Эвакуация в СССР во время Великой Отечественной войны

Согласно статистике, в начальный период Великой Отечественной войны из прифронтовых областей СССР вглубь страны было срочно эвакуировано почти 30 тысяч крупных и средних предприятий и около 17 миллионов граждан. Это позволило серьёзно укрепить военно-промышленный потенциал государства и обеспечить войска необходимым вооружением и боеприпасами. По масштабам проведённых действий вывоз людей и оборудования был крупнейшим в мировой истории и стал одним из ключевых факторов, обеспечивших победу.

Фото: эвакуация в СССР во время войны кратко

Исправленный вариант

До войны о планах возможной эвакуации советским людям не сообщали: считалось, что врага в случае чего будут бить на его территории, и за высказывание иной точки зрения можно было угодить в НКВД. Но уже в 1939 году в ведомствах, отвечающих за вооружение и боеприпасы, были составлены секретные программы постепенного переноса производства на Урал, чтобы военные заводы размещались в зоне, недосягаемой для авиации вероятного противника как с запада, так и с востока. К началу войны были выбраны площадки и частично подготовлены коммуникации. Эта работа, безусловно, помогла провести эвакуацию быстро и успешно.
Уже 24 июня 1941 года при СНК СССР был создан Совет по эвакуации. Через три дня вышло его первое постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества». В государственных архивах сохранились первоначальный текст, составленный заместителем председателя СНК Лазарем Кагановичем, и окончательный вариант, утверждённый главой государства Сталиным. Расхождения касались пункта 2-6, посвящённого эвакуации населения. По предложению Кагановича, в случае реальной угрозы захвата противником населённых пунктов отправке в тыл подлежали (в порядке перечисления): гражданское население, квалифицированные рабочие, семьи начсостава Красной армии, работников НКВД, ответственных советских и партийных работников, а также дети до 15 лет. В исправленном варианте постановления: семьи начсостава, квалифицированные рабочие, инженеры и служащие вместе с эвакуируемыми предприятиями и только потом — гражданское население, причём в первую очередь молодёжь, годная для военной службы. Такое смещение интересов станет причиной того, что жителей оставляемых врагу населённых пунктов попросту бросали, даже не пытаясь вывезти.

Своя семья роднее

5 июля 1941 года совнарком СССР принял сразу два секретных постановления об эвакуации. Одно из них (№1821-814сс) касалось безусловного приоритета отправки в безопасные места семей руководящих партийных и советских работников, а также командирского состава Красной армии и НКВД. Эта категория граждан имела право выбора нового места жительства, обеспечения всем необходимым в пути и первоочередного трудоустройства в местах прибытия.
Второе постановление (№1821-815сс) регламентировало эвакуацию рабочих и служащих — она должна была производиться только по указанию Совнаркома (для семей партийных и советских руководителей такого разрешения не требовалось).
Таким образом, партийные чиновники думали в первую очередь о своих семьях. Перемещение остального населения должно было прежде всего служить налаживанию производства на новом месте — и только потом выполнению гуманитарных задач по спасению жизней.

В сжатые сроки

Согласно документам, с июля по декабрь 1941 года на восток было эвакуировано 1523 крупных предприятия: с территории Украины — 550, из Москвы и Подмосковья — 498, из Белоруссии — 109, из Ленинграда — 92 и т.д. В основном местами нового размещения стали Урал (667), Казахстан и Средняя Азия (308), Сибирь (244), Поволжье (226). Поезда на восток шли непрерывным потоком, буквально на расстоянии тормозного пути друг от друга. Для эвакуации было задействовано около 300 тысяч вагонов — половина всего парка страны. Кроме промышленных предприятий, на восток отправили около двух с половиной миллионов голов скота, а также большое количество культурных ценностей из музеев западной части страны.
Конечно, такая масштабная задача, да ещё и в условиях войны, не могла быть выполнена без ошибок. Иногда оборудование заводов приходило не в те города, вагоны попадали под бомбёжки, работников, имеющих бронь, в случае вынужденных обстоятельств снимали с поездов и направляли на фронт.
Условия труда в эвакуации были очень тяжёлыми: часто рабочим приходилось ночевать прямо в цехах, ведь жильё для них строилось в последнюю очередь, главным было скорейшее налаживание выпуска продукции. Наскоро возведённые помещения плохо отапливались, а осень и зима на Урале и в Сибири в том году выдались очень холодными. Ветераны вспоминали, что во время работы руки примерзали к станкам.
Тем не менее предприятия заработали на новых местах уже через несколько месяцев. К примеру, московский завод №217, выпускавший оптические приборы, вместе с 10 тысячами работников и членов их семей был перевезён в Свердловск за 28 дней, для эвакуации потребовалось 10 эшелонов (630 вагонов). Огромный завод, производящий авиационные двигатели, переместили из города Александровска (ныне — Запорожье) в Омск, для этого было задействовано 3000 вагонов. Испытание первого собранного на новом месте двигателя прошло 7 ноября 1941 года — через месяц после начала переезда.
В августе 1941 года в Нижнем Тагиле на базе Уралвагонзавода и 11 эвакуированных предприятий (в том числе Харьковского завода №183, где создали знаменитый Т-34) заработал Уральский танковый завод — и в ноябре он уже отправил на фронт 155 новых боевых машин.

