Как маршал Ворошилов драпал на дрезине от немцев со станции Мга


Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

26 августа 1941 года, в момент самых тяжёлых боёв под Ленинградом, когда в Лужском котле погибала последняя надежда города на спасение от наступающих немцев, Сталин и Верховное главнокомандование (ВГК) находились в полном неведении об истинном положении дел в почти оторванном от страны Ленинграде. Для того чтобы прояснить картину и сделать выводы относительно решений, принятых командованием Северо-Западного фронта, в Ленинград отправилась солидная правительственная делегация. Однако враг не дремал…

Фото: маршал Ворошилов на Ленинградском фронте

С широко закрытыми глазами

17 августа 1941 года Ставка своей директивой №001029 предупреждала командование Северо-Западного направления об угрозе окружения Ленинграда: «…Нам кажется, что главком Сев.-Зап… не предпринимает никаких особых мер для ликвидации этой опасности, <хотя это> возможно, так как у немцев сил здесь немного…». Ужас ситуации состоял в том, что ни командование Северо-Западного фронта, ни Ставка не видели всей картины в целом. На самом деле ещё накануне выхода этой директивы и за несколько дней до отправки в Ленинград десанта из руководителей советского государства Генштаб рейха принял решение о переброске в распоряжение группы армий
«Север» 39-го моторизованного корпуса в составе одной танковой и двух моторизованных дивизий. Прибытие под Ленинград такого мощного бронетанкового подкрепления в корне изменило ситуацию, но ещё почти месяц (!) советские стратеги ничего об этом не знали. Как такое могло произойти?

Ошибка резидента

24 августа, когда первое соединение моторизованного корпуса — 12-я танковая армия генерала Харпе — впервые вступило в бой с отрядами советских войск, оно сразу же, с ходу взяло Любань. Но даже это обстоятельство не насторожило Ставку: она упрямо считала, что появившиеся под Ленинградом танки — это лишь сопровождение пехотных дивизий вермахта. Уверенность эта опиралась на донесения армейской разведки. А той в последние дни по странному совпадению часто «улыбалась удача». Было перехвачено несколько вражеских диверсантов, а также захвачена машина немецкого штабного офицера, в которой обнаружилась полевая карта от 18 августа. И на этой карте под Ленинградом в помине не было никаких немецких крупных танковых соединений. Опираясь на эти данные, а также на результаты пеленга, разведчики и сделали фатальные для Ленинграда выводы, скорее всего попав тем самым в ловушку абвера.

Запоздавшая помощь

Правительственная делегация, отправленная в Ленинград, включала в себя фактически второго человека в государстве В.М. Молотова, а также Г.М. Маленкова, Н.Г. Кузнецова, А.Н. Косыгина, П.Ф. Жигарева, Н.Н. Воронова и др. Призванная навести порядок в городе и на фронте, эта комиссия была наделена особым мандатом за подписью Сталина, который позволял от имени Государственного комитета обороны (ГКО) решение «всех вопросов обороны Ленинграда и эвакуации предприятий и населения Ленинграда». Однако к моменту вылета комиссии из Москвы время для «эвакуации» было безвозвратно упущено. 28 августа, пока делегация была в пути, 121-я пехотная дивизия вермахта выбила Слуцко-Колпинскую оперативную группу генерала Лазарева с занятых позиций и захватила Тосно.

Карт-бланш

На следующий же день Сталин постановлением ГКО №599сс назначил командующим Ленинградским фронтом маршала Ворошилова, ранее руководившего всем Северо-Западным направлением. Между тем противник в этот день, 29 августа, оказался всего в 8 километрах от посёлка Мга — единственной узловой станции Октябрьской железной дороги, всё ещё остававшейся под контролем советских войск. Понимая безнадёжность ситуации, Ворошилов добился от Ставки исключительных мер. В район Мги от Кексгольма перебросили 1-ю дивизию войск НКВД под командованием полковника С.И. Донскова. Но подмога безнадёжно запоздала. 30 августа Мгу атаковала 20-я моторизованная дивизия генерала Цорна. У посёлка не было ни одного шанса на спасение, несмотря на то что в боях за этот населённый пункт принимал участие сам командующий фронтом маршал Климент Ворошилов…

