С момента гибели британского лайнера «Сити оф Бенарес» прошёл практически 81 год. Лайнер был торпедирован и потоплен 17 сентября 1940 года немецкой подводной лодкой U-48. Гибель судна в Великобритании вызвала сильное общественное возмущение, так как жертвами стали несколько десятков детей. Под «раздачу» общественности попали все: и немцы, которые безжалостно погубили детей, и британское руководство, которое додумалось отправить в Канаду юных подданных в составе военного конвоя. Но, как оказалось, история знает немало похожих эпизодов, которые доказывают — даже на войне не все средства хороши.

Потопление корабля City of Benares

Гибель лайнера City of Benares с детьми потопленного немецкой подлодкой

Хорошо там, где…

Английский корабль «Сити оф Бенарес» должен был перевезти в Канаду английских детей от немецких бомбёжек. Власти Туманного Альбиона решили, что на другом континенте юным британцам будет куда лучше. Без атак с воздуха, бомбардировок, без вероятности вторжения на родную территорию. Помимо Канады были выбраны ещё несколько пунктов, куда британское руководство спешно эвакуировало детей. Это Австралия, Новая Зеландия и Южная Африка. Программа по переселению оказалась востребованной. Записалось порядка 200 тысяч детей, готовых покинуть родные пенаты. Стоить отметить, что была она добровольной.
Решение об эвакуации далось непросто. И без того властям было чем заняться. А тут ещё такое «глобальное переселение» свалилось на их головы. Решать вопрос нужно было быстро и с минимальными материальными издержками. Дело в том, что начало войны оказало сильное влияние на экономику Великобритании, Зависящую от импорта. В результате введения на море конвойной системы импорт сократился на четверть. Жителям метрополии пришлось потуже затянуть пояса, так как не все суда с грузами продовольствия достигали портов, становясь жертвами немецких подлодок и авиации. Правительство Великобритании было вынуждено ввести нормированное распределение некоторых видов продуктов, перейдя к карточной системе.
Эта мера сказалась на питании англичан, рацион которых теперь отличался от довоенного. Особенно от этого страдали дети. Поэтому неудивительно, что уже зимой 1939-1940 гг. с Британских островов началась добровольная эвакуация гражданского населения.
Первое время «бегство» на другой континент не поддерживалось британским правительством. Но и тем, кто желал уехать искать счастья на территории США или Канады, палки в колёса не вставляли. Относились с пониманием, а где-то и с облегчением (когда речь шла о массовой миграции) — голодными ртами меньше. При этом такие путешествия оставались частным желанием граждан уехать от войны. Планировать такие поездки они должны были самостоятельно. Однако по мере ухудшения военной ситуации — с началом налётов люфтваффе и появлением угрозы высадки вермахта в Великобритании — в британском парламенте стали поднимать вопрос об организованной эвакуации хотя бы детей за океан. Летом 1940 года по поручению премьера Уинстона Черчилля был создан Совет по распределению детей в доминионах — Children's Overseas Reception Board, или сокращённо CORB, который взял на себя все расходы по их перевозке через океан.

Путешествие через океан

Разумеется, путь в Канаду малышам пришлось бы проделать на торговых судах, пересекая Атлантику. Великобритания ввязалась в весьма опасное дело. В то время это было связано с огромным риском из-за угрозы атак немецких подлодок. Британский торговый флот терял в среднем по три парохода в сутки. Но, судя по всему, в британском руководстве мало кто об этом задумывался, планируя перевозку детей морем. Дело-то, по большому счёту, делали благое. А о том, что, спасая детей от одной опасности, практически сразу же подвергали другой, в то время особо никто и не задумывался. Авось пронесёт… И ведь проносило! Первое судно с маленькими пассажирами на борту ушло в Канаду в июле 1940 года в составе одного из конвоев.
Первые торговые суда, везущие детей, не были торпедированы, хотя потери в их конвоях были. 28 августа из Ливерпуля вышел конвой ОВ-205, в составе которого были лайнеры «Ранджитата» и «Фолендам» с очередной партией малышей на борту. На последнем также находился коммодор конвоя контр-адмирал Ноулз со своим штабом, получивший предупреждение, что по курсу ОВ-205 действуют немецкие подлодки. «Серые волки» адмирала Деница не заставили себя долго ждать. Ровно в полночь 31 августа «Фолендам» был торпедирован подводной лодкой U-60 Адальберта Шнее.
Атака закончилась благополучно для британских кораблей. Никто не погиб. Экипаж и пассажиры, включая 320 детей, перешли в шлюпки и позже были подобраны другими судами конвоя. Кстати, по инструкции так поступать было категорически нельзя. Но героев не судят. Таким образом, всё окончилось относительно благополучно. После инцидента, в котором никто не пострадал только по счастливой случайности, британскому руководству следовало бы сделать хоть какие-то выводы. Было очевидно — такая схема эвакуации рано или поздно приведёт к катастрофе. Но никто никаких уроков из этого случая не сделал. А зря…
Британская «четвёртая власть» сделала своё дело. В прессе поднялась шумиха. На первых полосах многих газет рассказывалось в красках, как удалось спасти абсолютно всех детей с атакованного корабля. Безусловно, если не вдаваться в подробности, это было успехом. Англичане стали жертвами собственной пропаганды. Их мало интересовал тот факт, что спастись удалось всем только по чистой случайности. Рядом с местом происшествия оказались три судна, готовые спасать людей с риском для себя и в нарушение инструкций. Англичане посчитали, что и впоследствии подобные спасательные операции будут такими же успешными. А если так, то почему бы и не отправиться в поисках лучшей жизни, скажем, в Канаду? Но аналогичное происшествие вылилось в трагедию, о которой трубили уже не только британские СМИ, но и все остальные.

Корабль уходит на дно

Ели верить морским приметам, то конвой ОВ-213, вышедший в море в пятницу, 13 сентября 1940 года, не ждало ничего хорошего (легендарная пятница, 13-е!). Первые три дня плавания прошли спокойно, так как ордер из 20 судов сопровождали три военных корабля. Но на четвёртые сутки эскорт оставил ОВ-213, чтобы встретить конвой из Канады и сопроводить его в порт. Далее суда ОВ-213 должны были идти без охраны, возглавляемые пассажирским пароходом «Сити оф Бенарес», на котором находился коммодор конвоя контр-адмирал Макиннон и очередная группа эвакуируемых детей.
Немецкая подводная лодка U-48 заметила ОВ-213 утром 17 сентября. Однако волнение на море не способствовало перископной атаке, поэтому её командир Генрих Бляйхродт решил не торопиться с нападением, ожидая темноты. Немецкая подлодка шла по пятам британского конвоя весь световой день. Только с наступлением сумерек Бляйхродт перешёл к решительным действиям. Лодка атаковала конвой ровно в полночь, выбрав целью для своих торпед большое пассажирское судно, шедшее первым в центральной колонне. Это был «Сити оф Бенарес», который немцам удалось поразить лишь третьей торпедой, ставшей роковой для парохода и его пассажиров. После торпедирования судно продержалось на плаву около 15 минут. Его экипаж не поддался панике, но за такой короткий промежуток времени «Сити оф Бенарес» успел спустить на воду далеко не все шлюпки, а уж тем более не получилось разместить в них всех пассажиров. Крен парохода усиливался, начиналась паника. Люди стали прыгать за борт в надежде быть подобранными шлюпкой. В этой ситуации остро встал вопрос о спасении детей. Оказалось, что предыдущие три дня спокойного плавания по настоянию капитана пассажиры провели с пользой — тренировались садиться в шлюпки при сигнале учебной тревоги. И вот наступило время сдавать практический экзамен… К сожалению, немногие из ребят вспомнили наставления капитана. Помешал ещё и шторм, вызвавший приступы морской болезни. По этим причинам большинство детей не смогли покинуть тонущий пароход. Сразу после атаки немецкой подлодкой 11-48 ордер конвоя распался, и его суда разошлись в разные стороны, не оказав помощи гибнущим с «Сити оф Бенарес». Помощь пришла лишь спустя сутки, когда на место гибели судна прибыл британский эсминец, сумевший подобрать из шлюпок и воды 105 выживших. Ещё 42 человека, дрейфовавшие в шлюпке, были спасены другим эсминцем. Итог трагедии был таков: в результате атаки погибло свыше 250 человек, из них 77 детей. После этого британское правительство в считанные дни свернуло работу Совета по эвакуации детей в доминионы.
Генрих Бляйхродт пережил войну, под конец став британским пленным. Уж тут-то Великобритания отыгралась на нем. Немцу инкриминировали потопление «Сити оф Бенарес», сочтя нападение на судно военным преступлением. На суде Бляйхродта обвинили в том, что он намеренно атаковал пароход, заранее зная о нахождении на его борту детей.
Но Бляйхродт был оправдан. На суде он утверждал, что «Сити оф Бенарес» был законной целью для атаки, так как шёл в конвое. А во время неё ни командир, ни другие члены экипажа U-48 не знали о грузе и пассажирах судна.
С точки зрения международного законодательства, атака «Сити оф Бенарес», шедшего в составе конвоя, была правомерна, а руководствуясь выбором цели, немецкий подводник остановил взгляд на самом крупном судне, не имея о нём больше никаких сведений.

Повторение пройденного

Похожая ситуация произошла и с немецким судном. Вот только «всех собак» повесили на советского подводника Александра Маринеско. Он 30 января 1945 года потопил немецкое судно «Вильгельм Густлов». Гибель «Густлова» стала одной из крупнейших по числу жертв морских катастроф — по официальным данным, в ней погибло 5348 человек, а по оценкам ряда историков — реальные потери могли составлять от 8 до 11 тысяч жертв. В советское время было принято считать, что среди пассажиров на судне находились до ста подготовленных экипажей подводных лодок нового типа, а также партийные функционеры и представители военной элиты. Теперь же некоторые прозападные историки считают, что основной костяк пассажиров судна составляли беженцы, среди которых подавляющей частью были люди пожилого возраста, женщины (около 2000) и дети (около 3000).
Такой «разворот» в истории потопления «Густлова», считавшегося ранее «атакой века», привёл к возникновению мнений о неправомерности этой атаки и переквалифицировался в «военное преступление». Дошло даже до того, что командира С-13 Александра Маринеско перестали считать героем. Но только считать, и только некоторые так называемые историки. Звание Героя Советского Союза Александру Ивановичу Маринеско было присвоено посмертно 5 мая 1990 года.
Маринеско на Западе довольно быстро превратился в военного преступника, который виновен в гибели сотен людей. Тем более что Александру Ивановичу приписывали информированность о нахождении на борту лайнера беженцев. Согласно прозападным словоблудам, этот факт делал его одним из самых циничных и жестоких военнослужащих СССР. Выпустить торпеду по кораблю (да ещё и не одну!), зная при этом, что на борту сотни женщин и детей, которым не удастся спастись… Такой поступок геройским не назовёшь…
В Германии реакция на потопление «Вильгельма Густлова» на момент трагедии была довольно сдержанной. Немцы не разглашали масштабы потерь, чтобы не ухудшать моральное состояние населения ещё сильнее. Кроме того, в тот момент немцы несли тяжёлые потери везде и всюду.
Эта трагедия остаётся одним из наиболее страшных событий Второй мировой войны для немецкого народа. Из четырёх капитанов (странно, но их на борту было именно столько), которые спаслись после гибели корабля, самый молодой, Колер, не выдержав чувства вины, вскоре после войны покончил жизнь самоубийством.
По сути, лайнер представлял собой военную цель, и его потопление не являлось военным преступлением. «Вильгельм Густлов» был боевым кораблём, на который позволили подняться тысячам беженцам. Вся ответственность за их жизнь с того момента, как они поднялись на боевой корабль, лежала на соответствующих должностных лицах немецкого военного флота. Суда же, предназначенные для перевозки беженцев, плавучие госпитали, должны были быть обозначены соответствующими знаками — красным крестом, не могли носить камуфляжную окраску и не могли идти в одном конвое вместе с военными судами («Вильгельм Густлов» шёл в сопровождении миноносца «Лев»).
Ну и, конечно, ещё один неоспоримый факт. Советские корабли с беженцами и ранеными в годы войны неоднократно становились целями германских подлодок и авиации. Например, теплоход «Армения», потопленный в 1941 году в Чёрном море, вёз на борту более 5 тысяч беженцев и раненых. Выжило же только восемь человек!!! Впрочем, «Армения», как и «Вильгельм Густлов», нарушала статус санитарного судна и формально являлась для врагов законной военной целью.

Волчья стая

Тактика преследования и одновременной атаки вражеского морского конвоя группой подводных лодок с целью получения тактического преимущества над силами противолодочного эскорта. Применялась Германией и США во Второй мировой войне. Целью применения тактики «волчьей стаи» является одновременная атака конвоя максимально возможным количеством подводных лодок.

Гаагские конвенции и декларации (1899 и 1907)

На первой и второй мирных конференциях в Гааге, созванных по инициативе России в 1899 и 1907 годах, были приняты международные конвенции о законах и обычаях войны, заложившие основу комплекса норм международного гуманитарного права. На Второй Гаагской конференции была поддержана идея Николая II о создании Лиги Наций. Одной из принятых договорённостей был особый статус госпитального судна.
В ходе обеих мировых войн многие из воюющих сторон регулярно совершали атаки на госпитальные суда.

Журнал: Война и Отечество №2, февраль 2021 года
Рубрика: Военные преступления
Автор: Вячеслав Коротин

Метки: Англия, дети, Вторая мировая война, корабль, Канада, Война и Отечество, подлодка, эвакуация, лайнер, торпеда




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-