Знаете ли вы что…

В Ташкенте в годы войны кузнец Шоахмед Шамахмудов и его жена Бахри Акрамова усыновили 15 эвакуированных детей-сирот, среди которых были русские, белорус, молдаванин, еврейка, латыш, казах, немка и татарин.

Расстрел без приговора

Кроме примеров трудового героизма, в истории эвакуации были и позорные страницы. Речь прежде всего идёт о вывозе заключённых ГУЛАГа с территорий, находившихся в непосредственной близости от зоны военных действий.
Приказ об их эвакуации поступил по телефонам ВЧ-связи 23 июня 1941 года — на второй день войны. Было дано распоряжение: лица, впервые отбывающие наказание за прогулы, мелкие хищения, незначительные должностные и бытовые преступления, подлежат досрочному освобождению и мобилизации в армию. Но осуждённых по 58-й статье (контрреволюционная деятельность), подавляющее большинство которых потом посмертно реабилитировали, следовало расстрелять. По имеющимся документам, во второй половине 1941 года без утверждения приговора судебными инстанциями было казнено 10645 врагов народа, хотя историки считают, что это число занижено.
В общей сложности эвакуация коснулась 27 исправительно-трудовых лагерей, находившихся в западной части СССР, в них содержалось 750 тысяч заключённых. Транспорт для них выделялся в последнюю очередь, в основном осуждённые передвигались своим ходом — нередко на расстояния до тысячи километров. Неудивительно, что в пути многие погибали, в том числе от голода и издевательств конвоиров.

Граждане без паспортов

Уделяя повышенное внимание вывозу промышленных предприятий и их работников, власти фактически бросили на произвол судьбы остальное гражданское население западных районов страны. Чувствуя приближение немецких войск, люди пытались спасаться самостоятельно. Общее число беженцев на восток историки оценивают очень приблизительно — не менее 2 миллионов человек. При этом процедуру регистрации на Урале, в Сибири и Средней Азии прошли только 427 тысяч. Стоит заметить, что большинство беженцев были членами колхозов, которым паспорта не выдавались, поэтому они не могли зарегистрироваться по новому месту жительства.
О страшном положении беженцев, в основном женщин и детей (мужчины были на фронте), массово пробиравшихся из оккупированных районов без еды, денег, не имея официальной возможности воспользоваться железнодорожным транспортом, умирающих от бомбёжек, голода и болезней, заговорили только в последние годы. По существующим тогда законам тем, кто покинул местожительство без соответствующего разрешения, грозило уголовное наказание, поэтому беженцы только в самом крайнем случае обращались за помощью к официальным органам.

Возвращение назад

После перелома в войне, начиная с лета 1943 года, началось массовое возвращение людей в родные места. Оно тоже было сопряжено со многими трудностями. Руководство страны боялось, что уже налаженное в восточной части производство из-за оттока квалифицированных кадров может остановиться. Опасения не были беспочвенными. Например, летом 1945 года в составе рабочих эвакуированного в Челябинск Ленинградского Кировского завода было 6000 ленинградцев, 4500 харьковчан, 2000 сталинградцев. Если бы они разом вернулись домой, завод просто встал бы. Кстати, работники предприятия 12 мая 1945 года написали Сталину. В послании были следующие строки: «Жить в таких собачьих условиях, которые вы нам создали, дальше невозможно. Мы раздеты, разуты, квартирные условия ни к черту. <…>. Мы спрашиваем: скоро ли в Ленинград?» В итоге с ними была проведена «разъяснительная работа», многих отправили в находившиеся по соседству лагеря.
Процесс реэвакуации длился несколько послевоенных лет. Рабочих отпускали небольшими партиями. А вывезенные в начальный период войны предприятия не демонтировали, и они продолжили свою работу, увеличивая как оборонный, так и промышленный потенциал СССР.

Журнал: Тайны 20-го века №25, июнь 2019 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Светлана Савич




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —