Днепрогэс: Кто предотвратил полный взрыв плотины в 1943?

14 октября запорожцы отпразднуют очередную годовщину освобождения своего города от гитлеровских захватчиков. Хотя и после того памятного дня в 1943 году линия фронта всё ещё проходила по Днепру, разделив Запорожье на две части…

Днепрогэс: Кто предотвратил полный взрыв плотины в 1943?

Берег левый, берег правый…

Разгромленные на левобережье гитлеровцы укрепились на правом берегу Днепра и подвергали город артиллерийскому обстрелу. Перед частями 12-й армии была поставлена задача очистить от гитлеровцев остров Хортица, захватить плацдарм севернее города и не дать фашистам взорвать плотину Днепрогэса.
В ночь с 25 на 26 октября 1943 года 60-я, 203-я и 244-я гвардейские стрелковые дивизии форсировали Днепр у плотины ГЭС, захватив плацдарм на правом берегу. В течение месяца здесь шли кровопролитные бои.
В конце ноября войска 6-й армии форсировали Днепр в районе села Разумовка. Лишь под угрозой окружения в ночь с 29 на 30 декабря 1943 года враг отступил.
«Освобождая Запорожье, советские войска стремились во что бы то ни стало предотвратить уничтожение захватчиками Днепрогэса. Для его разрушения гитлеровцы подвезли более 200 тыс. кг взрывчатых веществ. Только дли уничтожения плотины они тщательно заделали в её тело 40 тыс. кг взрывчатки, уложили 100 авиационных бомб весом по 500 кг.
Отступая с левобережной части Запорожья, оккупанты взорвали здание станции и уничтожили всё её оборудование, подорвали часть плотины, но полностью осуществить свои замыслы им не удалось. Части Красной армии сбили противника с его позиций на правом берегу Днепра и освободили территорию Днепрогэса.
Сразу же после этих боёв на электростанцию прибыли рабочие и инженеры. Начав восстановительные работы, они на одном из участков плотины подобрали тело советского воина, павшего смертью храбрых при спасении гидростанции от гитлеровцев. Имя этого воина-патриота осталось неизвестным, так как при нем не было никаких документов. Коллектив рабочих с почестями похоронил его на территории станции. С тех пор труженики Днепрогэса как святыню оберегают могилу и монумент, воздвигнутый ими в честь безымянного героя».
Так описывается история спасения Днепрогэса в третьем томе научного труда «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 годов».
Эта книга вышла в конце 1961-го. Имена тех, кто спас плотину Днепрогэса от взрыва, в то время ещё не были известны. Однако было ясно, что предотвратить взрыв плотины герой-одиночка просто не смог бы.

В поисках героев

Вскоре после войны розыски героев — спасителей Днепрогэса — начал украинский писатель Савва Голованивский при поддержке газеты Киевского военного округа. И в Центральном архиве Минобороны СССР след героев всё-таки отыскался! Обнаружились документы, свидетельствующие о том, что уничтожение плотины на глазах у отступающего врага предотвратила группа разведчиков, которую по приказу командования сформировал капитан Михаил Сошинский.
А вот кто руководил операцией непосредственно на плотине? То ли лейтенант Кутузов, то ли… Курузов. Почерк в донесении был не слишком разборчивым. Так как фамилия Кутузов была на слуху — более привычной, чем Курузов, ей и отдали предпочтение.
Наверное, поэтому и корреспондент «Комсомольской правды» допустил неточность в своей статье, которая появилась тогда на страницах газеты. Прошло ещё несколько лет, пока удалось установить истину. И тот же корреспондент «Комсомолки» нашёл героя-лейтенанта живым и здоровехоньким. В газете появился его адрес: город Новомосковск Днепропетровской области, написали, что работает герой инженером.
В очередной статье корреспондент привёл свой разговор с этим лейтенантом, который назвал фамилии боевых товарищей — участников операции по спасению Днепрогэса, в том числе и старшего сержанта Ямалова из Башкирии.
«Ямалов доложил, что правее — пулемётное гнездо, он слышал разговор фашистов… Один за другим бойцы скрылись в туннеле. Стародуб и Шабанов пробирались впереди. Двигались очень осторожно — ждали встречи с минами».
Лишь после длительных поисков лейтенант и его друзья нашли кабель, идущий к взрывному устройству. Разведчики не просто разрезали кабель, а удалили значительную его часть. При отступлении фашисты пытались взорвать плотину, но безуспешно.
Статья, естественно, не оставила равнодушными уфимцев. В Новомосковск ушло письмо. Вот строки из ответного письма героя-лейтенанта: «…К сожалению, в статье допущена ошибка — моя фамилия Курузов, звать Николай Гордеевич. Что я могу вам сообщить о Ямалове? Ямалову было лет 19-20 в то время, по специальности он был минёр, воевал исключительно честно и добросовестно…».
При содействии многих людей журналисты быстро отыскали Насибуллу Хаматовича Ямалова, колхозника из деревни Угу-зево Кушнаренковского района. Ямалов вернулся из Германии с двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны, медалью «За отвагу» и другими боевыми наградами. Дома узнал, что два старших брата погибли на фронте, что мать и на него получила похоронку после Одера. При форсировании реки в жестоком бою старшего сержанта Ямалова ранило, и кто-то по ошибке внёс его в список погибших…
После войны Насибулла Хаматович работал механизатором. За освоение целинных земель был награждён медалью. Радовалась с ним жена Рахиля Муллаяновна, которая подарила ему троих сыновей и столько же дочерей.

