Исторический сайт

Багира

Пятница, 11 16th

Последнее обновлениеПт, 16 Нояб 2018 5am

Двадцать восемь панфиловцев

Журнал: Война и Отечество №9(15), 2017 год
Рубрика: Тема номера
Автор: Андрей Милкин

Миф или правда!

«Погибли, но не пропустили врага…»

Фото: 28 панфиловцевИмена 28 панфиловцев были присвоены многим школам, предприятиям и колхозам Советского Союза. В 1975 году на месте боя был воздвигнут мемориальный ансамбль из гранита. Подвиг героев был многократно воспет в публицистических и художественных произведениях, увековечен в камне и бронзе, вошёл в школьные учебники. Однако на самом деле история с 28 панфиловцами — не более чем миф. Что же было на самом деле?
Впервые сообщение о бое гвардейцев дивизии Панфилова появилось в газете «Красная звезда» 27 ноября 1941 года. В очерке фронтового корреспондента Коротеева описывались героические бои гвардейцев дивизии имени Панфилова станками противника. В частности, сообщалось о бое «5-й роты Н-ского полка» с 54 немецкими танками, в котором было уничтожено 18 танков противника. Об участниках боя говорилось, что «погибли все до одного, но врага не пропустили».
28 ноября в «Красной звезде» была напечатана передовая статья литературного секретаря газеты Кривицкого под заголовком «Завещание 28 павших героев». В этой статье указывалось, что с танками противника сражались 29 панфиловцев. «Свыше пятидесяти вражеских танков двинулись на рубежи, занимаемые двадцатью девятью советскими гвардейцами из дивизии им. Панфилова… Смалодушничал только один из двадцати девяти… только один поднял руки вверх… несколько гвардейцев одновременно, не сговариваясь, без команды, выстрелили в труса и предателя…».
Далее в передовой говорится, что оставшиеся 28 гвардейцев уничтожили 18 танков противника и погибли, «но не пропустили врага». Фамилии погибших гвардейцев, как в первой, так и во второй статье, указаны не были.

«Велика Россия, а отступать некуда…»

В следующем, 1942 году история с павшими героями-панфиловцами получила продолжение. 22 января всё тот же Кривицкий опубликовал в «Красной звезде» очерк под заголовком «О 28 павших героях». Кривицкий, не смущаясь, детально описывает все мелочи боя и поведения героев, как будто он находился рядом с ними в одном окопе: «…Бой длился более четырёх часов. Уже четырнадцать танков недвижно застыли на поле боя. Уже убит сержант Добробабин, убит боец Шемякин…, мертвы Конкин, Шадрин, Тимофеев и Трофимов… Прямо под дуло вражеского пулемёта идёт, скрестив на груди руки, Кужебергенов и падает замертво…».
В этой статье впервые перечисляются имена всех павших героев. Здесь же появляется фигура политрука Клочкова, который произносит знаменитые слова: «Воспалёнными глазами! Клочков посмотрел на товарищей — «Тридцать танков, друзья, — сказал он бойцам, — придётся всем нам умереть, наверно. Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва»…
Эта статья стала краеугольным камнем в здании нового мифа. Все последующие очерки, рассказы, поэмы и киносценарии, посвящённые 28 панфиловцам, так или иначе, основываются на материалах вот этой вот статьи Кривицкого.
Резонанс от статьи о 28 героев, павших в неравном бою с немецкими танками, получился большой. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1942 года всем 28 гвардейцам, перечисленным в очерке Кривицкого, было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза. Однако вскоре стали выясняться удивительные вещи.

Удивительные вещи

В мае 1942 года Особым отделом Западного фронта был арестован за добровольную сдачу в плен красноармеец панфиловской дивизии Кужебергенов Даниил Александрович, тот самый, который, согласно статье Кривицкого, шагнул под дуло пулемёта и упал замертво, скрестив на груди руки. На допросе Кужебергенов признался, что он не участвовал ни в каком бою под Дубосеково. В августе 1942 года нашлось ещё несколько якобы погибших героев-панфиловцев: Васильев Илларион Романович, Шемякин Григорий Мелентьевич и Шадрин Иван Демидович.
В ноябре 1947 года военной прокуратурой Харьковского гарнизона был арестован по обвинению в «измене Родине» ещё один панфиловец — Добробабин Иван Евстафьевич. Как выяснилось, Добробабин добровольно сдался в плен немцам и весной 1942 года поступил к ним на службу. Следователи допросили Добробабина и выяснили, что в районе Дубосеково он действительно был взят в плен, но никаких подвигов не совершал, и всё, что написано о нём в книге о героях-панфиловцах, не соответствует действительности.
У работников военной прокуратуры возник резонный вопрос: «А был ли мальчик?». Откуда вообще взялась информация о бое 28 бойцов у разъезда Дубосеково? Для дачи объяснений были вызваны «первооткрыватели» подвига героев-панфиловцев — военные журналисты Коротеев и Кривицкий.

Как всё было…

По поводу своей корреспонденции, помещённой в газете «Красная звезда» от 27 ноября 1941 года, Коротеев рассказал, что источником этой статьи стало донесение, поступившее от одного из полков: «В политдонесении говорилось о бое пятой роты с танками противника и о том, что рота стояла насмерть — погибла, но не отошла, и только два человека оказались предателями, подняли руки, чтобы сдаться немцам, но они были уничтожены нашими бойцами. В донесении не говорилось о количестве бойцов роты, погибших в этом бою, и не упоминалось их фамилий…
По приезде в Москву я доложил редактору газеты «Красная звезда» Ортенбергу обстановку, рассказал о бое роты с танками противника. Ортенберг меня спросил, сколько же людей было в роте. Я ему ответил, что состав роты, видимо, был неполный, примерно человек 30-40; я сказал также, что из этих людей двое оказались предателями… Я не знал, что готовилась передовая на эту тему, но Ортенберг меня ещё раз вызывал и спрашивал, сколько людей было в роте. Я ему ответил, что примерно 30 человек. Таким образом, и появилось количество сражавшихся 28 человек, так как из 30 двое оказались предателями. Ортенберг говорил, что о двух предателях писать нельзя, и… решил в передовой написать только об одном предателе».
В свою очередь Кривицкий подтвердил, что редактор «Красной звезды» Ортенберг предложил ему написать передовую и сам назвал число погибших бойцов — 28. Откуда Ортенберг взял эти цифру, Кривицкий не знал.
Когда стало известно, что место, где происходил бой, освобождено от немцев, Кривицкий выехал к разъезду Дубосеково. Вместе с командиром полка Капровым, комиссаром Мухамедьяровым и командиром 4-й роты Гундиловичем журналист осмотрел место боя. Далее события развивались следующим образом: «Капров мне не назвал фамилий, а поручил это сделать Мухамедьярову и Гундиловичу, которые составили список, взяв сведения с какой-то ведомости или списка. Таким образом, у меня появился список фамилий 28 панфиловцев, павших в бою с немецкими танками у разъезда Дубосеково».

Быль и небыль разъезда Дубосеково…

Вернувшись в Москву, Кривицкий написал свой знаменитый очерк под заголовком «О 28 павших героях»: «Здесь я использовал рассказы Гундиловича, Капрова, Мухамедьярова, Егорова. В части же ощущений и действий 28 героев — это мой литературный домысел. Я ни с кем из раненых или оставшихся в живых гвардейцев не разговаривал».
Что касается слов политрука Клочкова — «Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва!» — то Кривицкий честно признался: «…это выдумал я сам».
Капров, командир 1075-го стрелкового полка, в котором числились погибшие герои, был не менее категоричен: «…Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах. Никто из корреспондентов ко мне не обращался в этот период; никому никогда не говорил о бое 28 панфиловцев, да и не мог говорить, так как такого боя не было».
Таким образом, сейчас можно вполне определённо утверждать, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, получивший столь широкую известность, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора «Красной звезды» Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого. При этом сам факт тяжёлых оборонительных боёв 316-й стрелковой дивизии против 2-й и 11-й немецких танковых дивизий на Волоколамском направлении в ноябре 1941 года сомнению не подлежит. Бои под Москвой были ожесточённые — с этим никто не спорит, но такого конкретного эпизода, как «бой 28 панфиловцев у разъезда Дубосеково», на самом деле не было.
История создания мифа о 28 панфиловцах была досконально исследована военной прокуратурой вскоре после окончания войны. В 1948 году полученная информация была доложена Главным военным прокурором Н.П. Афанасьевым секретарю ЦК ВКП (б) А.А. Жданову. Однако, в силу того, что подвиг 28 панфиловцев получил уже всенародную известность, советское руководство приняло решение не ворошить эту историю. Материалы расследования были отправлены в архив, а в советской пропаганде на долгие десятилетия утвердилась вымышленная официальная версия…



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Война Двадцать восемь панфиловцев