Фёдор Крылович — Диверсия

В 1970 году журнал «Смена» напечатал интервью главы партизанского движения Белоруссии Пантелеймона Пономаренко. В нём он заявил: «Если бы речь шла о самой выдающейся операции, совершенной одним человеком, я бы, не задумываясь, ответил: уничтожение четырёх военных эшелонов на станции Осиповичи в июле 1943 года».

Фото: Фёдор Крылович — диверсия, интересные факты
Во времена СССР в школах рассказывали о подвиге Зои Космодемьянской, зверски замученной фашистами. При этом то, что конкретно сделала Зоя, часто опускали. В годы перестройки стало известно, что Космодемьянская зимой поджигала дома и фермы мирных людей, невольно оказавшихся в оккупации, дабы те не достались врагу. Но её заслуги перед страной не идут ни в какое сравнение с диверсией Фёдора Крыловича.

Фронт в тылу врага

К началу войны комсомолец из белорусского города Осиповичи уже имел опыт участия в боевых действиях. В 1937 году Фёдор окончил курсы связистов в Ульяновске и был призван в Красную армию. Он участвовал в боях с японцами на Халхин-Голе и у озера Хасан. Позднее связиста перевели в подразделение принимавшее участие в советско-финской войне 1939 года. После её окончания красноармеец был демобилизован и вернулся в Осиповичи, где продолжил работать электриком на железнодорожной станции.
После объявления войны с Германией Фёдор пришёл в военкомат с просьбой отправить его добровольцем на фронт. Но железнодорожные специалисты были нужны в тылу и не подлежали призыву. В первые дни войны с запада на восток шли эшелоны с эвакуированным имуществом, оборудованием и людьми. Нагрузка на железнодорожников ложилась колоссальная. Но уже через неделю все закончилось: 30 июня 1941 года в Осиповичи вошли немцы. Вместе с товарищами Фёдор хотел самостоятельно добраться до линии фронта, но Красная армия в те дни настолько быстро отступала, что сделать это не удалось. Правда, все считали, что до Нового 1942 года в город вернутся «наши», но время шло, а обнадёживающих новостей так и не было.
Тем временем, под угрозой отправки в концлагерь, Фёдору предложили вернуться к работе на станции. Так как выбора не было, комсомолец вновь стал электромонтёром. Работа давала ему продуктовые карточки и небольшую зарплату. А чтобы его не сочли за пособника оккупантов, Фёдор стал искать выходы на подпольщиков. В Осиповичах их организация была слаба, а диверсии больше напоминали школьные проделки. Так, подпольщики слушали московское радио и, переписав фронтовые сводки, распространяли листовки по городу. В другой раз Крылович насыпал песок в буксы колёс и повредил цилиндр у паровоза. Хотя и за это немцы легко могли расстрелять, сам Фёдор понимал, что этого совсем не достаточно, чтобы нанести урон врагу.
В конце концов, ему удалось выйти на партизанский отряд, командир которого стал давать ему поручения: собрать данные, найти лекарства или какие-то очень нужные вещи. В Осиповичах Фёдор сумел подобрать надёжных парней, из которых образовалось девять комсомольских ячеек по три-четыре человека. Все они жаждали скорой победы над врагом.

