Кто в России не знает о героическом подвиге экипажей крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец»? Об этом написаны сотни книг и статей, сняты кинофильмы, сочинена известная песня, ставшая народной («Наверх вы, товарищи, все по местам — последний парад наступает…») и т.д. Но всё ли там так просто — в этой истории?

Как на самом деле погиб Варяг?

История гибели крейсера Варяг - фейки и мифы

Образец самопожертвования?

Итак, вкратце расскажем хронологию этого легендарного события. В самом начале Русско-японской войны, 27 января (9 февраля) 1904 года, японская эскадра напала на стоявшие в бухте корейского порта Чемульпо русские суда — крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». Силы были явно неравны — японская эскадра состояла из 6 крейсеров и 8 миноносцев.
Тем не менее капитан крейсера «Варяг» — Всеволод Руднев — сдаваться отказался, вышел из порта на внешний рейд, где и вступил в бой с японской эскадрой. В ходе неравного боя «Варяг» получил ряд повреждений, после чего (вместе с «Корейцем») вернулся в порт, где русские корабли были уничтожены своими командами, перешедшими на нейтральные суда.
Кстати, я никогда не думал, что понадобится делать такое уточнение, но тут я внезапно обнаружил (в ходе моих бесед с некоторыми российскими гражданами), что многие наши соотечественники свято убеждены в том, что матросы «Варяга» затопили крейсер вместе с собой. Ну то есть буквально: русские моряки ушли на дно вместе с крейсером. Они предпочли погибнуть, но не сдаться. Именно такая картинка стоит в головах многих наших граждан. И мне даже (в различных дискуссиях) приводили «Варяг» как образец русского воинского самопожертвования.
Конечно же, это не так. Никто вместе с кораблями не топился. Команды «Варяга» и «Корейца» (а это около 700 человек) были перевезены на шлюпках на нейтральные суда (то есть суда держав, не участвовавших в войне). В данном случае русские моряки нашли убежище на французском крейсере «Паскаль», английском крейсере «Талбот» и итальянском крейсере «Эльба».

Беспрецедентный поток наград

После того как перевозка была завершена, последние моряки открыли кингстоны на «Варяге», а «Корейца» просто взорвали. Непокорённые суда отправились на дно морское (впрочем, про «дно морское» — это слишком сильно сказано. «Варяг» был затоплен на мелководье, и при отливе его правый борт полностью выступал из воды. Чем и воспользовались японцы, которые ещё до конца войны успели «Варяг» поднять, подремонтировать и ввести в состав японского флота под названием «Сойя»).
На родине моряков «Варяга» и «Корейца» ждал триумфальный приём. В Одессе, Севастополе и Санкт-Петербурге были устроены торжественные встречи участников боя, причём в столице — с участием императора Николая II. Все без исключения участники боя были награждены — офицеры, а также гражданские чины (в том числе чиновники и врачи) обоих кораблей получили ордена Святого Георгия 4-й степени или другие ордена, нижние чины — знаки отличия Военного ордена («Солдатский Георгий») 4-й степени.
Все участники боя были награждены специально учреждённой медалью «За бой «Варяга» и «Корейца». Столь массовое награждение высокими наградами являлось для российского флота беспрецедентным событием (уже в советское время, в 1954 году, в ознаменование 50-летия боя его оставшиеся к тому времени в живых участники были награждены медалями «За отвагу»).

Капитан Руднев: чужой среди своих?

Ну, а теперь, рассмотрим то, что осталось «за рамками» официальной истории. Первый же вопрос. Почему командир «Варяга» капитан 1-го ранга В.Ф. Руднев, получивший за бой орден Святого Георгия 4-й степени и звание флигель-адъютанта, вскоре оказался в отставке и доживал свой век в родовом имении в Тульской губернии? Казалось бы, народный герой, да ещё с Георгием на груди должен был буквально «взлететь» по служебной лестнице, но этого не произошло. Почему?
В советских изданиях отставка объясняется причастностью Руднева к революционным делам, но это выдумка. Всё объясняется гораздо проще и неприятнее. Просто вокруг капитана сложилась нездоровая (враждебная) обстановка со стороны его флотских коллег-офицеров. Поняв это, Руднев предпочёл «добровольно» выйти в отставку. А почему же к Рудневу стали враждебно относиться другие морские офицеры? А вот почему.
Дело в том, что в бою у Чемульпо капитан Руднев, на самом-то деле, показал себя не с лучшей стороны. И все толковые офицеры военно-морского флота России это понимали (в отличие от гражданской публики, которой скармливали ура-патриотический лубок). А промахи эти были таковы, что — как позднее вспоминал старший штурманский офицер крейсера «Варяга» Е.А. Беренс — он, как и прочие офицеры крейсера, ожидали на родном берегу ареста и морского суда. Однако вышло иначе — вместо суда их ждал триумфальный приём. Поднятая пропагадистская шумиха ещё больше настроила весь морской офицерский корпус против Руднева: было очевидно, что награды и почести не только не соразмерны масштабу произошедшего события, но и более того — вообще направлены «не по адресу». Ну а как относятся к человеку, который получает награды «на халяву» — из каких-то чиновных пропагандистских соображений? Такого человека не любят. Вот и Руднева на флоте невзлюбили.

Худшее решение из всех возможных

Теперь самое время рассказать, какие же именно промахи совершил капитан Руднев.
Первый вопрос, который напрашивается сам собой: ну почему же командир «Варяга» отказался от прорыва из Чемульпо? Новейший на тот момент крейсер «Варяг» имел скорость более 23 узлов, а это на 3-5 узлов больше, чем у японских кораблей. Он вполне мог прорваться сквозь строй японских кораблей и уйти от погони. Видимо, сработало ложное чувство товарищества: ведь канонерская лодка «Кореец» не могла развивать
Крейсерской скорости (канонерка давала от силы 13 узлов).
И вот, вместо того, чтобы пересадить команду «Корейца» на «Варяг» (или, на худой конец, перевезти её на нейтральные суда), затопить канонерку и прорываться в Порт-Артур на одном крейсере, Руднев принимает самое худшее решение из всех возможных: «идти в связке» с тихоходным «Корейцем».
Такое решение оправдывают тем, что Руднев, дескать, не хотел жертвовать канонерской лодкой. Объяснение не убедительное: ведь было очевидно, что с лодкой прорваться не удастся. И вот вместо того, чтобы принести в жертву старую и, в общем-то, никому особо не нужную канонерку, Руднев своим решением погубил ещё вдобавок и новейший крейсер. А это была уже ощутимая потеря для флота.

Руднев «подарил» крейсер японцам?

Промах второй: сам бой. На крейсере «Варяг» артиллерия применялась крайне неумело. Несомненно, силы были неравны. Но всё-таки не до такой же степени, чтобы объяснить тот факт, что русские артиллеристы не произвели ни одного попадания. Все снаряды, которые успел выпустить «Варяг» (а это, на минуточку, 1105 снарядов!), легли мимо цели. Японские корабли в том бою не получили ни царапины. В издании японского Морского генерального штаба «Описание военных действий на море в 37-38 годах Мейдзи [т.е. — в 1904-1905]» (т. 1, 1909 года) читаем: «В этом бою неприятельские снаряды ни разу не попали в наши суда и мы не понесли ни малейших потерь».
И наконец, последний вопрос: почему Руднев не взорвал «Варяг», а затопил его? Ведь таким образом крейсер по существу был «подарен» японскому флоту (как я уже сказал — в 1905 году японцы подняли «Варяг» и включили в свой флот).

А был ли подвиг?

Неудивительно, что большая часть флотских офицеров не одобряла действий командира «Варяга», считая их безграмотными как с тактической точки зрения, так и с технической. Но чиновники вышестоящих инстанций считали иначе: зачем начинать войну с неудач? Не лучше ли использовать бой при Чемульпо для подъёма «патриотических чувств»? Поэтому о просчётах Руднева решено было умолчать. А сам бой (явно неудачный по всем параметрам для россиян) — превратили в пропагандистский «фетиш».
Каковы же итоги боя у Чемульпо? Потерян новейший крейсер. Более 30 русских моряков убито, несколько десятков ранено. У японцев — потерь нет. Естественно, в среде моряков царского флота было недоумение: за что же тогда участникам боя такой «поток» наград? Вот что писал один из современников: «Такое массовое награждение и неслыханные почести произвели на армию весьма неблагоприятное впечатление. Для каждого было ясно, что если от командира судна требовалась некоторая решимость, чтобы идти навстречу превосходному в силах неприятелю, то со стороны остальных чинов одно присутствие на корабле (может быть, и невольное) само по себе не составляло ещё заслуги, достойной награждения высшим военным орденом. Неудовольствие в офицерской среде стало ещё сильнее, когда впоследствии выяснилось, что вообще в указанном бою экипажем «Варяга» не было совершено никакого подвига, а на «Корейце» даже почти не было потерь…».

Миф о «Варяге»

О как! Оказывается, грамотные современники так и вообще считали, что никакого подвига в бою у Чемульпо и не было. Обычное боестолкновение, которых на войне — пруд пруди. И в этом, надо сказать, есть здравое зерно. Спору нет: решение принять явно безнадёжный бой пропитано героизмом. Но, как говорили в одном фильме: «Умереть за родину — легко, гораздо сложнее — побеждать за родину». Для России гораздо полезнее было бы, если бы капитан Руднев привёл свой крейсер целым в Порт-Артур или Владивосток, а не устраивал бессмысленную перестрелку в бухте с последующим самозатоплением на мелководье.
Так рассуждали и флотские офицеры императорского флота. Поэтому они и не приняли Руднева в свою среду. Миф о «Варяге» существовал для доверчивых сухопутных обывателей. Для моряков картина событий была совсем другой…

Журнал: Война и Отечество №5, май 2018 года
Рубрика: Тема номера
Автор: Андрей Милкин

Метки: Николай II, эпоха Романовых, пропаганда, Россия, корабль, Япония, миф, Война и Отечество, фейк, крейсер, флот, бой, Русско-японская война, Варяг, Руднев




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-