Работа разведки всегда невероятно трудна и кропотлива. Кому-то приходится отказываться от своей личности, проживая чужую жизнь, добывая при этом ценнейшие сведения из логова врага. История генерала ГРУ Александра Самохина, невольно ставшего предателем родины, уникальна, в том числе с юридической точки зрения.

Был ли предателем Александр Георгиевич Самохин?

Генерал-майор Александр Самохин - предательство

Наш человек в Белграде

В конце 1940 года в посольстве СССР в Белграде появился новый военный атташе. В этом качестве послу был представлен прибывший из Москвы генерал-майор Александр Самохин. Как принято, ему же по совместительству предстояло негласно исполнять роль резидента Главного разведывательного управления (ГРУ) Красной армии в Югославии. В этом качестве Самохин проходил под оперативным псевдонимом «Софокл».
Сразу по прибытии к новому месту службы генерал энергично взялся за восстановление старых связей и поиск новых источников информации. Советский Генеральный штаб вплоть до весны 1941 года рассматривал возможное участие Югославии, Греции и Болгарии в отражении вероятной агрессии фашистской Германии против СССР. 4 января 1941 года начальник ГРУ генерал Голиков передал Сталину донесение Софокла, содержащее выдержки из доклада югославского генштаба: «Россия в неблагоприятном положении из-за присутствия немецких дивизий в Румынии. Она, хотя и вынуждена продолжать сотрудничество с Германией, не может не понимать, что столкновение с ней неизбежно. А пока в Москве полагают, что каждый день продолжающейся в Европе войны несёт для Германии жертвы, а для СССР, наоборот, усиление позиций. Советский генштаб уже имеет новый оперативный план, основанный на гипотезе, что центр тяжести будущей войны будет лежать в районе советско-венгерско-словацкой границы. При этом в СССР рассчитывают, что в этом случае удастся добиться отсечения немецких войск от баз и источников снабжения и, в конечном итоге, к их разгрому…».
Югославы оказались неплохо осведомлены — в Москве действительно планировали в случае войны с Германией отсечь её от румынской нефти. Через три недели от Софокла пришла новая информация о словах немецкого посла, сказанных в узком кругу: «Балканы для немцев являются решающим звеном. Если СССР не примет это, война с ним неизбежна». В середине февраля Москва получила ещё одну депешу от Софокла: на восточных границах немцы сосредоточили 127 дивизий. А 10 марта пришла более тревожная информация: Гитлер отказался от высадки на Британских островах и видит в качестве своей ближайшей задачи захват Украины и Баку; выступление немцев намечается на апрель-май 1941 года; союзниками немцев станут Венгрия, Румыния и Болгария.
Самохин продолжал снабжать Генштаб ценной информацией из Белграда, пока в этот город не вступили гитлеровские войска. С началом оккупации советские представители были вынуждены покинуть Югославию. СССР пока ещё оставался союзником Германии, поэтому во избежание каких-либо инцидентов Самохина вплоть до границы сопровождал ре знакомый ему немецкий офицер-порученец.

Роковой полёт

Вернувшись на родину, генерал Самохин принял под своё начало стрелковый корпус, но вскоре был задействован в ГРУ, где возглавил Второе управление. В апреле 1942 года генерал получил новое назначение — принять 48-к армию, действующую в составе Брянского фронта. 21 апреля он на небольшое самолёте-разведчике, пилотируемом лётчиком из состава эскадрильи ГРУ Коноваловым, вылетел из Москвы к месту назначения. Первой остановкой должен был стать Елец, где располагался штаб фронта. Здесь Самохину предстояло представиться командующему и вручить ему пакет особой важности из Ставки Верховного Главнокомандующего, содержащий полностью оперативный план действий фронта на летнюю кампанию 1942 года.
Через 2-3 часа полёта Самохин заметил, что их самолёт прошёл над линией фронта и продолжает полёт вглубь территории, занятой противником. Как ни странно, пилот никак не среагировал — на это обстоятельство. Генерал приказал немедленно разворачиваться, но их самолёт уже был замечен и обстрелян немцами. По словам Самохина, лётчик с трудом сумел посадить в поле получившую повреждения машину. К ним уже мчались немецкие мотоциклисты и бежала пехота. Самохин успел сжечь секретный пакет до того, как был схвачен и обыскан. Гитлеровцы сразу же изъяли у генерала пистолет и удостоверение офицера ГРУ.
Однако некоторые из исследователей того периода войны излагают историю пленения Самохина по-иному. Один из них, а именно Виктор Миркискин, пишет: «На пути к новому месту службы самолёт генерала приземлился вместо Ельца в оккупированном немцами Мценске». При этом автор не уточняет, было ли это сделано сознательно или в результате грубой ошибки пилота. Последнее объяснить сложно: ведь на аэродроме Мценска в тот день уже стояли самолёты с крестами на фюзеляжах. К тому же аэродром этот был расположен километрах в 200 от Ельца, да и по другую сторону фронта. Безусловно, ясность в эту сомнительную ситуацию мог бы внести пилот Коновалов, но о его дальнейшей судьбе ничего не известно. По крайней мере, в свою часть он ре никогда не возвращался.

В плену

Так или иначе, генерал Самохин оказался в плену, где и пробыл три года, вплоть до 29 апреля 1945 года, когда был освобождён вместе с другими пленными советскими генералами из Моосбургского концлагеря американскими союзниками. А тогда, в апреле 1942 года, его доставили в Орёл, в штаб немецкой 2-й танковой армии, затем после допроса отправили самолётом в Летцен (Восточная Пруссия), где 10 суток держали в одиночке, непрерывно выводя на допросы. Немцы понимали, что к ним в руки попала крупная птица. В Самохине узнали бывшего военного апаше в Югославии. Попавший в феврале 1943-го в плен под Сталинградом полковник фон Петцольд, офицер штаба фельдмаршала Паулюса, на допросе показал, что в Летцене он лично допрашивал генерала Самохина, который на все его вопросы отвечал в духе: «не помню, забыл вследствие перенесённого шока и т.п.». При этом никаких оперативных документов при пленном обнаружено не было. Это же подтвердили два других пленных немецких офицера — на допросах генерал Самохин держался стойко. Однако позже в руки нашей разведки попал приказ командующего 2-й немецкой танковой армией генерала Шмидта, в котором он объявлял о поощрении служащих одного из подразделений «за пленение русского генерала, в результате чего германское командование получило весьма ценные сведения…». Был ли этот приказ на самом деле изощрённой дезинформацией противника или отражал истинное положение вещей, остаётся неизвестно.
Чтобы немцам не удалось выбить из него желаемую важнейшую информацию, а Самохин знал, как гестапо умеет это делать, он решил предложить свои услуги немецкой разведке. При этом рассчитывал, что, получив задание, сумеет вернуться к своим. Подходящий случай подвернулся, когда на одном из допросов Самохин узнал немецкого офицера, который в своё время сопровождал его при выезде из оккупированной Югославии. Улучив момент, Самохин обратился к нему по-сербски: «Пожалуйста, сообщите своему командованию, что я мог бы быть им полезен при условии заброски меня за линию фронта». Немец промолчал, а понявший суть разговора переводчик заметил, что вербовать Самохина бессмысленно, поскольку как только тот окажется у своих, то будет немедленно расстрелян, а поверивших ему немцев попросту сочтут слабоумными. Так попытка подставиться под вербовку сорвалась.

У своих

Сразу после освобождения американцы переправили русских генералов в Париж, где находилась советская военная миссия. От имени всех освобождённых из плена Самохин направил телеграмму Сталину: «…живы, готовы к новой службе…». Вскоре они вылетели в Москву. Приземлились на военном аэродроме. Здесь их ждал автобус. Конвоя не было, однако встречавшие генералов офицеры контрразведки были немногословны и вооружены. Сначала всех поместили в так называемый контрольно-фильтрационный лагерь. Там после санобработки выдали офицерскую форму, но без знаков различия. Некоторых сразу взяли под стражу. 21 декабря 1945 года заместитель наркома обороны Николай Булганин, начальник Генштаба Алексей Антонов и глава контрразведки СМЕРШ Виктор Абакумов совместно подготовили для Сталина доклад по делу 36 побывaвшиx в плену генералов. Они предлагали:
1) Направить в распоряжение Управления кадров Наркомата обороны 25 генералов.
2) Арестовать и судить 11 генералов, которые, по мнению авторов доклада, оказались предателями и, находясь в плену, вели активную антисоветскую деятельность.
Сталин предложения одобрил.
Персонально о Самохине в представленной Сталину справке говорилось: «На допросах в Главном управлении Смерш Самохин показал, что, испугавшись возможных допросов в гестапо, пытался подставить себя германской разведке для вербовки и последующей переброски за линию фронта, где он якобы собирался явиться с повинной. Однако немцы будто бы его предложение отвергли».
В итоге против Самохина было выдвинуто обвинение в измене родине по статье, предусматривавшей смертную казнь. Каждый вечер его выводили на допросы, длившиеся всю ночь. И каждый раз следователь заносил в протокол фразу: «Сотрудничество с германской разведкой отрицает».
Впрочем, это не помешало заместителю министра госбезопасности Рюмину 16 февраля 1952 года утвердить заключение по обвинению генерала Самохина в том, что он «изъявлял желание сотрудничать с фашистской разведкой». 25 марта Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Самохина к 25 годам лагерей. На судебном заседании в последнем слове обвиняемый заявил: «Да, я сделал опрометчивый шаг, пытаясь подставить себя под вербовку. В этом моя вина, но я сделал это с целью вырваться из плена и избежать выдачи врагу каких-либо сведений. Я виновен, но не в измене Родине. В руки врага я ничего не дал, и совесть у меня чиста…».
От длительного заключения и, возможно, смерти Самохина спасла кончина Иосифа Сталина. 28 июля 1953 года решением Верховного суда он был полностью реабилитирован. По состоянию здоровья, подорванного в тюремных застенках, он вышел в отставку, а в июле 1955 года скончался, унеся в могилу много оставшихся без ответов вопросов.

Журнал: Запретная история №11(104), июнь 2020 года
Рубрика: История разведки
Автор: Константин Ришес, Анатолий Буровцев

Метки: СССР, война, Великая отечественная война, самолёт, плен, генерал, аэродром, предательство, ГРУ, Запретная история, Самохин



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —
На сайте имеются материалы возрастной категории 18+