Нам на Эльбрусах и Казбеках не воевать. Мы будем воевать на территории противника», — заявил непосредственно перед началом Великой Отечественной войны маршал Климент Ворошилов. Но дважды Герой Советского Союза ошибся — советскому солдату пришлось брать и перевалы Кавказских гор, и совершать восхождение на Эльбрус.

1-я горнопехотная дивизия вермахта - сражение на Кавказе

Эдельвейс - горные стрелки СС в битве за Кавказ

Лучше гор могут быть только…

План фюрера Германии был прост до безобразия — захватить Кавказ, тем самым лишив СССР ресурсов (нефти, стали, угля). Уже к июлю 1942 года Гитлер, после череды успехов немецких войск, утверждает план захвата Приэльбрусья. Эту задачу немецкое командование возложило на егерей специальной дивизии «Эдельвейс». Отличительной особенностью этой группы было то, что в её состав были отобраны лучшие военные альпинисты. На вымпеле и обмундировании красовался горный цветок — эдельвейс. Некоторые из солдат, входивших в состав этой дивизии, уже могли похвастаться покорением вершин Кавказских гор. Отличная специальная подготовка, лучшее горное снаряжение — вот на что сделало ставку немецкое командование. И не прогадало…
Позиция советских командиров была противоположной. В штабах были уверены — немцы хороши только на равнинах, там, где можно в ход пустить танки. В горах им надеяться не на что. Тем более горы и сами себя защитить смогут.
Как бы не так! Горы не защитили, а самая высокая точка нынешней России даже сдалась немецким захватчикам. Без боя. Да и о каких боях может идти речь? На перевале Хотютау не было охраны, через него немецкие егеря направились к «Приюту Одиннадцати», гостинице для альпинистов, расположенной на высоте 4050 м.
«Приют Одиннадцати» «пал» 17 августа 1942 года. Немцы стали его хозяевами без единого выстрела, что и неудивительно. Относительно захвата гостиницы существует несколько версий. По одной из них, находящиеся в гостинице начальник метеорологической станции, его супруга, радист, а также разведгруппа из трёх человек вовремя заметили, что со стороны перевала Хотютау движется группа немецких егерей. Учитывая неравные силы (метеорологи так и вовсе военному ремеслу не обучены), постояльцы гостиницы решили бой не принимать — под покровом облаков вместе с самым ценным оборудованием метеорологи и разведчики спустились в долину Азау.
По другой версии, к которой склоняются немецкие историки, «эдельвейсов» в «Приюте Одиннадцати» встретил отряд киргизских горных стрелков во главе с русскими командирами.
Сходятся две версии в одном — альпинистская высокогорная гостиница была взята без единого выстрела. Командир немецких егерей капитан Хайнц Грот якобы уговорил тех, кто держал оборону, сдать позицию без боя.
Отныне путь к Эльбрусу был свободен. Не иначе как для того, чтобы потешить немецкое самолюбие, отряд «эдельвейсов» продолжил восхождение на вершину. Егеря установили там флаги с фашистской символикой. Это было 21 августа 1942 года.
Такой успех трудно назвать стратегически важным. Это, скорее, была статусная победа. И то она стала таковой далеко не сразу. Немецкие флаги на Эльбрусе Гитлеру были совсем не нужны. «Даже несколько дней спустя он перед всем и каждым поносил «этих сумасшедших скалолазов», которых «следовало бы отдать под военный трибунал». В самый разгар войны они играют в свои честолюбивые игрушки, — продолжал он возмущенно, — занимают этот идиотский пик, когда он приказал сосредоточить все силы на прорыве к Сухуми», — вспоминал Альберт Шпеер, рейхсминистр вооружений и боеприпасов, принимавший участие в совещании у фюрера. Но дело было сделано, поэтому гитлеровская пропаганда стала использовать это символическое событие как демонстрацию победы на Кавказе. Почва для этого была благодатная — в группу «эдельвейсов» заранее включили двух кинооператоров.

Спустились с гор

Ты снова здесь, ты собран весь —
Ты ждёшь заветного сигнала.
И парень тот здесь,
Среди стрелков из «Эдельвейс», —
Их надо сбросить с перевала!


Cпел Владимир Высоцкий в 1966 году.
В конце сентября 1942 года советское командование решило, что немцы в горах засиделись. Наши солдаты должны были выбить противника с перевалов Чиперазау, Чвивери, Хотютау и из гостиницы «Приют Одиннадцати». Против хорошо подготовленных и оснащённых «эдельвейсов» бросили в атаку солдат 242-й горнострелковой дивизии.
Бои на склонах самой высокой горы Европы начались вечером 26 сентября 1942 года. Советские горные стрелки атаковали немцев на перевалах Чвивери и Чиперазау. А перед отдельным отрядом, сформированным из лучших горнострелков, поставили задачу освободить альпинистскую гостиницу.
Отряд состоял из 102 солдат, в числе которых был командир Гурен Григорьянц, родившийся в 1908 году. Благодаря архивным данным удалось узнать, что до войны дамский парикмахер из Ашхабада Гурен Григорьянц был судим за убийство супруги. Сидел в тюрьме с 1929 по 1933 год. Ещё до войны с него была снята судимость, и после офицерских курсов он отправился бить фашистов.
Свой путь к леднику Эльбруса отряд начал вечером 27 сентября. В горах одной из самых страшных опасностей считается туман. В такой мгле каждый шаг даётся с трудом. Прежде чем шагнуть вперёд, нужно убедиться, что не сошёл с тропинки, что не рискуешь угодить в пропасть. Но в далёком 42-м году густая пелена позволяла красноармейцам передвигаться незамеченными. И тут туман внезапно рассеялся…
Роковая перемена погодных условий… Советские солдаты оказались у немцев буквально на ладони. Они не смогли дать отпор противнику, которого планировали застичь врасплох. Согласно боевому донесению, отряд попал под сильнейший ружейно-пулемётный огонь, но лейтент Григорьянц с криком «Ура, за Сталина!» предпринял ещё две попытки наступления.
Позже командир немецких «эдельвейсов» написал: «Я не мог понять русских: почему, зная, что эти позиции они взять не смогут, они волнами накатывались и накатывались на ледник, а мы укладывали их на снежные склоны. Несмотря на большие потери, они продолжали этот бессмысленный штурм».
Из отряда уцелели только один комиссар и три бойца. Все были ранены. Они-то и рассказали подробности о сражении за «Приют Одиннадцати», когда вышли к своим.

Возвращение лейтенанта Григорьянца

Отважный и решительный командир отряда, который несколько раз пытался атаковать немцев, несмотря на потери, был награждён орденом Красной Звезды. Представлен к нему Гурен Григорьянц был ещё недели за две до описанных трагических событий. «Продолжает нести боевую разведку», «действует решительно и смело» — так говорилось в представлении к ордену, который лично получить офицер так и не успел.
Тела погибших бойцов удалось обнаружить лишь в 2009 году. Сползающие пласты льда открыли останки погибшей роты Григорьянца. После особого распоряжения министра обороны Сергея Шойгу в Приэльбрусье начались поисковые работы, участие в которых принимали опытные военные и альпинисты. Тело самого лейтенанта обнаружили в 2013 году. Сомнений в том, что нашли именно его, не было, хотя никаких документов рядом не обнаружили. Офицерский мундир, а также татуировки (всё-таки четыре года в тюрьме) — доказательства того, что ледник обнажил останки храброго советского лейтенанта. В канун 70-летия победы Гурена Григорьянца и других воинов, фрагменты тел которых удалось найти, торжественно захоронили в приэльбрусском селе Терскол в братской могиле у памятника «Героям обороны Приэльбрусья».

Журнал: Война и Отечество №9, сентябрь 2020 года
Рубрика: Великая Отечественная война
Автор: Вячеслав Коротин

Метки: СССР, Германия, война, Великая отечественная война, горы, Война и Отечество, Кавказ, битва, дивизия, Эльбрус




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-