Как русские самолёт Рузвельта чинили

В ноябре 1943 года лётчику 750-го дальнебомбардировочного полка 17-й авиадивизии авиации дальнего действия, капитану Борису Тихомолову, выпало ответственное задание: доставить членов советской дипломатической делегации в Тегеран — на переговоры с англичанами и американцами.

Фото: самолёт Рузвельта в Тегеране — интересные факты

Командировка на курорт

Не особо и сложное дело, учитывая опыт капитана, налетавшего сотни тысяч километров над бескрайними просторами Средней Азии и Кавказа ещё в бытность гражданским лётчиком, и ещё сотни тысяч — в ночном фронтовом небе. Самолёт — знакомый до звона, ПС-84, лицензионная копия легендарного американского «Дуглас DC-3», он же по-английски Dakota. Хороший аппарат постройки Ташкентского авиазавода, класс — « воздушный лимузин», то есть повышенной комфортности. А борттехника на перелёт дали такого, что лучше и нельзя: Коля Романов — хороший знакомый Тихомолова ещё по гражданке. Парень с Урала, челябинский, до войны работал в управлении полярной авиации, а это — марка! Делегацию в Тегеран лётчики доставили аккуратно, получили местные суточные, натурально загуляли, как и полагается молодым, сильным, уверенным в себе мужикам. Дегустировали местные блюда и напитки, курили кальян, но — без злоупотреблений, ведь они эмиссары Советского Союза, а не кто-нибудь. В общем, практически выпал фронтовикам курорт за казённый счёт. Но война нашла способ о себе напомнить, причём самым невероятным образом.

«Священная корова»

Возвращаясь тихим утром на аэродром после очередного путешествия по ночному Тегерану, не вполне трезвые Тихомолов и Романов с большим интересом узрели новый самолёт, прилетевший, по-видимому, ночью. Настоящий красавец! Четыре мотора, полированный дюраль, прекрасные, аэродинамически чистые обводы — глаз не оторвать! Бомбардировщик «Боинг В-17», «летающая крепость» в варианте пассажирской VIP-машины. На крыльях и фюзеляже американские опознавательные знаки — белые звёзды в синем круге. И вот на крыле этого летающего шедевра ругательски ругались командир экипажа в звании полковника американских ВВС и два техника — мастер-сержант и капрал.
Наши уже успели к тому времени навостриться и в американских погонах-шевронах, и в разговорном английском. И громогласное «фак-фак-фак» говорило само за себя.
— Брат-славянин, чего они там психуют? — обратился Тихомолов к «парню в галстуке». Так между собой лётчики прозвали молчаливых ребят в пиджаках, галстуках и мягких шляпах. Ребята охраняли самолёты правительственной эскадрильи, и под пиджаками у охраны в наплечных кобурах торчали рукоятью вперёд по паре пистолетов ТТ-33. Оперативники НКВД, у них не забалуешь.
— Так это же «Священная корова», самолёт президента Рузвельта, «борт №1», как они называют, — пояснил «парень». — Я так понял, у них в полёте мотор загорелся. Потушить-то потушили, но вот теперь у них проблемы по части замены. Болты к мотораме прикипели от нагрева, и ключом они их открутить не могут. Вот полковник ихний и кроет своих технарей в три наката с перебором! Если за час не приведут машину в полную готовность, им, похоже, плохо придётся.

Знаете ли вы что…

В 1945-м был взят в кольцо большой отряд немцев. Фашисты сдаться отказались, но наши обнесли их «колючкой», повесили указатели «Лагерь для военнопленных» и оставили в покое. Через несколько дней немцы сдались.

Скорая техпомощь из России

— И всего-то делов? — пожал плечами Коля Романов. — Боря, поможем союзникам?
— Святое дело, — кивнул Тихомолов. — Только как?
— Брат, ты ведь по-английски сечешь? — обратился Романов к «парню в галстуке».
— Маленько есть, служба такая, — пожал плечами чекист.
— Спроси у них — есть «мамочка»?
— Чего?!
— Кувалда.
— Стоп машина, — чекист даже шляпу снял, хотя под утро в Тегеране отнюдь не жарко. — Дайте вспомнить, как это по-английски. А, кувалда — «следжхам-мер»! Сейчас спрошу…
Далее последовал быстрый обмен фразами на английском. В конце концов капрал подскочил и умчался в самолёт, а спустя пару секунд прилетел обратно, волоча в руке кувалду. Все трое американцев уставились на Романова, как на привидение.
— Это кто такие? — осторожно поинтересовался американский полковник.
— Наши ребята, русские лётчики, — проинформировал янки «парень в галстуке». — Который слева — командир экипажа, бомбил Берлин. Который справа — борттехник, летал на Северный полюс.
И полковник аккуратно взял под козырёк.
— Дон'т ворри, гай (не нервничай, парень}. — Коля поднялся по стремянке на
Капитану Борису крыло. — Давай сюда дер-Тихомолову выпало рик, андерстенд ми? ответственное задание Что интересно, американский сержант понял 1аплечных Колю без перевода. Через минуту возле «Священной коровы» уже тормозил так называемый деррик-кран — конструкция на базе грузовика «Студебеккер», позволяющая ворочать тяжёлые грузы. Американцы быстро остропили повреждённый двигатель. Оставалось отделить его от моторамы.
— Ну-ка, дай! — Коля взял кувалду и смачно, с оттяжкой, врезал по головке болта, одного из четырёх, крепящих двигатель к мотораме. Обиженно про-звякав, головка улетела куда-то далеко. Ещё разок! Обломилась вторая головка. Третий удар — обломилась третья головка, и движок, перекосившись, повис на стропе деррик-крана.
— Сам собьёшь, или мне помочь? — Романов сунул кувалду совершенно обалдевшему капралу.
Парень сбил головку последнего болта примерно с 10-го раза. Не хватало ему «резкости», то есть быстроты и точности удара.
Полковник от полноты чувств не нашёлся, что сказать, и просто снял фуражку. Сержант произнёс: «О, йес! Ит'с рашенс!» — и развёл руками.
— Всё абсолютно просто, как в школу не ходить, — Романов похлопал по крылу президентского самолёта. — Движок у вас загорелся, а это температура порядка 800 градусов. Затем вы пламя сбили встроенным огнетушителем, так? Так. И тут же вся конструкция резко остыла, потому что шли вы на высоте не меньше пяти тысяч метров — вон, у вас на рожах до сих пор отпечатки от кислородных масок. Там холодно, под минус 50. И в результате такого температурного перепада сталь ваших болтов стала хрупкой, как чугун! Я с такой темой сталкивался у нас в Заполярье, когда на вашенских «дугласах» летал. Русская сталь — другая, с ней такой трюк не пройдёт.

За нашу и вашу Победу!

«Парень в галстуке» перевёл и выслушал ответную тираду полковника.
— Говорит, что 20 лет в авиации, а такого не видел, — обратился чекист к нашим лётчикам. — Спрашивает, чем может отблагодарить.
— Да ерунда, — пожал плечами Романов. — Хотя нет! Во-он той фляжкой! Уж больно удобная…
За спиной сержанта на крыле лежала плоская фляга объёмом в поллитра, выкрашенная в защитный цвет и с надписью: «Distilled water».
Сержант многозначительно переглянулся с полковником, подхватил флягу и скрылся в кабине «Священной коровы». Через минуту вынырнул оттуда и протянул флягу Романову.
— Please, my friend! And drink it for Stalin's health!
— Благодарит и предлагает выпить за здоровье товарища Сталина, — перевёл «парень в галстуке».
— Э, нет! — Тихомолов прищелкнул пальцами. — Русские за Сталина в одиночку не пьют! Тем более — дистиллированную воду! Слезайте-ка сюда, коллеги-летуны! И ты, брат-славянин, присоединяйся!
Так трое русских и три американца закрепили союз СССР и США в борьбе с Гитлером — на бетонке тегеранского аэродрома, под крылом «борта №1» — «Священной коровы» президента Франклина Делано Рузвельта. Само собой, во фляжке с надписью «Дистиллированная вода» был чистый спирт. Не зря ведь полковник перемигивался с сержантом. И Тихомолов насчёт этого, естественно, смекнул.
Да, были люди…

Журнал: Тайны 20-го века №25, июнь 2011 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Сергей Дунаев

Метки: СССР, война, Великая отечественная война, Тайны 20 века, Вторая мировая война, лётчик, самолёт, США, Иран, президент, аэродром, Тегеран, ремонт




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-