Батька Махно — персонаж не менее легендарный, чем Чапаев. Обе эти личности овеяны ореолом загадочности и даже романтизма. Однако если Чапаев — хрестоматийный герой Гражданской войны, то Махно в советской историографии остался в лучшем случае балбесом, который не знал толком, что ему в этой жизни нужно. Мол, не выбрал правильную сторону, запутался, а анархизм этот — вообще какая-то дурь. Но не так прост оказывается этот человек при ближайшем рассмотрении. Расскажем о начале его пути, о том, как он заслужил славу легендарного батьки.

Как Нестор Махно вступил в войну?

Как батька Махно начал участвовать в Гражданской войне

Неспокойная Украина

Постреволюционная Украина весной 1918 года сохраняла относительную стабильность по сравнению с Россией. Сюда ещё не дошли фронты Гражданской войны, а многие царские офицеры продолжали находиться в раздумьях и терзаниях относительно судеб родины. Положение Киева в то время отлично описал Михаил Булгаков в романе «Белая гвардия». Официальные власти в первое время там были представлены Украинской Центральной радой, которая, не сумев выполнить свою часть Брестского договора, ушла в отставку. 29 апреля 1918 года к власти пришёл ещё царский генерал Павел Скоропадский, назвавшись гетманом, и установил в стране по сути монархическую форму власти — гетманат. Опирался он на консервативные круги, прежде всего на крупных землевладельцев. По всей стране земля стала возвращаться бывшим хозяевам.
Это привело к недовольству крестьян, часто перераставшему в конфликты и прямые столкновения с властями. Для их подавления использовались части так называемой Державной варты (Государственной стражи) или немецкие и австрийские солдаты. Дело в том, что режим Скоропадского сдружился с австро-немецкими войсками, поскольку гетман наладил поставки продовольствия в эти страны, которые ещё продолжали участие в Первой мировой войне. В отличие от Центральной рады, Скоропадский хотел создать боеспособную армию, но столкнулся с противодействием со стороны немецких властей, которые прекрасно понимали, что в таком случае гетман не будет заинтересован в германской помощи. Войска гетмана представляли собой своеобразный костяк, который в будущем должен был стать основой многочисленной армии.
В родных местах Махно, в Гуляйпольском районе, крестьянство, как везде, было недовольно политикой гетмана. Однако до вооружённых столкновений дело не доходило: действовавшая в начале года анархическая организация была разгромлена, а влияние большевиков в сельских районах оставалось слабым, Махно создал организацию заново. Основой послужили бывшие соратники по анархическому движению, в одиночку укрывавшиеся от, нынешней власти.

Тачанки в бой!

В первое время действия махновцев сводились к обычным экспроприациям. Для этого они на личные деньги купили пулемёт и грабили государственные учреждения, банки, помещиков, а также немецких офицеров. Об этом сообщал в воспоминаниях как сам Нестор Махно, так и его соратники.
В сентябре 1918 года произошло знаковое объединение махновцев с повстанцами села Дибровка под командованием бывшего матроса Феодосия Щуся. Соратник Махно Белаш сообщал, что они отправились освобождать якобы арестованного Щуся, однако из дальнейшего текста следует, что с командиром на самом деле ничего не случилось. Любопытно, что в это время на первых ролях выступал более колоритный Щусь, обладавший авторитетом как более удачливый командир. Но историю пишут те, кто лучше пишет собственные мемуары, а Щусь их не писал… Тем не менее объединение отрядов заметно усилило повстанцев, и они с ещё большей энергией продолжили нападать на гетманские и австрийские части. Благодаря успешной тактике боя у махновцев были заметные успехи на поле боя. Виктор Белаш сообщает, что «бой всегда носил скоротечный характер, сближение с противником отмечалось стремительностью и непрерывностью движения, полное отсутствие перебежек и самоокапывания, обеспечение боя соответствующим огнём быстро маневрирующих пулемётов на тачанках и выезжающей на прямую наводку артиллерии. Начавшись всегда неожиданно для противника, нападением со всех сторон, бой быстро переходит в стадию рукопашной схватки и заканчивается либо поголовным уничтожением противника, либо взятием его в плен. Главным принципом, на котором основывалась наша боевая деятельность, являлась внезапность».
Фирменным стилем боевых действий армии махновцев и их главным козырем стали пулемётные тачанки. Пулемётные повозки, преимущественно двуколки, использовались ещё ранее, но служили только для транспортировки оружия. Махновцы превратили их в мощное огневое средство. В неё запрягали двух-четырёх коней, что позволяло передвигаться с большой скоростью даже по просёлочным дорогам и пересечённой местности. В степных условиях, когда местность просматривалась и простреливалась далеко вглубь, это было актуальное средство. На тачанке устанавливали станковый или ручной пулемёт. Экипаж состоял из трёх человек: двух пулемётчиков и возничего. В бою тачанки стремились занять позицию на флангах наступающего противника, чтобы расстрелять его перекрестным огнём. Число тачанок у махновцев постоянно росло, что позволило в дальнейшем создавать из них целые конно-пулемётные полки, ставшие элитой армии Махно.

Оружие от Директории

В родном Гуляйполе Махно попытался закрепиться, но не сумел продержаться и нескольких дней, покинув место под давлением австрийцев. Повстанцы направились к Дибровке, однако в ближайшем лесу их окружили австрийцы и солдаты Державной варты. Часть бойцов во главе с Щусем были готовы сражаться до последнего и погибнуть с честью, но Махно предложил идти на прорыв, устроив атаку. Именно после этого успеха 10 октября он заслужил почтительное обращение «батько» и непререкаемый авторитет.
Однако не всегда смелость помогала военному таланту. 8 ноября 1918 года австрийцы окружили отряд Махно у села Темировка. Бой разгорелся в самом селе, а австрийцы даже смогли добраться до махновского штаба. Щусь был ранен, а Махно, считая ситуацию катастрофической, принял решение застрелиться. По чистой случайности спасение пришло от экипажа одной тачанки, которая развернулась у двора штабного дома и пулемётным огнём отбросила неприятеля. В суматохе Махно вместе со штабом сумел вырваться из Темировки. Всего же из 350 человек спастись смогли всего 180. Махновцы обвинили батьку за такой болезненный укол, но тот быстро сумел вернуть доверие соратников, организовав несколько удачных нападений на станции и поезда на железнодорожном участке Гуляйполе-Гайчур. Одним выстрелом удалось убить двух зайцев — получить деньги и объединить товарищей по борьбе в общем деле.
11 ноября 1918 года было подписано перемирие с интервентами. Первая мировая война завершалась, находившиеся на Украине австро-венгерские и немецкие войска теперь стремились лишь к одному — скорее добраться домой. Судьба украинской державы Скоропадского их уже не интересовала. Махно, сообразив, что если уходящие войска не трогать, то никаких столкновений с ними и не будет, быстро овладел ситуацией в Гуляйпольском районе. 21 ноября он вступил в родное Гуляйполе и там организовал военно-революционный штаб. После этого вновь последовали перераспределение земли и конфискация помещичьего имущества.
Тем временем в Екатеринославе (ныне город Днепр) во времена гет-маната находился 8-й Екатеринославский корпус, который возглавлял генерал Игнатий Васильченко. После начала антигетманского восстания большая часть корпуса заявила о поддержке Добровольческой армии. Сторонников Директории возглавил Г. Горобец. Он попытался провозгласить в городе власть Директории, что обернулось противостоянием с поддерживавшими белое дело солдатами и офицерами 8-го корпуса. Конфликт остановили только находившиеся в Екатеринославе немцы, которые пообещали открыть огонь по всем участникам спора.
После этого Горобец попытался привлечь на свою сторону Махно и 15 декабря даже передал в его распоряжение несколько вагонов с оружием. Искренен ли был батько насчёт помощи политическим оппонентам или нет, неизвестно — большинство исследователей считает это хитростью. Тем не менее к концу декабря Игнат Васильченко со своими приверженцами оставил город и ушёл в Екатеринославский поход на соединение с Добровольческой армией. Большая часть немецких подразделений к этому времени тоже покинула Екатеринослав. В городе установилась власть Украинской Народной Республики, но сил для её существования было крайне мало. Этим обстоятельством воспользовались местные большевики, обратившись к Махно с предложением вместе захватить Екатеринослав.

Новогодний провал

26 декабря в Нижнеднепровске около тысячи махновцев соединились с четырьмя сотнями большевиков и двумя сотнями эсеров. Махно было поручено военное руководство, а большевистский губревком стремился сохранить за собой политическое верховенство. Махно не возражал, так как считал себя в первую очередь представителем крестьянства, и власть в городе была ему не нужна. Зато он рассчитывал на военные и хозяйственные склады, имевшиеся в Екатеринославе. Входивший в губревком махновец Марченко предполагал, что им хватит всего несколько дней, чтобы очистить склады и передать оружие крестьянам Надднепрянщины. Город защищало около 4000 подчинявшихся Директории солдат, которые, разоружив немецких солдат, почивали на лаврах и готовились достойно встретить рождественские праздники.
27 декабря на рассвете на екатеринославский вокзал прибыл железнодорожный состав из Нижнедне-провска, в котором находились анархисты из Гуляйполя во главе с самим Махно. Выдавая себя за рабочих, они беспрепятственно миновали украинские заставы, атаковали вокзал и захватили 20 пулемётов и четыре орудия. Следовавшие за авангардом основные силы махнов — цев высадились на вокзале и начали наступление на центр города. Бои продолжались два дня. Войска Директории неоднократно пытались контратаками выбить махновцев и большевиков, но безрезультатно. По приказу Махно из тюрьмы были освобождены все заключённые, в том числе уголовники, из-за чего началось мародёрство. Махно приказал расстреливать грабителей на месте, однако именно с его именем горожане впоследствии связывали грабежи.
Но в новом году пришла первая серьёзная катастрофа. К Екатеринославу подошли войска УНР под командованием полковника Самокиша. Большевистские и махновские заставы, не оказав сопротивления, отступили в центр города. За ними последовали и украинские солдаты. В это же время в тыл махновцам ударили рабочие дружины, решившие, что «буржуазный» порядок лучше революционной анархии. Махно сумел организовать прорыв по мосту на левый берег Днепра, но большая часть махновцев осталась в городе. В тот день только махновцы потеряли 600 человек.

Журнал: Война и Отечество №10, октябрь 2021 года
Рубрика: Письма с фронта
Автор: Егор Дмитриев

Метки: война, Гражданская война, Война и Отечество, анархизм, Махно, Дмитрий Соколов





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-