Одной из блестящих и успешных операций, проведённых Краснознаменным Балтийским флотом в 1941 году, стала эвакуация гарнизона военно-морской базы Ханко, проведённая в период с 22 — октября по 3 декабря. Несмотря на активное противодействие противника, кишащий минами Финский залив и суровые погодные условия, удалось вывезти в Кронштадт 82% защитников Ханко.

Как эвакуировали гарнизон ВМБ Ханко в 1941 году

Эвакуация гарнизона военно-морской базы Ханко во время войны

ВМБ СССР на полуострове Ханко

12 марта 1940 года подписанием Московского мирного договора была завершена Советско-финская зимняя война 1939-1940 годов. Согласно одному из пунктов этого договора, СССР получил в аренду сроком на 30 лет часть полуострова Ханко (Гангут). В арендованную территорию входили город Ханко и его порт, ряд островов, примыкающих к нему, а также морская территория вокруг него на 5 миль к югу и востоку и в 3 мили к северу и западу. Предполагалось создать на Ханко военно-морскую базу (ВМБ) для обороны входа в Финский залив и защиты Ленинграда.

Без какого-либо промедления на Ханко начали возводить оборонительные сооружения: до воины здесь успели одних только дотов и дзотов построить почти две сотни, прорыли противотанковый ров, установили проволочные заграждения. Главной же ударной силой базы стали береговые батареи. Сюда передислоцировали две крупнокалиберные железнодорожные батареи калибра 305 и 180 миллиметров. На базе в Ханко также были построены и введены в строй два артиллерийских дивизиона береговой обороны. Основой артиллерийской обороны базы в морском секторе должна была стать 305-мм башенная четырёхорудийная батарея на острове Руссааре, но к началу войны там успели соорудить лишь котлованы под башни. Надёжную систему сухопутной обороны создали на перешейке, соединяющем полуостров с материком. До войны на ВМБ Ханко базировались девять подводных лодок типа «М», торпедные катера и 13-й истребительный полк, насчитывающий 60 самолётов, а также 81-я отдельная авиационная эскадрилья гидросамолётов МБР-2.

С началом войны с базы ушли подводные лодки, часть торпедных катеров, была перебазирована значительная часть самолётов. Из кораблей на ВМБ остались семь катеров «малых охотников», гидрографические суда «Волна» и «Веха» и 13 малых катеров охраны рейда. Несмотря на столь большую «утечку» военной техники, база оставалась мощным оборонительным узлом. Её командиром был назначен генерал-майор (с сентября — генерал-лейтенант) береговой службы С.И. Кабанов.

Первые месяцы войны

Расположение ВМБ Ханко не позволяло кораблям противника переходить из Ботнического залива в Финский и, соответственно, обратно. Неудивительно, что финны стремились в самые короткие сроки захватить Ханко. 22 июня 1941 года в 22:30 бомбардировщики противника совершили первый налёт на базу, сбросив на неё десятки бомб. Истребители 13-го полка на следующий день нанесли ответный штурмовой удар по аэродрому Турку.

29 июня и 1 июля финны попытались прорвать оборону базы на перешейке, но бойцы 8-й стрелковой бригады при поддержке артиллерии успешно отбили все их атаки. Понеся значительные потери и убедившись в наличии на перешейке крепкой и хорошо организованной обороны, финны прекратили попытки атаковать базу на этом направлении. Перед оборонительной линией базы на перешейке они сосредоточили до двух дивизий так называемой Ударной группы Ханко.

Удивительное оружие

Потерпев неудачу в прямом столкновении, финны предпочли воевать на расстоянии, используя артиллерию. Боеприпасы они не жалели, ежедневно расходуя от 2 до 6 тысяч снарядов. Особенно тяжёлым выдалось 29 июля: в этот день все финские батареи обрушили интенсивный огонь на базу. Артиллерия базы Ханко вела ответный огонь по финским батареям, линии обороны противника, его железнодорожным станциям и прочим сооружениям.

Для защиты базы с моря, усиления её противодесантной обороны моряки Ханко провели минные постановки. С катеров и вспомогательных судов они установили 367 мин. С кораблей велось постоянное наблюдение за противником, на подходных фарватерах к Ханко «малые охотники» постоянно вели противолодочную оборону.

В первые месяцы войны в морском секторе обороны базы головной болью её защитников стали два финских броненосца «Ильмаринен» и «Вяйнемяйнен».

4 июля в результате обстрела города и порта на базе были разрушения, возникли пожары. Через восемь дней броненосцы выпустили 38 снарядов главного калибра (254 мм) по аэродрому и железнодорожной батарее. Самый сильный обстрел «Ильмаринен» и «Вяйнемяйнен» провели 2 сентября, выпустив по базе 68 снарядов. К счастью, 13 сентября «Ильмаринен» подорвался на мине и затонул. Его «напарник» произвёл последний обстрел базы 15 ноября: в тот день 32 снаряда броненосца разорвались в районе железнодорожной батареи. Увы, броненосцы все время находились вне пределов видимости береговых батарей Ханко, поэтому ответный огонь они не вели.

Начать эвакуацию!

Впервые вопрос об эвакуации базы Ханко был поднят ещё в начале августа 1941 года. Командование Краснознамённого Балтийского флота (КБФ) предложило за счёт личного состава базы усилить оборону Таллинна. Однако нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов отнёсся к этой идее отрицательно. 14 августа Военный совет КБФ получил от него следующую директиву: «Переброска частей с Ханко признана неправильной, предложено обеспечить запасы продовольствия и боеприпасов и драться».

Однако шло время, оперативная обстановка значительно осложнилась. Немцы захватили Таллин, база Ханко с её 26-тысячной группировкой оказалась в тылу противника. У её защитников заканчивались боеприпасы, приближалась холодная зима, с установлением ледового покрова финны могли подойти к базе по льду, а вот отбить их атаки при отсутствии патронов было уже нереально. После потери Таллинна снабжение Ханко практически прекратилось, два месяца у базы не побывал ни один советский корабль. На ней стали экономить боеприпасы и сократили продовольственный паёк. В сложившейся обстановке мож Расчёт советского орудия береговой обороны во время боя

Но было принять только два решения: оставить бойцов базы сражаться до последнего патрона или попытаться провести эвакуацию гарнизона Ханко. Первый вариант привёл бы только к неоправданным потерям, но никакого выигрыша в военном плане не сулил, в то же время бойцы и оставшееся на складах Ханко продовольствие были очень нужны в Ленинграде. Вот поэтому в конце октября Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение об эвакуации гарнизона Ханко в Ленинград.

Стоит отметить, что на тот момент у командования флота был печальный опыт эвакуации гарнизона из Таллинна в Кронштадт. Во время неё были потеряны десятки кораблей, а из 30 тысяч человек, которых перевозили морем, погибло около 18 тысяч. Эвакуация гарнизона Ханко в Кронштадт представляла собой очень сложную задачу. К тому времени оба берега Финского залива были заняты противником. Понятно, что он делал все, чтобы никакого движения по фарватерам советских кораблей не происходило. Для этого использовались авиация, береговая артиллерия, подводные лодки и лёгкие боевые корабли. Кроме того, залив был буквально нашпигован минами.

Командование приняло решение начать эвакуацию скрытно в тёмное время суток, чтобы исключить применение противником авиации. Опасность подрыва кораблей на минах предполагалось ликвидировать с помощью тральщиков типа БТЩ. Из-за отсутствия достаточного количества транспортов для эвакуации решили использовать и боевые корабли. Остров Гогланд стал промежуточной манёвренной базой. Руководил операцией командующий эскадрой вице-адмирал В.П. Дрозд. Эвакуация личного состава базы Ханко и прикрытие отхода частей при последней посадке возлагались на генерал-майора С.И. Кабанова и дивизионного комиссара А.Л. Расскина.

Военные хитрости

Конце октября небольшая группа наших тральщиков сумела добраться на рейд Ханко. Они доставили снаряды для 130-мм пушек, бензин и 10 литров консервированной донорской крови. 27 октября эти корабли благополучно вернулись в Кронштадт. Этот пробный поход первого отряда доказал, что Финский залив, заполненный минами противника, вполне можно пройти при наличии трального обеспечения. После этого было решено начать эвакуацию; вести её предполагалось несколькими эшелонами небольших отрядов кораблей.

Второй отряд кораблей пошёл к Ханко уже 1 ноября: заработал так называемый Гангутский экспресс.

Хотя тральщики, корабли и катера всё же несли потери от подрывов на минах, операция продолжалась и шла по графику. Конечно, финны и немцы быстро прознали о том, что к Ханко и обратно постоянно идут небольшие караваны судов, и всячески этому препятствовали, но эвакуация не прекращалась. Тем временем на базе уничтожали все, что нельзя было вывезти морем. Под грохот артиллерийской канонады (для маскировки) взрывали тяжёлые орудия и оборудование, что-то сжигали, а что-то топили в море. Мины решили использовать по назначению: сапёры базы установили их десятки тысяч, причём их до сих пор продолжают искать.

Существовала опасность, что противник, узнав об отсутствии на базе тяжёлого вооружения и малочисленности её защитников, прибегнет к штурму, отразить который будет очень сложно.

Чтобы базы применил ряд эффективных военных хитростей. Так, 4 ноября генерал Кабанов организовал «день молчания». База словно вымерла, отменили даже приготовление пищи, чтобы дымок не выдавал присутствие людей. Финнов эта мертвецкая тишина весьма озадачила: они открыли артиллерийский огонь, но никакого ответа на него не получили.

Казалось, красноармейцы просто испарились, и на базе никого нет. Два финских взвода через несколько часов с опаской приблизились к проволочным заграждениям и попытались их перерезать. Тут их и накрыла лавина огня, в результате чего уцелели буквально единицы. Подобные «дни молчания» Кабанов устраивал для противника ещё несколько раз, приучая его к мысли, что тишина на базе ничего не значит и является своеобразной ловушкой. Это должно было пригодиться, когда базу покинут последние бойцы, тогда финны, несмотря на безмолвие, побоятся сразу на неё сунуться.

Ещё одна хитрость весьма впечатлила как финнов, так и немцев. Финны прозвали её «пулемёты-призраки». Умельцы с базы сумели сделать так, чтобы пулемёты вели огонь без присутствия людей. Пока они действовали в «автоматическом режиме», последние защитники базы благополучно погрузились на корабли. Как же работали эти «пулемёты-призраки»?

Когда финское население в спешке покидало полуостров перед передачей его СССР, в домах осталось немало различного имущества. Так бойцы нашли шесть патефонов, пять из которых использовали для сооружения «пулемётов-призраков». Устройство представляло собой станковый «Максим» с большим количеством патронов в ленте, к нему особым образом были подсоединены немного переделанный патефон и аккумулятор от грузовика. Когда пластинка полностью проигрывалась, игла касалась клеммы, происходило замыкание цепи, самодельное устройство давило на гашетку, и пулемёт начинал стрелять.

Для имитации огня на значительном участке пяти патефонов (один бойцы забрали с собой) было недостаточно, так что в ход пошли будильники, которые также замыкали цепь, в результате «максим» давал очередь. С десяток пулемётов «оборудовали» собаками: их привязали к гашеткам, а рядом подвесили куски конины. Собака прыгала к мясу, при этом дергала за гашетку, и раздавалась очередь. Животное пугалось и пряталось. Потом оно успокаивалось и снова пыталось достать мясо, в результате все опять повторялось. Благодаря этим хитростям эвакуация последних защитников Ханко прошла успешно. Финны и шведы добровольно рискнули проникнуть на базу только на следующий день.

Несмотря на кишащее минами море, активное противодействие противника, суровые погодные условия, Кронштадта достигли 82% эвакуированных с базы Ханко. Это была одна из самых успешных эвакуации в истории войны на море. Даже немцы посчитали эту операцию образцовой.

Журнал: Война и Отечество №4, апрель 2021 года
Рубрика: Удивительное оружие
Автор: Виталий Голубев




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, война, Великая отечественная война, корабль, Война и Отечество, Финляндия, флот, эвакуация, 1941, база, БНД, развал


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022