Когда говорят про войну в Афганистане, то перед глазами т невольно встаёт картина: горное ущелье и отряд советского спецназа, взбирающийся по крутым каменистым склонам. А где-то наверху, на перевале засели душманы. В общем, типичная наземная война, в которой роль авиации сводилась к тому, чтобы прилететь и всё разбомбить. И мало кто знает, что в той войне нашлось место и настоящим воздушным боям, причём не абы с кем, а с ВВС Пакистана.

ВВС Пакистана против СССР в Афганской войне

Как авиация СССР воевала с Пакистаном во время войны в Афгане?

Сыпь мины, да побольше!

Прочем, несмотря на отсутствие воздушного противника, задач у наших лётчиков было выше крыши. Ведь война шла аж с 1979 года, причём не с регулярной армией, а с отрядами боевиков. По сути, полный аналог войны во Вьетнаме. Поэтому нашей авиации приходилось выполнять те же задачи, что и американской.

Вертолёты Ми-8 и военно-транспортные самолёты Ан-22 доставляли грузы. Ан-22, понятное дело, на крупные аэродромы, вроде Баграма, а Ми-8 носились как пчёлки по всему Афгану: то закидывая разведгруппу на какую-нибудь высоту, то доставляя патроны в отдалённый гарнизон. Вертолёты огневой поддержки Ми-24 занимались сопровождением транспортных колонн и поддержкой наземных войск в ходе боестолкновении. Ну а штурмовики Су-25 или фронтовые бомбардировщики Су-24 сеяли хаос в рядах противника, разносили в щепки опорные пункты, а если промахивались или ошибалась разведка, то и кишлаки. Что уж скрывать? И такое бывало, увы.

Но мало кто знает, что наша авиация занимались ещё и… минированием! Да-да! Именно так! Мины могли ставиться с воздуха. Пролетит какая-нибудь «сушка» или вертолёт над ущельем, и… кажется, что ничего не произошло. Вроде бы никого не обстреляли, никого не взорвали. А потом как начнут у людей и ишаков ноги да руки отрываться. Оказывается, когда самолёт пролетал, он сбросил несколько контейнеров с минами. Контейнер на высоте раскрывается и мины металлическим дождём просыпаются на землю, где-нибудь на пути караванов с оружием.

Самым проблемным участком для минных постановок была граница с Пакистаном. И дело было в географии. В той самой науке, о которой в этих краях отроду не слышали. Поэтому, где точно проходит граница междуафганистаном и Пакистаном, никто не знал. Даже местные жители. Граница петляла по ущельям, взбиралась на перевалы, прыгала с одной вершины на другую, а иногда делила кишлаки и аулы на две части — афганскую и пакистанскую. Если спецназ, воевавший в этих горах не первый месяц, знал, что вот за той горой — Пакистан, то лётчикам с высоты было сложно отличить один каменный пупырь от другого. А, учитывая скорости, промах иногда мог составлять до 50 км в ту или другую сторону.

В Пакистан за арбузами

Неудивительно, что во время полёта пилотам приходилось самостоятельно подсчитывать, сколько хребтов и ущелий они миновали; определять населённые пункты по характерным признакам и задумываться — а где они сейчас: ещё в Афганистане или уже залетели в гости к пакистанцам? Кстати, такие случаи происходили регулярно. Некоторые позже вспоминались как весёлое приключение.

Как-то раз, в августе 1980 года, экипаж майора Харитонова, заместителя командира 280-го вертолётного полка, решил, что неплохо бы разнообразить полковое меню ко Дню авиации. По пути домой увидели в сторонке неплохую бахчу, снизились, сели и пошли набивать симпатичными арбузами вместительный чехол для лопастей. И вдруг смотрят, а к ним мчатся какие-то машины, наполненные воинственно орущими людьми.

Лётчики бросились к вертолёту, запустили движки, взлетели и только тогда заметили в паре километров от себя огромный аэродром. Оказалось, что в погоне за арбузами наши вертолётчики залетели на 20 км вглубь Пакистана и приземлились вблизи пакистанской авиабазы Кветта. Хорошо, что вовремя убрались.

Трагическая ошибка

А были и другие случаи, более трагические. В конце июля 1981 года из Кандагара вылетела группа Ми-8, в задачу которой входило высадить группу сапёров для того, чтобы заминировать дорогу, ведущую из Пешавара на Джелалабад. В район проведения операции вышли скрытно, высадили сапёров, те заложили мины и вертолёты взяли курс на базу.

Прошли пять километров, как вдруг под ними показался… пограничный пункт между Пакистаном и Афганистаном. Оказывается, заминировали пакистанский участок дороги! Вертушки срочно повернули назад, чтобы успеть снять мины. Но было уже поздно — на дороге и обочинах догорали взорвавшиеся гражданские машины.

А вот ещё случай, который случился в декабре 1981 года. На установку мин с воздуха вылетела пара Ми-8 под прикрытием Ми-24. Задача стояла — поставить мины на тропах в Хайберском проходе — известном пути караванов с оружием. Ведущим же группы поставили только прибывшего из Кабула штурмана ВВС 40-й армии, который местность знал только по карте. Ну, зато начальство. И вот вышли в район, сбросили мины, и вдруг оказалось, что под нашими вертолётами проходит… железная дорога! И это в те времена, когда в Афганистане шпалу можно было найти только в виде опоры для забора. Оказалось, что наши лётчики заминировали пригороды пакистанского города Ланда-Хана. Нетрудно догадаться, что правительство Пакистана, которое и так не жаловало СССР, после таких фокусов решило, что надо как-то бороться с нарушителями границ.

Пакистан серчает

Для начала пакистанцы перебросили на границу с Афганистаном свои ЗРК «Кроталь», а также истребители, размещённые на авиабазах в Пешаваре, Камре и Мирамшахе. Сразу после прилёта пакистанские лётчики начали патрулировать воздушное пространство вблизи границы, однако до реальных стычек в воздухе дело пока не доходило. Дело в том, что военные обеих стран проявляли взаимную вежливость. Кроме того, пакистанские «миражи» совершенно не годились в противники советским МиГ-23. Ситуация изменилась в 1983 году, когда Пакистан получил из США новейшие на тот момент истребители F-16, и командование решило перейти к более решительным действиям.

Освоив новую технику, пакистанские лётчики чувствовали себя уже более уверенно. И было отчего. На их стороне было сразу несколько тактических преимуществ. Это и близость собственных аэродромов — вырулил из ангара, взлетел и можешь пускать ракеты. Кроме того, они прекрасно знали местность, да и развёрнутая сеть РЛС оказывала хорошую поддержку.

Кидай мины с воздуха

В результате довольно скоро советские и пакистанские лётчики начали, как говорится, толкаться плечами. Были и нарушения границы с обеих сторон, и короткие воздушные бои, были успехи как со стороны СССР, так и со стороны Пакистана. Того же Александра Руцкого пакистанцы сбивали целых два раз. В год происходило порядка 30 столкновений между самолётами противоборствующих сторон. К 1986 году, почувствовав себя более уверенно, пакистанцы все чаще стали залетать на афганскую сторону. Одно из столкновений между ВВС СССР и Пакистана произошло 29 апреля 1986 года.

В этот день четверке МиГ-23 предстояло вылететь на бомбёжку района Джавары к югу от Хоста. Этот край кто-то из советских военных метко окрестил «страной Душманией». Здесь находилась большая хорошо укреплённая база моджахедов, с учебными центрами, мастерскими, штабом и даже патронным заводов. Вот по этой-то «стране Душмании» и надо было нанести бомбовый удар. Но не простой, а с «изюминкой». В роли «изюминки» выступали осколочно-фугасные бомбы фаб-100, или «сотки», которые были установлены в режим минирования. Такие бомбы взрываются не сразу при ударе о землю, а спустя какое-то время. У этих таймер стоял на шесть суток.

Замысел советского командования был прост — после того как самолёты сбросят бомбы и улетят, тревога уляжется, а моджахеды вылезут из своих нор и приступят к обычным занятиям. И вот тут-то бомбы-мины и начнут взрываться одна за другой. Ну а если какая-нибудь из бомб будет обнаружена, то при попытке её разминировать сработает самоликвидатор.

Сбит самолёт!

Вот самолёты вылетели с аэродрома и направились в сторону заданного района. Предполагалось проводит бомбометание с высоты 4 км, чтобы разлёт бомб был как можно больше; но сами самолёты оставались бы вне зоны действия средств ПВО душманов. Чтобы избежать перехвата пакистанскими самолётами, МиГ-23 шли по маршруту далеко от афганской границы. Но, как оказалось, недостаточно далеко.

Вскоре группа вышла в заданный район, и ведущий заметил в разрывах облаков посёлок Тани, расположенный к югу от Хоста. Это был хорошо заметный ориентир, показывающий, что самолёты в заданном районе. «Миги» сомкнули строй и легли на боевой курс. И в этот момент в наушниках запищала «Берёза» — система предупреждающая, что самолёт облучает либо наземная РЛС какого-нибудь ЗРК, либо бортовая РЛС вражеского самолёта. Но на предупреждение никто не обратил внимания, всем было не до этого.

Вся четвёрка сбросила высоту, пронеслась над самой кромкой горного хребта — и тут же стремительные машины рванули вверх. И в этот самый момент стальным дождём вниз полетели бомбы, по 16 штук с каждого самолёта. Сбросив свой смертоносный груз, «миги» стремительно поднимались к облакам. Стрелка альтиметра показывала уж 6 км, когда позади них вдруг что-то ярко вспыхнуло.

Ведущий оглянулся — в небе ярко пылал факел, затем в огне что-то хлопнуло и в сторону стремительно понеслась тёмная точка. Закачался купол парашюта. Видимо, сработала катапульта. Но кто же горит? Ведь все советские МиГ-23 были целы и невредимы. Командир группы доложил на базу, что видит на земле догорающий неизвестный самолёт, и тут из облаков выскочил как ошпаренный серо-голубой F-16 и на форсаже с набором высоты стал уходить в сторону пакистанской границы.

А мы его бомбой!

Уже через несколько дней выяснилось, что произошло. Оказывается, когда четвёрка советских МиГ-23 заходила в атаку, на них самих охотилась пара пакистанских F-16. Враг готовился атаковать советские машины, как только те сбросят бомбы и начнут набирать высоту. Однако неожиданный манёвр наших лётчиков перед атакой сбил пакистанцев с толку — когда наши «миги» резко снизились, F-16 потеряли их из виду. Боясь упустить добычу, пакистанцы рванули вперёд, но к тому времени советские самолёты уже начали набор высоты и… сбросили бомбы. Вот под этот веер бомб и угодили пакистанские лётчики. По всей видимости, одна из «соток» ударилась в один из F-16 с такой силой, что самолёт просто развалился в воздухе. Впрочем, была ещё одна версия: ведущий пары F-16 мог быть сбит своим ведомым. Увидев, что советские самолёты резким манёвром уходят из зоны атаки, пакистанский лётчик мог поторопиться и пустить ракету, когда в прицеле находился его ведущий. Ракета вместо цели могла перенавестись на более близкую цель. Такие случаи, кстати, были не редкостью. Так, например, в 120-м иап при перехвате летающих мишеней замполит сбил своего же командира эскадрильи.

Ну а причина нервозности пакистанцев была проста. Примерно в то же время над местом действия появилась ещё одна пара советских истребителей МиГ-23, группа прикрытия, вооружённая для воздушного боя. Работа РЛС этих самолётов могла спугнуть F-16. Кстати, пилоту сбитого самолёта повезло. Он приземлился в район, контролируемый душманами, и уже ночью был вывезен в Пакистан.

Разумеется, в советской печати не было сказано ни слова про этот инцидент, ТАСС лишь сообщил, что ПВО армии ДРА сбила нарушивший границу самолёт Пакистана. Зарубежные СМИ же, напротив, писали, что пакистанские F-16 сбили советский самолёт. Однако позже газеты начали утверждать с точностью до наоборот о том, что это советские лётчики сбили пакистанский истребитель. И вот теперь, спустя много лет, настало наконец-то время узнать правду об этой запутанной истории.

ПФМ-1 «Лепесток»

Противопехотная мина нажимного действия советского производства. Мина может устанавливаться на грунт только средствами дистанционного минирования. Одним из средств дистанционного минирования является кассета КМГУ, в каждой кассете уложено 1248 мин. Штурмовик Су-25 способен нести до шести кассет. Эпизод с миной ПФМ-1 показан в фильме «9 рота».

МиГ-23

Советский многоцелевой истребитель третьего поколения с верхним расположением крыла изменяемой стреловидности разработки ОКБ-155. Советские МиГ-23 эпизодически участвовали в Афганской войне, а слёта 1984 года — на постоянной основе, сменив в Афганистане МиГ-21. Самолёты в основном использовались в качестве бомбардировщиков.

F-16 Fighting Falcon

Американский многофункциональный лёгкий истребитель четвёртого поколения. F-16, благодаря своей универсальности и относительно невысокой стоимости, является самым массовым истребителем четвёртого поколения. В начале 80-х США поставили Пакистану 40 истребителей F-16A. Пакистанские истребители с середины 1980-х годов активно действовали в районе афгано-пакистанской границы, охраняя воздушное пространство страны от периодических вторжений авиации СССР и Афганистана и сами периодически нарушая границу.

Журнал: Война и Отечество №12(53), декабрь 2020 года
Рубрика: Неизвестные конфликты XX века
Автор: Илья Квашнин


Метки: СССР, война, самолёт, Война и Отечество, авиация, конфликт, Пакистан, Афганская война, Афганистан


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023