Вода не разделяла на «своих» и «чужих»

Капитан Михаил Сошинский, готовя группу к ответственному заданию, отобрал из разных частей 19 добровольцев: сапёров, разведчиков, водолазов. На тренировки времени дали в обрез, а надо было освоить хотя бы азы альпинизма. Ведь предстояло взбираться по отвесным бетонным стенам, преодолевать пропасти между нагромождениями разрушенных блоков.
Почти полтора месяца разведчики каждую ночь шаг за шагом обследовали плотину, где хозяйничали немцы, — искали кабель, соединяющий сотни тонн взрывчатых веществ с «адской машинкой». И почти полтора месяца фронт ждал, не форсировал Днепр. Потому что если бы немцам удалось взорвать плотину, наводнение смыло бы передовые части наступающих войск.
…Когда в 1941-м сапёры 157-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности, оборонявшего Днепрогэс до последней минуты, частично взорвали его плотину, стена воды высотой в несколько десятков метров уничтожила не только вражеские переправы и отдельные наступавшие фашистские части, но и большое количество красноармейцев. Вырвавшаяся на свободу вода не разделяла людей на «своих» и «чужих». Пострадало и гражданское население.
Следует полагать, что времени на основательные расчёты не было, да и подобной практики тоже. Прикинули на глазок, что двух грузовиков со взрывчаткой, загнанных в технологические галереи, будет достаточно для подрыва двух турбин.
Никто не мог предположить последствия взрыва в замкнутом пространстве. Вместо двух турбин пострадало четыре, в теле плотины образовалась большая брешь, пошёл активный сброс воды. Возникла обширная зона затопления в нижнем течении Днепра, и как следствие, две наши общевойсковые армии и кавалерийский корпус, приступившие в это время к переправе, были отрезаны. Лишь немногие сумели переправиться в неимоверно тяжёлых условиях, бросив артиллерию и военное снаряжение. Из-за преступной несогласованности в действиях отцов-командиров многих во время переправы просто смыло образовавшейся гигантской волной.
Каковы были потери среди гражданского населения — ведь волна обрушилась на прибрежную полосу города и колонны беженцев, — неизвестно. Кроме людей, погибли и десятки тысяч голов скота…
О планируемом взрыве Днепровской плотины — видимо, из соображений секретности — никто не был предупреждён: ни военные, которые отходили на левый берег Днепра, ни население Запорожья. Не предупредили и воинские части, расположенные вниз от Запорожья в днепровских плавнях, хотя, по утверждению сведущих людей, телефонная связь в то время функционировала нормально.
По словам очевидцев, с которыми я общался, лавина воды пронеслась по пойме Днепра, заливая все на своём пути. Вся нижняя часть Запорожья с огромными запасами товаров, военных материалов, продуктов и другого имущества за какой-то час была снесена. В том ужасном потоке погибли десятки судов вместе с командами.
После уничтожения плотины и Днепрогэса всё партийное руководство сбежало на восток — в городок Пологи, за сотню километров от Запорожья. Через неделю по приказу Москвы большинство этих горе-руководителей вернулись назад в Запорожье, и ещё какое-то время (до прихода немцев) они продолжали утверждать, что город «никогда не будет сдан врагу». Заблаговременное уничтожение Днепрогэса они объясняли «враждебной диверсией», «вредительством». Хотя подрыв Днепрогэса и его плотины — отнюдь не происки врагов. Приказ тогда отдал главнокомандующий войсками Юго-Западного направления маршал С.М. Будённый.

Наследство и наследники

Вот список тех, кто в 1943-м обнаружил на ГЭС кабель и обезвредил взрывчатку: гвардии младший лейтенант Н. Курузов, гвардии сержант Н. Ямалов, гвардии рядовые П. Стародуб и А. Шабанов. На 20-летие освобождения Запорожья от гитлеровцев Ямаловы встретились и с командиром группы минёров капитаном Михаилом Александровичем Сошинским.
Да, тогда ещё были живы и Михаил Сошинский из Киева, и Николай Курузов из Новомосковска, и Насибулла Ямалов из Башкирии. Остальные погибли. Пётр Стародуб — на самой границе СССР. Имя Абдрахмана Шабанова высечено в берлинском Трептов-парке среди имён советских воинов, павших в последних боях Великой Отечественной. Не знаю, жив ли сегодня хоть один из тех, кто спасал тогда Днепрогэс. Время неумолимо…
Командование намеревалось представить участников успешно проведённой операции к званию Героев Советского Союза, но почему-то ограничилось лишь обычными солдатскими орденами. Нет фамилий героев и в энциклопедии «Великая Отечественная война. 1941-1945», увидевшей свет, когда было уже известно, кто именно спас Днепрогэс от окончательного разрушения.

Журнал: Тайны 20-го века №24, июнь 2013 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Александр Аблицов

Метки: Тайны 20 века, река, взрыв, разведка, 1943, плотина, Днепр, ГЭС, затопление, Днепрогэс




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —