Голубая дивизия на Восточном фронте

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Долгое время считалось, что под Сталинградом испанских солдат из «Голубой дивизии» не было. Они воевали на Волховском и Ленинградском фронтах. Но академик A.M. Самсонов в своей монографии «Сталинградская битва» приводит свидетельства: под Сталинградом и Котельниково в ноябре 1942 года находился 269-й испанский полк. Участие в боевых действиях испанцев не афишировалось — ведь Франко на словах держал нейтралитет. Но самое интересное автору статьи удалось узнать от уроженца хутора Семичного Котельнического района Волгоградской области Ивана Петровича Атарщикова. Вот его рассказ.

Фото: Голубая дивизия на Восточном фронте

Воюем за деньги

— В 1942 году я был ещё мальчонкой. К нам в дом как-то зашли испанские солдаты. Они отличались от недавно побывавших у нас румын, одеты были в голубые шинели, говорили на певучем наречии. Один из них сказал моей перепуганной матери на ломаном русском о том, что в тридцать шестом воевал против Франко, теперь же воюет за него, потому что за это платят деньги — дома остались голодные дети.
Матушка моя согласно кивала, а сама думала — хоть бы пронесло! Румыны забрали у нас все подчистую, удалось спрятать только одну курицу. Вот за неё она и волновалась. Протянула незваным гостям сухари и последний шмат сала. Но испанцы ничего не взяли. Спросили, нет ли на хуторе партизан, которых сильно боялись.
Матушка отрицательно покачала головой, и солдаты ушли.
Пробыли испанцы на хуторе недолго, но оставили о себе недобрую память. В отличие от тех, что заходили к нам, остальные вели себя нагло. Забрали у соседки телёнка. Переловили в хуторе всех кур, что не успели перебить румыны. В первый же день появления на нашем хуторе солдаты перепились, начали горланить песни и угомонились только под утро. Я видел, как их офицер со шрамом через щёку хлестал наотмашь по лицу солдата, самовольно покинувшего пост…

Загранкомандировка

— Прошло много лет, я уже работал на Волгоградском тракторном заводе, — продолжал Иван Петрович. — В середине 1960-х меня командировали в Испанию по линии Трактороэкспорта. В Севилье (а объездил я немало испанских городов, рекламируя наши трактора) я зашёл как-то в кабачок. Пожилой испанец со шрамом через щёку, перед которым на столе стояло несколько бокалов пива, вдруг уставился на меня: — Руссо? — А потом ударил себя кулаком в грудь: — Сталинград, Котельниково, Франко…
И я понял: передо мной офицер, лупивший на нашем хуторе солдата. Вряд ли он узнал во мне мальчишку, наблюдавшего за экзекуцией. Я не стал вступать в разговор, несмотря на желание расспросить бывшего офицера, что привело их тогда в Котельниково. Об этом я узнал позже — командир дивизии послал под Котельниково батальон, чтобы перенять у немцев опыт борьбы с партизанами.

Помощь Гитлеру

Уйдя на заслуженный отдых, Иван Петрович занялся историей «Голубой дивизии». И вот что ему удалось выяснить. 24 июня 1941 года Испания объявила о формировании дивизии из добровольцев. Министр иностранных дел Испании заявил: «СССР виновен в развязывании в Испании гражданской войны, в том, что она затянулась и принесла горе многим семьям».
Испания, сохраняя нейтралитет в войне, всё же решила оказать Гитлеру помощь. По согласованию с вермахтом была изменена присяга. Испанцы присягали не фюреру, а на верность в борьбе с коммунизмом. Новобранцев переодели в немецкую форму с испанским гербом на рукаве. 13 июля дивизия, насчитывающая около 19 тысяч человек, отбыла в Германию для месячной военной подготовки на одном из учебных полигонов. Солдаты её, в отличие от немцев, носили голубые рубашки, что и дало название дивизии, и красные береты.

Война казалась авантюрой

Первым командиром дивизии стал ветеран гражданской войны Августин Грандес. После подготовки «Голубая дивизия» была передана вермахту и послана на Восточный фронт.
16 октября 1941 года дивизия участвовала в наступлении на Волховско-Тихвинском направлении, а 25 октября захватила ряд деревень под Тихвином. Как выяснила наша фронтовая разведка, дивизия была укомплектована испанцами в возрасте 20-25 лет. В большинстве своём это были фалангисты (испанские фашисты), участники гражданской войны и те, кто хотел заработать на войне.
Каждому солдату немецкое командование выплачивало 60 марок в месяц. Помимо того, они получали в качестве подъёмных 100 песет — деньги немалые.
Поначалу, как сообщали пленные, война с Россией казалась им авантюрой, способом лёгкой наживы. Но, как утверждал на допросе пленный солдат элитного 269-го полка, «ожесточённые бои, в ходе которых сотни испанцев остались навечно лежать в степях и лесах, а главное, жестокие морозы изменили представление о русской кампании».
— Солдаты в массе своей воевать не хотят, — говорил пленный. — Главное их желание — поскорее вернуться домой. Россию не победить, и пример тому — горькая участь Наполеона.

Дивизию расформировать!

Такие настроения усилились в конце декабря 1941 года, когда в ходе советского контрнаступления дивизия, лишившись тысячи солдат, была отброшена на позиции, которые занимала в октябре. Она находилась там до августа 1942-го, после чего была переброшена под Ленинград, заняв свой участок в кольце блокады города. В ходе ожесточённых боёв под Красным Бором дивизия потеряла до пяти тысяч солдат.
Из-за сильного внешнеполитического давления со стороны американцев (они заявили, что больше не принимают нейтралитет Испании в войне всерьёз) Франко 23 октября 1943 года принял решение о выводе «Голубой дивизии» с Восточного фронта и об её расформировании. Добровольцы могли перейти в Испанский легион, остатки которого позже сложили голову под Берлином.

В атаку с гитарой

Как утверждает историк С.П. Пожарская в монографии «Испанская «Голубая дивизия» на советско-германском фронте (1941-1943 гг.)», испанцы были плохими солдатами, не признающими дисциплину. Отличались мародёрством: утащили крест со взорванного в Новгороде храма Святой Софии, церковную серебряную утварь и старинные иконы.
В Пушкине украли царские парадные кареты, картины из Екатерининского дворца. Менее ценные иконы использовали в качестве мишеней для стрельбы, мостили ими дорожки к отхожим местам, топили в морозы печи. Что уж говорить о грабежах: у мирного населения отбирали все, хотя питались испанцы лучше немецких солдат, регулярно получая посылки из дома. Немцы относились к испанцам с презрением из-за их расхристанного вида, постоянного пьянства, нежелания подчиняться приказам. Особенно бесило гитлеровцев то, что в атаку «голубые» шли, держа в одной руке винтовку, в другой — гитару, горланя русскую «Катюшу».

За языком

Но были и другие испанцы, которые воевали на нашей стороне. Яркий тому пример — Рубен Ибаррури. Я перебрал множество книг, пока не нашёл нужную — «Испанский героизм в России». Её автор — Роке Серна Мартинес, воевавший в бригаде особого назначения в годы Великой Отечественной войны. В составе бригады сражались люди многих национальностей, в их числе 119 испанцев и шесть испанок. Главной задачей бригады была организация диверсионных актов в тылу врага. Они минировали подступы к столице, когда гитлеровцы подошли к её окраинам, взрывали воинские эшелоны в Ленинградской области, Белоруссии, на Украине.
Как пишет Мартинес, среди испанцев было немало лётчиков, воевавших в 1936-1938 годах на стороне республиканцев. Но использовать их в воздушных боях советское командование не спешило, прежде всего из-за плохого знания ими русского языка.
Как-то молодого испанца послали за языком, а он и представления не имел что это такое. Он задушил немецкого капрала и хотел отрезать у него язык, но не смог открыть ему рот, отрезал ухо и принёс командиру. Правда, такие случаи были единичными.

За свободу новой Родины

В 1942 году была создана испанская эскадрилья в составе 439-го истребительного авиаполка. Воевали испанцы и в 1-й бригаде дальней бомбардировочной авиации. Летали и сбивали врага на Як-7б, МиГ-3, защищая небо Москвы.
В дни Курской битвы в 960-м истребительном авиаполку сражались Фернандо Бланко, Винсенте Бельтран. Лейтенанты Хосе Паскуаль и Доминго Бонилья в составе 788-го авиаполка защищали небо Воронежа, а позже участвовали в Сталинградской битве. Паскуаль сбил с десяток самолётов, но сам погиб. Посмертно был удостоен ордена Ленина. Бонилья закончил войну в Берлине.
Несколько тысяч республиканцев воевали на стороне Красной армии. Они сражались и умирали за свободу Испании и своей новой Родины.

Журнал: Тайны 20-го века №18 май 2012 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Иван Барыкин

Метки: СССР, Германия, война, Великая отечественная война, Тайны 20 века, Испания, Ленинград, фронт, Сталинградская битва, Сталинград




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.