Диверсионно-разведывательная группа, ДРГ — словосочетание, а прочно вошедшее в обиход во время боевых действий последних десятилетий. Когда нет прямого столкновения между войсками противниками, в тыл врага засылают небольшие группы по 3-4 человека для проведения разведки и диверсий. Но подобная тактика не является «новоделом», так как уже более ста лет назад на фронтах Первой мировой войны первые ДРГ уже действовали в тылу врага. Правда, ситуация тогда была непростая: Западный фронт 6~ыл изрыт траншеями, и проскользнуть сквозь плотную линию окопов было довольно сложно. Но выход нашёлся: загрузить разведчиков в самолёт и «сбросить» за линией фронта.

Парашютисты и диверсанты 1-й мировой войны

Диверсионно-разведывательные группы Первой мировой войны

Самолёты и разведчики

Само понятие военно-воздушных сил появилось лет за 5-6 до начала Первой мировой войны. Прогрессивные военные умы уже тогда считали самолёты наиболее подходящим средством, чтобы обрушить на противника град бомб, совершить штурмовку окопов из пулемётов или провести торпедную атаку на вражеский линкор. Но высшие чины командования не разделяли такой уверенности, полагая, что самолёт пригоден только для проведения визуальной разведки.
Большие манёвры, проведённые незадолго до войны, выявили, что без карт и знания наземных ориентиров пилотам сложно ориентироваться. Лётчики зачастую просто терялись в хитросплетениях дорог и населённых пунктов. Но в военных условиях, заблудившись, пилоты начали сажать «пташек» недалеко от деревень, чтобы собрать нужную информацию. И такой способ работал первые несколько недель с начала войны, хотя в целом авиаразведка была лишь малой частью всей фронтовой разведки. А вот у последней как раз таки возникли проблемы.
Фронты, врывшись в 1915 году в землю, мешали пешей или конной разведке добраться до места назначения незамеченными. Информация о противнике была необходима, и Генштаб принял решение использовать авиацию для переброса разведчиков через передний край фронта прямо в тыл к противнику. Решено было привлекать к разведке людей, которые когда-то проходили военную службу на захваченной немцами французской и бельгийской территории. Они знали местность, людей, возможно, даже имели связи среди местных жителей.
На эту роль отлично подошли бывшие таможенники, которые первыми встретили войну. После начала боевых действий таможенные части влились в армейские, а после из них начали формировать первые специальные разведывательные подразделения.
Бывших стражей границы обучали маскировке, ориентированию на местности, работе с почтовыми голубями. Им ограничили общение с внешним миром, запретили общаться друг с другом и даже дали новые имена. Также будущих диверсантов знакомили с устройством самолёта, чтобы в случае чего разведчик мог оказать пилоту посильную помощь.

Миссионеры

Разведчикам выдавали два комплекта одежды: гражданскую и военную, в первой легче затеряться среди местных, а диверсии лучше совершать в военной — так есть шанс попасть в плен, а не быть убитым на месте. Дело в том, что шпион, пойманный в военной форме, считался военнопленным, к которому применялись все правила ведения войны. А вот если тебя застукали одетым по гражданке, то без промедления ставили к стенке. С лёгкой руки какого-то штабиста разведчиков стали называть «миссионеры».
На задание миссионеры брали с собой поддельные документы на имя местного жителя, еду, деньги, фонарик, взрывчатку, ещё одну пару обуви, табак, а также пакет с сельдью, чтобы при необходимости можно было сбить собак со следа. Связь осуществлялась с помощью почтовых голубей, так что вдобавок ко всему перечисленному необходимо было ещё нести клетку с птицами и корм для них. Чаще всего разведчик выполнял 2-3 миссии, после каждой требовалось выпустить пару голубей с отчётом. Ещё двух с указанием времени и места нахождения разведчика нужно было выпустить после выполнения миссии. Корзину, в которой содержались голуби, после отправки последней пары необходимо было сжечь, так как её наличие в случае попадания в плен было явным свидетельством шпионажа.

Доставка

Первое время была проблема с выбором самолёта для доставки разведчика на место — уж очень тяжёлым и большим оказывался «груз». По всем параметрам подходили двухместные «Моран-Солнье» L и «Кодрон» G.3. Строгий отбор проходили и лётчики, выбирали наиболее опытных. В немецкий 18 тыл отправлялись известные пилоты: Ж. Ведрин, Ж. Гинемер, также встречались добровольцы иностранных ВВС: Д. Бах, Э. Пульпе.
Количество забросок возрастало по мере подготовки сухопутных сил к наступлению. Сентябрь 1915 года отличился 11 забросами миссионеров. В преддверии наступления в Шампани каждая миссия была чрезвычайно рискованной. Самолёт могла перехватить немецкая авиация, его способна была сбить зенитная артиллерия, которая уже начала массово появляться в то время. Также, оценив угрозу со стороны авиации, немцьг начали перекапывать территорию подходящих для посадки площадок траншеями, натягивали проволоку или вбивали незаметные с высоты колья. Если им удавалось заметить посадку, а затем взлёт самолёта, то район тут же начинали прочёсывать войска.

Миссии

Бывшие таможенники, ставшие разведчиками, отправлялись в знакомые им районы. У кого-то в немецком тылу оставались близкие люди — единственные помощники миссионеров.
Например, известный французский диверсант Ш. Гулар некоторое время использовал родительский дом в качестве базы для своих операций. Но его узнали соседи и тут же донесли в комендатуру. Разведчика схватили и расстреляли. Но он к этому времени успел подорвать два воинских эшелона.
Не всегда удавалось вернуться из «командировки» самолётом. Чаще всего мешали либо плохая погода, либо нахождение рядом войск противника; поэтому часто приходилось выбираться своими силами. Напрямую через фронт было не пройти, и миссионерам приходилось пробираться назад через Бельгию в нейтральную Голландию. Впрочем, немцы быстро об этом прознали и подсылали провокаторов, якобы готовых перевести через границу агентов или сбитых и выживших лётчиков. Так попалось немало агентов.
В 1918 году, с помощью специальной эскадрильи, названной «Таинственной», было решено провести массовую заброску сразу 10 миссионеров. Операцию назначили на октябрь месяц. Трёхместные бомбардировщики «Ваузен» X везли сразу двух агентов. В процессе переброса три самолёта из пяти вернулись на базу, один был повреждён при посадке, а пятый застигнут патрулём, но пилот успел уйти вместе с миссионерами, сумев поджечь напоследок самолёт. Шестеро человек под командованием капитана Эврара смогли подорвать железнодорожный тоннель Лайур и шлюзы на реке Маас.

«Ангелы-хранители» и дирижабли

Вскоре после начала войны широкое распространение получили парашюты, позволяющие экипажу подбитого самолёта покинуть машину. Команды разведывательных аэростатов использовали парашюты системы Жюме или Спенсера. А для лётчиков в своё время британский конструктор Кэлтроп запатентовал свой 6-4, называя его «ангелом-хранителем». Сам Кэлтроп был довольно известным инженером, а к созданию парашюта его подтолкнула гибель близкого друга.
В 1916 году приспособление было испытано в RFC, но на вооружение не принято.
В том же году морская авиация Британии использовала небольшие дирижабли для противолодочного патрулирования. Немцы активно пользовались тёмным временем суток в прифронтовой зоне для перегруппировок и подвоза пополнения, и британские моряки придумали для ночного «патрулирования» в немецком тылу использовать дирижабли. Баллон направленного на фронт дирижабля SS.40 покрасили в чёрный цвет, и на малом ходу он скользил по ночам над территорией противника, разведывая обстановку. А потом появилась идея сбрасывать разведчика или диверсанта на парашюте. И хотя испытания прошли успешно, разрешения на использование она не получила. Впрочем, через пару лет сбросить агента на парашюте всё же получилось. Правда, на другом фронте и с самолёта.

Посадочное десантирование

Итальянским войскам сильно досталось от немцев и австро-венгров в ноябре 1917 года, и Италия обратилась к союзникам. Англичане и французы направили помощь, а летом 1918 года началась подготовка к наступлению в районе Витторио Венето. Необходимо было узнать о скоплениях войск противника, так что появилась потребность в забросе разведчиков. Но гористая местность требовала слишком много времени на преодоление этого маршрута пешком, и к тому же карабкаться по горам с корзинкой с голубями было крайне неудобно. Решено было использовать самолёт, но проблема была в том, что из-за той же гористой местности все подходящие для посадки площадки использовались противником. Так что выбор пал на парашюты.
Десяток «ангелов-хранителей» Кэлтропа привезли британцы, и в июне прошли их испытания. И парашютистами, и пилотами были британские авиаторы. Для ночной выброски решено было выкрасить купола парашютов в чёрный цвет.
Задачу взялись выполнять четверо добровольцев: лейтенант Алесандро Тандура, Пьер-Арриго Барнаба, Антонио Паван и Ферруччо Ноколосо. 9 августа 1918 года была готова первая миссия: планировалось высадить лейтенанта Тандуру ночью в районе Витторио Венето. Агент взял с собой гражданскую одежду, корзинку с голубями, а также прихватил зажигательные бомбы. Пилотом выступал воздушный ас майор Уильям Баркер, штурманом и «оператором» был британец Уильям Бенн. Для того чтобы лётчики не сбились с направления, от аэродрома до передовой были зажжены сигнальные лампы. Во время полёта Тандура сильно замёрз, но времени пригубить граппу не нашлось, до места высадки долетели быстро. Капитан Бенн дёрнул рычаг, сиденье Алесандро упало, и он отправился в свободное падение. Приземлился удачно, а Уильям Баркер в это время полетел дальше, сбрасывая на австрийцев несколько бомб для «заметания» следов и чтобы скрыть настоящую причину полёта.

Успешная миссия

Закопав парашют, Тандура сделал отметку на земле о том, что благополучно приземлился. Баркер в свою очередь, вернувшись на место высадки днём, обнаружил сигнал об успешном приземлении. А Алесандро в это время развернул бурную деятельность: провёл несколько диверсий, собрал разведданные, завербовал австрийского офицера и даже сформировал партизанский отряд. Дважды был схвачен австрийцами и оба раза бежал. Случайно оказавшись свидетелем катастрофы итальянского бомбардировщика, Тандура успел вперёд австрийского патруля добраться до места крушения и забрать у убитых пилотов документы, а также снял пулемёт и забрал патроны. И через три месяца такой активной «командировки» Алесандро сумел выйти к своим.
Осенью, 23 октября, в тыл противника был сброшен Ферруччо «Ноколосо, но пилот ошибся с местом выброски и на следующую ночь пришлось сбрасывать ещё одного агента Пьера-Арриго Барнабу, чья миссия прошла удачно, и задание агент выполнил.
Британская авиация в своё время оказывала огромную помощь ближневосточному агенту Лоуренсу Аравийскому: разведку турецких тылов проводили самолёты, которые также поддерживали огнём арабскую кавалерию, вдобавок занимаясь снабжением, связью и перевозкой людей. Чтобы не пришлось часто высаживать людей в пустыне, под конец войны приспособили двухместный истребитель-разведчик «Бристоль Файтер» F2b, но применить его на этом театре военных действий не довелось.
Все эти миссии по понятным причинам не афишировались. Но вся их суть и идея буквально витали в воздухе. А в дальнейшем разработка этой программы разведки дошла до того, что получалось десантировать в тыл противника «пехотные рати и стальных коней», что приводило к победам одних и поражениям других, что в целом закономерно.

Журнал: Война и Отечество №11, ноябрь 2021 года
Рубрика: Мировые войны
Автор: Клавдия Баженова

Метки: война, Первая мировая война, диверсия, самолёт, Война и Отечество, парашют, тыл




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-