«Мы увидели большие нефтехранилища, объятые огромным пламенем. Чем больше мы приближались к Плоешти, тем ужаснее становилось зрелище. Стаи испуганных ворон спешно улетали прочь от города. Огромные столбы чёрного дыма извивались и скручивались как беспокойные драконы, как чудовища из легенд, затемняя собой весь горизонт…». Эти слова принадлежали Константину Ходороабэ, священнику, ставшему очевидцем операции Джона Нортона-Гриффитса, который в конце ноября 1916 года поджёгрумынские нефтепромыслы, чтобы они не достались наступающей Германии.

Уничтожение нефтепромыслов в Плоешти

Джон Нортон-Гриффитс: Диверсия на нефтепромыслах Румынии против Германии

От пастуха до майора

Джон Нортон-Гриффитс появился на свет 13 июля 1871 года в Сомерсете. В юные годы, будучи далеко не образчиком примерного поведения, он прибавил к своим 16 годам пару лет и стал рядовым Полка королевских конных гвардейцев. Уволиться удалось через год, благодаря контактам отца своего школьного приятеля, который хотел отправить своего наследника в Южную Африку, но не желал отпускать одного. Нортон-Гриффитс поехал вместе с ним и провёл в колониях 12 лет, перебравшись из Наталя в Трансвааль, где прошёл путь от пастуха и золотодобытчика до участника рейда Джеймсона во время подавления восстания матабеле.

В 1900 году юношу рекомендовали фельдмаршалу сэру Фредерику Робертсу в качестве адъютанта и начальника личной охраны. И в этом статусе Нортон-Гриффитс прослужил всю англо-бурскую войну.

Через год он получил контракт на строительство золотодобывающего предприятия на Берегу Слоновой Кости. А следом стал реализовывать один за другим проекты в разных частях света: в Канаде, Анголе, Австралии и даже на окраине Российской империи, в Баку. У молодого человека была не только предпринимательская жилка, но и инженерный талант, а также способность повсюду заводить друзей. В 1910 году его избрали от партии тори в Палату общин британского парламента.

Когда стало понятно, что приближается война, Джон сделал новый резкий поворот в своей жизни. Бук вально за несколько дней до офици ального вступления Британии в Пер вую мировую войну Нортон Гриффитс разместил в газете при зыв откликнуться всех, кто знал его по Южной Африке, и встать под его знамёна. Добровольцев набралось прилично, и, будучи членом Палаты общин, Джон добился официального признания своего отряда, который стал 2-м конным полком короля Эдварда. Сам Нортон-Гриффитс получил звание майора. Но ходить во главе кавалерийского полка ему долго не пришлось, руководство нашло лучшее применение efo талантам в Корпусе королевских инженеров.

Подземная война

Меньше чем за неделю до Рождества 1914 года позиции британской Сирхиндской бригады у Живанши-ле-ла-Бассе были подорваны с помощью десятка пятидесятикилограммовых подземных зарядов. Около тысячи человек, находившихся на фронте чуть больше недели, погибли. Затем было ещё два крупных подземных взрыва, люди гибли сотнями; стало понятно, что, если Британия не придумает как ответить на это, подземную войну выиграют немцы.

Нортон-Гриффитс придумал, как можно решить эту задачу, так как ещё в 1913 году ему поручили реконструировать канализационные системы Манчестера и Ливерпуля, и он успел изучить технологию прокладки тоннелей. Командование поручило Джону курировать формирование тоннельных рот, куда было зачислено немало его прежних сотрудников. Помимо этого, майор проехал по всему фронту в поисках тех, кто имел опыт работы под землёй. И уже в 1915 году тоннельные роты смогли осуществить ряд громких операций, а кульминация подземной войны пришлась на 1 июля 1916 года, когда было подорвано 19 подземных зарядов, аккурат в первый день боёв на Сомме.

Нефть. Румыния. Констанца

Конец лета 1916 года ознаменовался тем, что правящая династия Румынии наконец-то определилась с тем, чьей стороны придерживаться в разгоревшейся войне. Когда послы Антанты в Бухаресте предложили Румынии Трансильванию при послевоенном разделе Европы, решение было принято довольно быстро. И сразу же возник вопрос с нефтью, так как около миллиона тонн нефти и нефтепродуктов до этого уходило в Германию, обеспечивая две трети потребностей страны, и теперь захват этих природных ископаемых стал бы для Центральных держав буквально га-просом жизни и смерти.

Стремительного броска на Венгрию у Румынии не вышло, а в начале осени пришлось остановить и наступление в Трансильвании; Румынские войска отходили под натиском немецких, австрийских, турецких и болгарских солдат. Враги стали продвигаться вглубь страны, и стало ясно, что останавливаться они не собираются. Ближе к концу октября 1916 года войска генерал-фельдмаршала фон Макензена пошли в наступление в полосе между Дунаем и Чёрным морем и через некоторое время вышли в зону действия орудий главного калибра русского линейного корабля «Ростислав», который тут же открыл огонь из порта Констанцы. Продвижение противника удалось задержать, но спасти положение не получилось. Ночью 21 октября началась эвакуация города, командир отряда контр-адмирал П.И. Паттон-Фантон-де-Веррайон отправил вице-адмиралу А.В. Колчаку сообщение о том, что положение на фронте критическое и надежды на 19-ю дивизию румын нет. Колчак приказал покинуть Констанцу, «когда невозможно будет держаться». 22 октября русские корабли, эвакуировав всё имущество базы, вышли в море, оставив нетронутыми запасы нефти и нефтепродуктов. Через несколько дней стало понятно, что вернуть Констанцу не получится, поэтому все попавшие в руки вражеских войск запасы бензина, топлива, керосина и нефти должны быть уничтожены.