В кольце врагов

Прославленный командарм времён Гражданской войны был назначен главнокомандующим Северо-Западного направления 10 июля 1941 года. В его ведении оказалось почти безнадёжное поле битвы. Противостоять натиску одновременно финских и немецких войск на Карельском перешейке, на Лужском и Новгородском направлениях было почти невозможно. Ворошилов сделал все от него зависящее, чтобы хотя бы замедлить продвижение противника. Тем не менее к концу августа город нужно было готовить к сдаче или к тому, что позже назовут блокадой Ленинграда.
Последней ниточкой, связывающей город с Большой землёй, была Мга. Оттуда Ворошилов ждал прибытия спецсостава с правительственной комиссией. Ждал, до конца не зная, что они с собой привезут: приказ о его аресте или какой-то невероятный план спасения гибнущего Ленинграда.
До Череповца члены комиссии добирались на самолёте, потом поездом до Мги и уже оттуда должны были ехать в Ленинград. Но на подъезде к станции их застала массированная бомбардировка, и начальник состава приказал всем спешно покинуть вагоны. Как оказалось, очень вовремя. Несколькими минутами позже и поезд, и большая часть станции были разбиты в клочья. Вокруг полыхало пламя, и, как позже Косыгин рассказывал Д. Гранину, члены комиссии попрятались кто где. Косыгин и Кузнецов отправились на разведку и едва не получили пулю от часового, выставленного у одного из эшелонов.
8 сентября немцы вышли к южному берегу Ладоги и захватили Шлиссельбург. Началась блокада.
С грехом пополам наркомам удалось доказать командиру эшелона, что он видит перед собой членов правительства. По радиосвязи был вызван Ленинград. Но что было делать дальше?

Кавалерист на дрезине

В кризисной ситуации Ворошилов принял невероятно смелое решение в духе лихих кавалерийских рейдов времён Гражданской. Поскольку открыто на станцию было не попасть, делегацию требовалось выводить скрытно, и эту миссию взял на себя лично Климент Ворошилов. Оседлав дрезину, он стал вручную толкать её по узкоколейным путям в сторону осаждённой станции. Взять с собой помощь Ворошилов не мог. Лишние люди привлекли бы ненужное внимание, да и мест на дрезине было мало. Совершив многокилометровый бросок, 60-летний маршал с помощью одного только везения и мускульной силы добрался до задворков станции Мга, куда по двое тайком пробились члены московской комиссии. Разместив всех на дрезине, маршал с помощью более молодых товарищей довёз всех до ожидавшего на неповрежденном участке пути бронепоезда, где гостей встречал Жданов. Ворошилов успел вывезти комиссию буквально в последний момент, станцию Мга в это время уже медленно поглощали части войск наступающего врага.

Маршал уходит

8 сентября немцы вышли к южному берегу Ладоги и захватили Шлиссельбург. Началась блокада. Три дня спустя Ворошиловлично с маузером в руке возглавил атаку краснофлотцев на позиции врага в районе Красного Села, а затем, не скрываясь, ходил по переднему краю, игнорируя любые просьбы соблюдать личную безопасность. Поступая так, маршал будто специально звал шальную пулю… Возможно, все дело в том, что после известия о взятий Шлиссельбурга 9 сентября в Ленинград вылетел новый командующий — Г.К. Жуков. Говорят, что, оставляя город в блокаде, Ворошилов плакал…

Донесение пилота

На следующий день после захвата станции Мга её отбила подошедшая дивизия НКВД. И хотя уже 2 сентября немцы вернулись в посёлок, главная цель этой контратаки была достигнута. Состояла она не в освобождении узловой станции, а в зачистке следов правительственной делегации: все остатки состава, на котором представители Ставки прибыли из Череповца, чекисты аккуратно уничтожили. Сделать это было тем более необходимо, что ещё накануне вечером радиоперехват засёк донесение по 8-му авиакорпусу люфтваффе, согласно которому бомбардировщик, пролетавший после выполнения задания над Мгой, видел странный транспортный объект, двигавшийся по запасным путям в сторону Ленинграда. Этим объектом была дрезина Ворошилова. Как знать, чем бы обернулась война для Советского Союза, если бы в тот момент у немецкого пилота не были пусты бомболюки?

Журнал: Все загадки мира №11, 27 мая 2019 года
Рубрика: Совершенно секретно
Автор: Виктор Аршанский

Метки: СССР, Великая отечественная война, Все загадки мира, маршал, Ворошилов, Ленинград, станция, фронт, окружение, железная дорога, дрезина




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —