузовиком сопровождения, медпунктом и машиной техзамыкания. Бригады были у аэропорта Брник уже через 2, 5 часа после выхода из казарм, но к этому времени словенские пилоты смогли увести четыре полицейских вертолёта на посадочную площадку у границы Хорватии. Танки и БМП заняли северную часть аэродромного комплекса, южная оставалась в руках словенцев. После попыток оттеснить противника маневрированием и оживлённой перестрелкой солдаты ЮНА стали закрепляться на оборонительных позициях у здания управления аэропорта. Бойцы то в это время стали все туже стягивать кольцо окружения.

27 июня были заблокированы практически все объекты ЮНА в Словении, была прекращена подача воды и электроэнергии военным, находившимся внутри, выключена телефонная связь. Особенно активно в течение всего дня действовали ВВС и ПВО Югославии. Около полудня на аэродроме Церклье приземлился Ан-26, и прежде, чем самолёт закончил движение, из него начали выпрыгивать бойцы парашютно-десантной бригады Югославии. Следом на посадку зашёл ещё один Ан-26 и Як-40, в общей сложности доставившие более 700 сотрудников МВД, которых тут же переправили на пограничные переходы. К вечеру аэропорт блокировали бойцы то, обстреляв его из миномётов. Ожидалось, что с наступлением ночи словенцы предпримут штурм, из Белграда поступил приказ к эвакуации авиабазы.

28 июня, Видовдан. День второй

Если в первый день боёв югославская авиация ограничивалась транспортными и разведывательными вылетами, то 28 июня пилоты ВВС и ПВО получили возможность продемонстрировать свой ударный потенциал.

В 10:15 пара «Супер Галебов» штурмовала ракетно-пушечным огнём ангары и позиции то в люблянском международном аэропорту Брник, и одновременно с этим открыли огонь М-84 1-й бронетанковой бригады. Вышли из строя все четыре пассажирских борта словенской авиакомпании «Адриа Эйрвейз», а из-за случившегося после обстрела пожара на стоянке автомобилей в одном из них погибла съёмочная бригада австрийского телевидения. Результаты работы словенской ПВО были неудачными: одна из ракет прошла мимо цели, другая поразила одну из построек аэропорта.

Первый удар по перекрывшим дорогу грузовикам и позициям то у Медведека, блокировавшим продвижение колонны 580-й артиллерийской бригады ЮНА, авиация нанесла в 10:47. Противники даже после обстрела остались на своих позициях, но вот боевой дух солдат ЮНА слабел, а ночью к словенцам перешли пять югославских военнослужащих.

Несильно помог авиационный удар и колонне 195-й моторизованной бригады, двинувшейся ранним утром к Шентилю. В деревне Штриховей она встретила затор из нескольких десятков железнодорожных вагонов и трейлеров. Когда по остановившимся Т-55 открыли огонь, югославский командир вызвал авиацию. Двумя ударами уничтожили несколько грузовиков, погибли четыре человека, а сами самолёты пересечением воздушных границ Австрии сильно обеспокоили Вену, из-за чего в воздух были подняты перехватчики Saab J35 «Дракен».

Колонна, тем временен, начала обходить заграждения через дворы и сумела прорваться, но всего за километр до Шентиля была окончательно остановлена очередной баррикадой. Наутро командир колонны принял предложение сдаться, так как топливо и боеприпасы были на исходе. То Словении получила шесть исправных боевых машин, из которых двумя днями позже была сформирована первая танковая часть республики.

У другой колонны 195-й моторизованной бригады дела обстояли чуть лучше. Она продвигалась к Дравограду, где с утра шла перестрелка между словенцами и солдатами ЮНА. Несмотря на поддержку с воздуха, танки и БМП так и не пробились к цели, а на земле словенцы всё успешнее перехватывали инициативу.

Также тяжёлые бои шли на западе Словении у границы с Италией. Майор Сречко Лисяк, выполняя полученный приказ, с частями 6-го округа то Словении и спецгруппой МВД атаковал 253-й отряд моторизованной бригады.

Был подбит один танк, у другого произошло самовозгорание, а ближе к вечеру словенцам сдалось около сотни югославских солдат, что сильно укрепило боевой дух защитников и их веру в успех противостояния.

Бойцы то и МВД Словении не встретили особого сопротивления в течение дня, заняли центр радиоперехвата в Рожнике и склад ЮНА в Боровнице, в котором находилось несколько сотен тонн оружия, боеприпасов и военного имущества. Продолжительная перестрелка, завершившаяся всего лишь за час до полуночи, привела к тому, что в руки словенцев перешёл пограничный переход в Холмеце недалеко от Дра-вограда, а в плен попал 91 пограничник. К моменту завершения перестрелки уже два часа как действовало соглашение о прекращении огня, к которому пришли в результате телефонной беседы между президентом Словении Миланом Кучаном и замом министра обороны СФРЮ адмиралом Станиславом Броветом.

Впрочем, боевые действия не остановились полностью. Ночью части 21-й бригады то Словении совершили налёт на позиции танкистов 1-й бронетанковой бригады ЮНА, ранив командира 1-го батальона, который руководил действиями у аэропорта Брник. Силы Югославии же, со своей стороны, на следующий день ранним утром отправили спецподразделение через Коперский залив, чтобы захватить пограничный переход Хорватии, но словенцы обнаружили солдат ЮНА при высадке и в перестрелке уничтожили двоих, ещё трёх ранили.

29 июня. День третий

Ночью с 28 на 29 июня при посредничестве Европейского сообщества в Загребе прошли переговоры между Словенией и СФРЮ. Стороны обсудили следующие условия нормализации ситуации:

• полное прекращение огня и вывод частей ЮНА с объектов на территории республики;

• 3-месячная отсрочка окончательного отделения Словении;

• предусмотренное Конституцией утверждение представителя Хорватии на порту председателя Президиума СФРЮ.

Соглашения не были воплощены в жизнь, хотя договорённости о прекращении огня более-менее держались. В течение суток продолжались отдельные столкновения, в плен сдавались отрезанные от своих подразделения ЮНА, а у аэродрома Брник оборону держали оставшиеся экипажи 1-й бронетанковой бригады, в то время как приданные им «серые береты» из 63-й парашютно-десантной бригады 289-го батальона военной полиции и сотрудники МВД СФРЮ капитулировали.

Министерство обороны Словении сообщало, что с начала боевых действий было взято в плен около пятисот солдат и офицеров ЮНА, а ещё 250 человек перешли на сторону словенцев. Потери югославских частей оценили в 20 убитых и 50 раненых, в то и МВД Словении были убиты 8 и ранены 35 человек, а также погибло 12 мирных жителей.

Очевидно, что у югославского командования не было ни чёткого плана действий в условиях, когда сопротивление словенцев нарастало, а также рецепта, применив который можно было бы вдохнуть боевой дух в призывников разных республик СФРЮ. Начальник штаба 5-го военного округа ЮНА генерал-лейтенант Андрия Рашета прибыл в Любляну для участия в переговорах со словенцами, чтобы достичь окончательного решения всех вопросов, связанных с прекращением огня. Он от имени югославского командования выдвинул 12 условий, но одно из них, требовавшее разобрать все баррикады, власти отказались принять. Представитель Министерства обороны СФРЮ в ответ выступил с ультиматумом, срок которого истекал в 9 утра 30 июня, который в Любляне должны были принять, или же штаб Верховного главнокомандования отдаст приказ о мобилизации и масштабной военной операции ЮНА против Словении.

Парламент республики был собран на экстренное ночное заседание, и ранним утром 30 июня было принято решение отклонить ультиматум, но согласиться на любое мирное соглашение, которое могло гарантировать независимость страны.

Обстановка накалялась и на верхах, где принимали решения, и на полях боя. Стороны заканчивали подготовку к новому раунду военных действий, который должен был вот-вот начаться.

Журнал: Война и Отечество №8, август 2021 года
Рубрика: Национально-освободительные войны
Автор: Клавдия Баженова




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: война, танк, Война и Отечество, независимость, Югославия, аэропорт, 1991, БМП


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022