Через некоторое время, когда крейсер «Память Меркурия» успешно обстрелял Констанцу, уничтожив лишь 7% запасов нефтепродуктов, стало ясно, что вывезти их из Румынии невозможно.

31 октября военный Кабинет министров Великобритании решил, что запасы нефти, скважины и перерабатывающие заводы необходимо уничтожить любой ценой. В начале ноября Джордж Макдонаф, директор британской военной разведки, назначил на выполнение этой задачи Джона Нортона-Гриффитса.

Чёрные небеса

У майора были практически неограниченные полномочия по уничтожению румынских запасов нефти и объектов нефтяной недвижимости, принадлежавших британским акционерам. В Бухарест он прибыл лишь 18 ноября, но впереди его ждало несколько дней чиновничьей волокиты, так что к делу Нортон-Гриффитс смог приступить лишь 25 ноября. В этот момент из-за приближения противника уже началась эвакуация Бухареста. Майор решил взять дело в свои руки, не опираясь на решение бюрократов и чиновников. Капитану Дж. Липу, своему подчинённому, Джон поручил уничтожение запасов зерна, а нефтью занялся самостоятельно.

Транспорт майору не выделили, но помощь пришла со стороны князя Георге-Валентина Бибеску, вместе с которым они направились в сторону Плоешти, где и были сосредоточены главные добывающие и перерабатывающие предприятия Румынии.

Нортон-Гриффитс решил начать свою работу с древней столицы Вахалии — Тырговиште. И, несмотря на то, что члены франко-румынской комиссии по вопросам нефти начали протестовать, через несколько дней все необходимые объекты были разрушены. Следом эта участь постигла Очиури-Развад, Морени, Филипешти-де-Пэдуре. Были уничтожены скважины в Бэйкое, Кымпине, Буштенари.

Вся операция заняла примерно 20 дней, за это время уничтожили 1677 скважин, из которых 1047 были добывающими. Было сожжено 830 тысяч тонн нефти и нефтепродуктов. Прибыв в Румынию, Нортон-Гриффитс, не зная языка и поддерживаемый только одним ординарцем, сумел быстро организовать работу местных офицеров и выработать схему уничтожения объектов. Он уговорил инженеров и рабочих, которые создавали эти производства несколько лет, уничтожить их своими руками. Вышки разрушали, а скважины запечатывали, сбрасывая на них буры. Кувалдами разбивалось оборудование, в том числе лабораторное. Нефть откачивали из резервуаров в специально вырытые канавы и поджигали, из-за чего всё вокруг ревело адским пламенем, а небо было застлано чёрным густым дымом.

Сам Джон Нортон-Гриффитс всегда был в гуще событий. При этом во время операции в Морени он был оглушён взрывом и мог бы сгореть, если бы князь Бибеску не вытащил бы его. А когда члены франко-румынской комиссии по вопросам нефти пытались его арестовать — он кулаками расчистил себе путь. Дважды он на автомобилях отрывался от разъездов немецкой кавалерии. Машины застряли около Брэилы, их пришлось бросить, но на пути оказался кавалерийский полк русской армии, выделивший майору и его спутникам запасных лошадей. На них Нортон-Гриффитс смог к Рождеству выйти в расположение войск короля Фердинанда I, который принял командование недавно сформированным Румынским фронтом.

Итог

Вся эта операция нанесла критический удар по планам Германии. Немцы смогли начать добычу нефти на румынских месторождениях только через полгода после захвата страны. В 1917 году Германия смогла добыть лишь треть от объёма, добываемого в 1914 году. Под конец войны удалось увеличить этот объём до 80%. Сам генерал-квартирмейстер Л юдендорф признавал, что уничтожение объектов нефтедобывающей и перерабатывающей промышленности «существенно ограничило снабжение нефтью нашей армии и страны». Но Нортон-Гриффитс не испытывал восторга от успешной операции и не любил вспоминать о румынской миссии. При этом его работа была оценена на высоком уровне среди союзников по Антанте. Он стал рыцарем-командором британского ордена Бани, офицером французского ордена Почётного легиона, командором ордена Звезды Румынии и кавалером русского ордена Святого Владимира 3-й степени.

Джон Нортон-Гриффитс покинул парламент Великобритании в 1924 году, после 14 лет пребывания в Палате общин. Он сосредоточился на работе собственной компании. Через пять лет, когда правительство Египта решило увеличить высоту Асуанской плотины, именно с компанией «Нортон-Гриффитс» был подписан контракт на работу. Но довольно скоро возникли непредвиденные сложности. Компания заявляла, что инженеры-инспекторы от правительства некомпетентны, на что египтяне, в свою очередь, отвечали, что подрядчики не справляются с графиком. Осенью 1930 года работа была остановлена. 27 сентября Джон Нортон-Гриффитс уехал из своего номера в александрийском отеле, взял, небольшую шлюпку и отправился на прогулку по Средиземному морю.

Спустя некоторое время шлюпку нашли, но она была пустой. Довольно скоро обнаружили тело сэра Нортона-Гриффитса. В ходе осмотра было установлено, что смерть наступила в результате ранения в височную область головы. Судебное расследование спустя время постановило, что человек, в своё время лишивший румынской нефти кайзера, свёл счёты с жизнью, не дожив до своего шестидесятилетия всего лишь один год.

Журнал: Война и Отечество №1, январь 2022
Рубрика: Под грифом «Секретно»
Автор: Клавдия Баженова




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Англия, Германия, война, Первая мировая война, диверсия, Война и Отечество, нефть, Румыния


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022