В начале Великой Отечественной войны немецкой разведке нередко удавалось проводить успешные операции на переднем крае нашей обороны по захвату «языков», уничтожению огневых точек и нанесению значительных потерь среди бойцов и даже командиров Красной Армии.

Борьба с диверсиями во время Великой Отечественной войны

Как Красная армия боролась с немецкими диверсантами в начале войны?

Однако полученный горький опыт быстро научил красноармейцев успешно противостоять действиям немецкой разведки.

Разведгруппы фашистов в начале войны

В начале Великой Отечественной войны Красная Армия несла значительные потери не только от регулярных частей вермахта, но и от деятельности многочисленных разведывательных и диверсионных групп нацистов. Незадолго до начала войны и, в первые дни противостояния с нацистской Германией, они буквально наводнили прифронтовую полосу.
Разведгруппы противника в первую очередь интересовали штабы армий, корпусов, дивизий и полков, районы их дислокации, гарнизоны войск Красной Армии, их боеготовность, численный состав и вооружение; аэродромы, количество, типы и численность авиации; оборонительные сооружения вблизи границы; гарнизоны погранвойск.
В задачи диверсионных групп фашистов входили: захват и удержание до подхода войск важных объектов инфраструктуры (мостов, электростанций и др.), наведение самолётов люфтваффе на аэродромы и военные объекты, нарушение проводных линий связи, теракты против высших руководителей Красной Армии и представителей советской власти, организация панических настроений как в армии, так и среди населения. Как разведчики, так и диверсанты, часто использовали военную или милицейскую форму, действуя якобы от лица советской власти. Во главе групп разведчиков или диверсантов обычно стоял человек, прекрасно владеющий русским языком; помимо советской формы были подготовлены очень качественные фальшивые документы, распознать которые непрофессионалам было практически невозможно. Когда проверяющих было мало, их обычно уничтожали, пользуясь фактором внезапности, в ином случае после проверки документов такая лжегруппа продолжала свой путь.
Конечно, профессиональные психологи без проблем разоблачили бы такие лжегруппы. Например, хотя бы потому, что их участники, не знающие русского языка, несмотря на кажущееся равнодушие, при проверке были в высочайшем нервном напряжении и были готовы в любой момент применить оружие. Увы, таких специалистов в Красной Армии не было, хотя некоторые сотрудники НКВД всё же умудрялись вычислять таких диверсантов: благодаря им были предотвращены многие теракты.
Увы, фашистским диверсантам и разведчикам всё же удалось нанести значительный урон Красной Армии. Достаточно вспомнить, что за считанные часы до начала войны диверсанты смогли нарушить связь со многими авиационными частями приграничных округов. В результате у них отсутствовали приказы на боевые действия, и самолёты оставались зачехленными. Например, на аэродроме города Рось, благодаря диверсантам, противнику удалось уничтожить примерно 80% лётного состава. Уже в первые часы войны около 800 самолётов так и не поднялись в небо, сгорев на земле и обеспечив противнику господство в воздухе.

Немецкая разведка на переднем крае

Можно констатировать, что в первые дни войны немецко-фашистские диверсионно-разведывательные силы по большому счёту почти полностью выполнили поставленные перед ними задачи.
Когда эта жуткая неразбериха, стоившая нам миллионы жизней, закончилась, на театре военных действий вместо вот таких «блуждающих» разведгрупп противника, связанных с Абвером, главным образом стала действовать разведка, подчинённая конкретным воинским подразделениям.
В германской армии каждая пехотная дивизия для ведения войсковой разведки имела по штату разведывательный отряд в составе следующих подразделений: рота тяжёлого оружия, самокатная рота и кавалерийский эскадрон. Боевой состав такого отряда: 310 человек, 216 строевых лошадей, 13 ручных пулемётов, 4 станковых пулемёта, 2-3 50-мм миномётов, 3 37-мм орудия, 2 75-мм пехотных орудия, 9 автомашин и 4 бронемашины. В каждом пехотном полку функции войсковой разведки в подвижных формах боя обычно выполнял самокатный взвод (45 человек, 4 пулемёта, 45 велосипедов).
Из-за значительных потерь в людях, технике и вооружениях немцы сократили разведывательные отряды ряда дивизий. На основании секретного приказа от 9 августа 1942 года разведывательные отряды и дивизионы некоторых дивизий объединялись и переименовывались в «подвижные дивизионы». В пехотных же батальонах отсутствовали специальные разведывательные подразделения, а разведку организовывал командир батальона за счёт имеющихся в его распоряжении подразделений.
Войсковая разведка у немцев выполняла следующие задачи:
• захват «языков» и документов;
• установление конфигурации переднего края обороны противника, а также определение группировки его войск, мест флангов и стыков;
• наблюдение за сменой частей противника и появлением у него новых войск, особенно танков и кавалерии;
• уточнение огневой системы;
• наблюдение за всеми передвижениями и действиями войск противника во время боя;
• вскрытие и установление инженерных препятствий.

Инцидент на Волховском фронте

В связи с тем, что немцы постоянно вели активные разведывательные операции на переднем крае обороны советских войск, был издан ряд директив Генштаба Красной Армии, а также приказов командующих фронтов и армий, касающихся противодействию фашистской разведке.
Однако, несмотря на это, немцам все же удавалось проводить удачные операции. Примером является захват бойца 998-го стрелкового полка 286-й стрелковой дивизии, который случился на Волховском фронте в ночь с 29 на 30 июня 1942 года, об этом случае есть публикация в интернете.
Сначала, 26 мая, немцы напали на командный пункт 53-й стрелковой бригады 2-й Армии, во время боестолкновения был ранен начальник Политотдела бригады батальонный комиссар Волченков. 8 июня 1942 года командующий Ленинградским фронтом генерал М. С. Хозин в приказе №32/361 отметил, что проведённая проверка войск установила факты «исключительной беспечности и ротозейства».
Отмечалось, что «охрана переднего края обороны поставлена плохо, в .результате враг безнаказанно проникает в расположение наших частей и даже штабов, наносит удар нашим подразделениям, захватывает и уводит в плен наших бойцов и командиров». По результатам проверки был издан соответствующий приказ. Командарм 8-й армии (А) генерал Ф.Н. Стариков, ознакомившись с ним, в свою очередь издал свой приказ: в нём он обязал всех командиров соединении проверить службы боевого охранения, караулов и наблюдения и через три дня доложить ему о результатах проверки.
Вот тут-то в 286-й стрелковой дивизии полковника Абакумова и произошёл инцидент с захватом немецкой разведгруппой красноармейца Абрама Боева. Он не был оставлен без внимания командованием 8 А, предпринявшим тщательное расследование этого происшествия. Удалось установить следующее. В 2 часа ночи позиции 1-го батальона подверглись сильному обстрелу, немцы выпустили по ним не менее 300 снарядов и мин. Далее огонь был перенесён на фланги, а фашисты силами в 35-40 человек предприняли разведку боем. Один из дзотов немцы закидали гранатами, другой был повреждён огнём немецкой артиллерии, а его расчёт получил ранения, хотя пулемёт уцелел. Согласно показаниям бойцов, Боев с криком «бей проклятую немчуру» стрелял по фашистам из винтовки. После того как немцы отступили, выяснилось отсутствие бойца Боева. На том месте, где он вёл бой, нашли его винтовку с повреждённым осколками прикладом. Как на винтовке, так и на земле, были обнаружены следы крови. По примятой траве стало ясно, что раненого бойца фашисты утащили волоком в своё расположение.
В результате нападения немецкой разведки один красноармеец был убит, два пулемётчика ранены, а боец Боёв взят в плен. Интересно, что позже в руки нашего командования попали немецкие документы, связанные с этой операцией вражеской разведки. Выяснилось, что её проводила разведгруппа 306-го полицейского батальона в составе 13 человек. Немецкие разведчики явно преувеличили свои успехи в ходе проведённого рейда. Так, кроме захваченного «языка», по их предположениям, они уничтожили 25-30 русских.

Надо «стремиться к захвату пленных»!

Немецкое командование придавало большое значение захвату «языков». Так, генерал-фельдмаршал Кюхлер в своей директиве от 2 января 1943 года писал: «Сведения, получаемые от пленных, являются крайне важными не только для выявления намерений противника; они часто дают также важные цели для артиллерии и тяжёлого пехотного оружия — для ведения беспокоящего и уничтожающего огня в течение дня и ночи. Поэтому все действующие дивизии должны все время стремиться к захвату пленных».
Однако ряд инцидентов, подобных волховскому с захватом в плен бойца Боева, многому научил наших командиров и красноармейцев. Бдительность на переднем крае была значительно усилена и попытки немецких разведчиков взять «языка» все чаще заканчивались полным провалом. Так, 3 января 1943 года разведгруппа противника численностью в 10 человек попыталась найти слабые звенья нашей обороны. Немцев вовремя заметил часовой и, не открывая огня, доложил о них командиру.
Тот предупредил о приближении противника в соседнюю огневую точку. Подпустив вражеских разведчиков на расстояние до 100 метров, пулемётчики открыли по ним шквальный огонь. Понеся потери, немцы стали беспорядочно отходить. В это время командир взвода в обход отходящим фашистам послал группу с целью захватить пленного. Наши бойцы стали преследовать противника и вести с ним бой. В результате удалось захватить двух пленных, с нашей стороны обошлось без потерь. А вот ещё один случай. Немецкая разведгруппа численностью в 19 человек должна была ворваться в наши траншеи, подорвать дзот, несколько землянок и захватить «языка». Несколько дней немцы тщательно вели наблюдение за нашей линией обороны, выбирая наиболее безопасные подходы к переднему краю. Разведгруппа была вооружена автоматами и гранатами, с собой у них были ножницы для резки проволоки и 10 противотанковых мин для осуществления подрывов.
Ещё на подходе немцы были обнаружены нашими разведчиками: они пропустили противника, а затем внезапно атаковали фашистов с тыла. Вылазка немецкой разведгруппы закончилась потерей до 10 человек ранеными и убитыми, двоих удалось взять в плен. В качестве трофеев наши разведчики захватили 13 автоматов, 10 противотанковых мин, военные карты и документы.
Таким образом, стремление немцев к захвату пленных нашло активное противодействие с нашей стороны. Кстати, немецкое командование всячески поощряло своих разведчиков. Командиров разведгрупп за доставку новых данных о противнике награждали Железным крестом 2-го класса, разведчикам давали отпуска вне очереди и выдавали самые лучшие товары из военных магазинов. Однако все чаще немецкие разведчики вместо долгожданного отпуска отправлялись прямиком на тот свет.

Журнал: Война и Отечество №7, июль 2021 года
Рубрика: Письма с фронта
Автор: Геннадий Семёнов

Метки: СССР, Германия, война, Великая отечественная война, армия, диверсия, Война и Отечество, разведка, НКВД




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-