Подарки от английской королевы

В июле 1943 года секретарь Могилёвского обкома комсомола Пётр Воложин в письме к секретарю ЦК комсомола Белоруссии Кириллу Мазурову дал Крыловичу хорошую характеристику. В итоге Фёдору поручили собирать разведданные для партизанского спецотряда Наркомата госбезопасности БССР «Храбрецы», располагавшегося в Октябрьском районе Полесской области. Кроме того, Воложин получил две магнитные мины английского производства, которые он передал Крыловичу. Как пояснил секретарь электромонтеру, необходимо было взорвать немецкий воинский эшелон.
Тянуть с выполнением задания Фёдор не стал. 29 июля 1943 года он должен был выйти на дежурство и тогда же «подложить свинью» немцам. Мины он спрятал на дно своего ящика с инструментами, так что никаких подозрений монтер не вызвал. Как раз в эту ночь прибыл эшелон с топливом для нужд Вермахта. Как правило, такие составы на станции долго не стояли, уходили к фронту — но на этот раз поезд «застрял». Причиной стал сломанный семафор, починить который срочно вызвали Крыловича.
Вместе с немецким солдатом из конвоя Фёдор направился к сломанному семафору. Путь пролегал как раз мимо того самого поезда с горючкой. Когда немец решил отойти по нужде, монтер быстро прикрепил одну мину на цистерну в начале состава. Вторую получилось поставить уже на обратном пути, в конце поезда. Как прикинул Крыло-вич, рвануть мины должны были уже после отправки поезда со станции. Так он надеялся избежать подозрения в отношении себя. Но, вопреки его планам, немцы не стали отправлять состав к фронту, а просто переставили его на другой путь, где поблизости стояли составы с боеприпасами и военной техникой.
Ровно в три часа ночи страшный взрыв заставил дребезжать стекла всех домов в Осиповичах. Жители города, решив, что начался массированный авианалёт, стали выбегать из домов и искать убежище. Но оказалось, что горит и взрывается только в одном месте — на железнодорожной станции. Цистерны взлетали на воздух одна за другой, и немцы попробовали расцепить оставшиеся невредимыми ёмкости. Но тут из хвоста состава раздался взрыв второй мины, и огненная волна полностью охватила состав с горючим. Море огня быстро перекинулось на соседний поезд, гружённый артиллерийскими снарядами и авиабомбами. Вот здесь и началось самое «интересное». От высокой температуры боеприпасы стали детонировать и разлетаться в разные стороны. В том числе и в сторону поезда, на платформах которого стояли новенькие «Тигры», предназначенные для усиления танковых дивизий на Курской дуге. Надо ли говорить, что прямое попадание артснаряда не могла выдержать даже хвалёная броня «Тигра».

Апокалипсис на станции

Об этой диверсии после следственных действий офицер оперативного отдела 203-й охранной дивизии написал: «30.07.1943. Около 2 часов на станции Осиповичи на железнодорожном составе с горючим взорвалась магнитная мина. В результате пожара сгорело 29 цистерн с бензином, 60 вагонов с боеприпасами и эшелон с боевой техникой. В результате взрывов боеприпасы разбросаны по всей территории. Срочно затребованы пиротехники из Минска и Могилёва для обезвреживания всюду разбросанных снарядов и бомб. По данным 550-й полевой комендатуры, потери до сих пор составили 3-4 солдата убитыми, 27 солдат и б железнодорожных служащих ранено».
Но немец явно занизил результаты ночного кошмара. Сам «герой ночного переполоха» так оценил результат вылазки: «В результате взрыва уничтожено: 8 цистерн авиамасла, 23-25 цистерн с бензином, 65 вагонов с боеприпасами, 5 танков «Тигр», 3 танка «Л-20», 10 бронемашин, 12 вагонов с продуктами, 5 паровозов, кран для подачи угля, угольный склад… Сведения мною уточнены».
Помимо материального урона, Вермахт понёс и оборонительный. Танки «Тигр», «Л-20» и 10 бронемашин ехали для усиления танковых частей на Курской дуге. Конечно, в общей массе техники, что там воевала, это не так уж много. Но, с другой стороны, сколько жизней советских солдат могли забрать экипажи этих уничтоженных Крыловичем танков?
Стоит отметить, что диверсия такого масштаба не прошла не замеченной в ставке фюрера. Её итоги обсуждались в немецком Генштабе, результатам чего 8 генералов охранной службы лишились своих должностей, а некоторые были разжалованы. Они были обвинены в проявлении халатности, приведшей к значительным потерям Вермахта, и уменьшении боеспособности немецкой армии на Курской дуге.
Сам Фёдор Крылович после устроенного переполоха в городе оставаться не мог. С группой подпольщиков он ушёл к партизанам, где воевал в разведывательно-диверсионной группе. Был несколько раз ранен. Именно проблемы со здоровьем не позволили ему продолжить борьбу с фашистами после освобождения Осиповичей в июле 1944 года. Крыловича комиссовали, и он возвратился на станцию работать монтёром.
Интересно, что за крупнейшую в годы Великой Отечественной войны диверсию Фёдора Крыловича не спешили награждать. После войны он, как и тысячи белорусов, получил лишь медаль «Партизану Отечественной войны». Сам он не трубил о своём подвиге, скромно трудясь на станции. И только по ходатайству секретаря ЦК комсомола Белоруссии Мазурова Фёдора Крыловича в 1949 году наградили Орденом Ленина. Хотя многие считали, что Крылович достоин звания Герой Советского Союза. Но не случилось. К сожалению, раны, полученные в войну) сделали своё дело — в 1959 году в 43-летнем возрасте Фёдор Крылович скончался.

Журнал: Загадки истории №29, июль 2019 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Алексей Мартов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —