25 марта 1986 года пресс-секретарь администрации Рейгана Шш Ларри Спикс объявил: «Корабли и самолёты ВМС США, проводившие мирные манёвры по обеспечению свободы мореплавания и авиаперелётов в международных водах и воздушном пространстве заливе Сидра, были обстреляны ливийскими ракетными войсками». И вроде бы сразу понятно, кто молодец, а кто злодей, вот только залив Сидра, или Большой Сирт, как его называли в былые времена, без малого полтора десятка лет назад был объявлен частью территориальных вод Ливии и Отделён границей, для пущей убедительности названной «линией смерти». Напрашивается закономерный вопрос: какого, простите, рожна бравые преемники отцов-основателей решили устроить учения прямо под носом у не настроенных шутить ливийцев?

Почему Америка бомбила Ливию в 1986 году?

Как США спровоцировали военный конфликт в Ливии в 1986 г.

«Параллель смерти»

История — цикличная штука, но подчас она повторяется слишком уж часто. В 1973 году после провала идеи союза между Сирией, Ливией и Египтом молодой «братский вождь и руководитель революции» Муаммар Каддафи решил в одностороннем порядке абстрагировать Социалистическую Ливию от западного влияния и провозгласил акваторию Большого Сирта южнее 32°30 северной широты — она же «линия смерти» — ливийскими территориальными водами. В ответ Соединённые Штаты в 1981 году как ни в чём не бывало вошли в закрытые воды и демонстративно начали проводить ракетные стрельбы авианосцев прямо за «линией смерти». Тогда инцидент не возымел заметных политических последствий, даже несмотря на то, что одна из многих вялых попыток выдворить американцев из залива закончилась для ливийцев потерей звена истребителей-бомбардировщиков Су-22. Но последствия были только вопросом времени.
Отношения между США и Ливией неумолимо накалялись, и в немалой степени этому способствовала политика недавно вставшего у руля Родины Свободы Рональда Рейгана, считавшего ливийское правительство если не экстремистами, то, по крайней мере, организацией, потворствующей террору во всех его проявлениях. А терроризм 40-й президент, пришедший к власти на волне обострения ситуации в Афганистане и Иране (и попутно на личном опыте узнавший, каково это стать мишенью для психопата с пушкой), очень не любил.

Эхо террора

Не успели обломки сбитых меткими янки Су-22 упокоиться на дне залива (пилоты, кстати, благополучно спаслись), как полковник Каддафи начал переговоры с временным правительством Эфиопии. На встрече с главой военноадминистративного совета Менгисту Хайле Мариамом, состоявшейся 21 августа, Каддафи прямым текстом заявил, что планирует избавиться от Рейгана. Присутствовавший на встрече эфиопский чиновник, ранее завербованный ЦРУ, оперативно передал слова ливийского лидера «куда следует», чем заставил Америку не на шутку напрячься. Надежда на то, что суровый революционер выражался в метафорическом ключе, упорно стремилась к нулю, что лишний раз подтвердило убийство президента Египта Анвара Садата, случившееся в день восьмой годовщины Войны Судного дня.
Осенью того же года было совершено ещё несколько покушений на американских дипломатов, однако после серьёзного предупреждения со стороны Вашингтона вошедшие было в раж террористы заметно поутихли. Шаткое, но всё же равновесие сохранялось вплоть до 1984 года, когда злокозненные акции с «арабским следом» вспыхнули с новой силой. А заодно начали принимать всё более массовый характер. В марте взрывы самодельных устройств прогремели в — аэропортах Браззавиля, Манчестера и Лондона, а спустя несколько недель сотрудник ливийского Народного бюро открыл огонь по митинговавшим участникам Национального фронта спасения Ливии в Лондоне. Последовавшие вслед за этим действия западных спецслужб не только не принесли результатов, но и спровоцировали вал покушений на воздушные суда по всему Средиземноморскому региону. И хотя за большей частью инцидентов стояла не Ливия, а уроженцы Сирии и Палестины, цель для звёздно-полосатых ВС была выбрана быстро и безапелляционно. Спусковым крючком нового кризиса в заливе стала полученная ЦРУ информация, что «братский вождь» лично перевёл миллион долларов на счёт Абу Нидаля, стоявшего за организацией по меньшей мере 40 терактов. Американский флот вновь направился к «линии смерти».

Штаты отправляются за документами

События 1981 года повторялись как под копирку. В начале 1986 года президент Рейган санкционировал ряд военных кампаний в отношении Ливии: в частности, был дан «зелёный свет» серии операций «Приобретение документов». 23 января США объявили, что через три дня планируют устроить масштабные флотские учения в заливе Сидра, после чего ливийские военные были в авральном режиме приведены в состояние полной боевой готовности.
Накануне нового акта «манёвров ради свободы и безопасности» Му-аммар Каддафи в присутствии военных.и журналистов объявил о намерении лично пройти на корабле вдоль «линии смерти» из Мисураты в Бенгази, чтобы подчеркнуть, где именно находится граница Ливии, которую страна будет защищать «даже в самом отчаянном положении». Правда, есть все основания полагать, что до конечной точки маршрута «братский вождь и лидер революции» так и не добрался — помешало сильное волнение на море, — но это не так уж важно. Куда важнее то, что пресса успела донести его манифест до мировой общественности. Впрочем, Вашингтон воспринял показательную акцию главнокомандующего Джамахирии музыкально — она была ему по барабану.
26 января ВМС США начали четырёхдневные учения, но их корабли держались севернее 32-й параллели, а ливийские военные были и рады такому положению дел, ограничиваясь редкими разведывательными вылетами.
12 февраля был начат второй этап операции под названием «Приобретение документов II». На сей раз лётчики Каддафи не разочаровали американских коллег, совершив за четыре дня не менее 140 вылетов, но большинство из них ограничивались обменом многозначительными взглядами: ливийские истребители выдвигались по заданным координатам, не находили там цели, обнаруживали у себя на хвосте конвой из пары «Томкэтов» или «Хорнетов» — и отправлялись восвояси.

Игра на нервах

В середине марта 6-й флот вице-адмирала Фрэнка Келсо начал готовиться к третьему этапу операции, и на сей раз всё выглядело куда серьёзнее. В распоряжении американцев было четыре ракетных крейсера, четыре эсминца, двенадцать фрегатов и три под завязку набитых стальными птичками авианосца — America, Saratoga и доживавший свои годы, но ещё бодрый старичок Coral Sea, которому вскоре предстояло в самом буквальном смысле дать жару ливийским берегам в ходе операции «Каньон Эльдорадо».
За каждым из авианосцев был закреплён график дежурства: самолёты «Америки» должны были находиться в воздухе с полудня до 03:45 ночи, «Корал Си» с — 03:45 до 20:15, «Саратоги» — с 20:15 до 12:00. Причём штаб в очередной раз упростил правила применения оружия. Если в ходе первого «Приобретения документов» патрульным истребителям следовало действовать с осторожностью, чтобы раньше времени не раздраконить пилотов Каддафи, то в мартовских манёврах американцам разрешалось открывать огонь по всем, кто проявляет враждебные намерения.
На авианосцах, развернувшихся в 150 милях от ливийских вод, царило радостное воодушевление. Асы Дядюшки Сэма даже заранее заготовили трафареты, чтобы было удобнее наносить отметины побед на фюзеляж. В час ночи 23 марта игра началась. От основных ударных групп отделился крейсер Ticonderoga и в сопровождении двух эсминцев и авиации пересёк «линию смерти», на что ливийцы ответили… ничем. В тот день местные военные базы будто вымерли.
Как позже доложила разведка, ливийцы, не без оснований опасаясь массированного удара по берегу, перебросили свои самолёты на юг страны. Лишь после полудня 24 марта в воздухе показалась первая пара ливийских МиГ-25, но, проиграв воздушную дуэль с перехватчиками F-14A Tomcat, спешно ретировалась. Не прошло и двух часов, как на радаре появилась новая цель, первоначально распознанная как одинокий Миг, на деле же оказавшаяся ракетой ЗРК дальнего действия С-200 «Вега». Вслед за ней в воздух поднялся второй 7-тонный снаряд. Несмотря на то что оба «Томкэта» были уничтожены, это стало настоящим подарком небес: тот факт, что ливийцы первые не совладали с нервами и взялись за оружие, дал американцам столь желанный повод применить силу. Адмирал Келсо отдал приказ действовать по плану «Огонь в прерии», то есть нанести ответный удар по позициям «Беги» и впредь атаковать каждую боевую единицу Джамахирии, которая приблизится к соединениям США.

«Огонь в прерии»

В 18:30 в сторону побережья Ливии направились два А-7Е Corsair. Спустя 15 минут штурмовики получили приказ прервать задание и возвращаться на авианосец, но, согласно рассекреченному в 2001 году документу, один из них настигла третья ракета С-200. Вывести комплексу з строя удалось только около 9 часов вечера, лишив его радиолокационной антенны.
В 20:00 «Тикондерога» и сопровождавший его самолёт радиолокационного обнаружения Е-2 Hawkeye одновременно засекли ливийский ракетный катер «Вамид» французского класса «Ля Комбатант II», на перехват которому тут же выдвинулись два звена А-6Е Intruder. He прошло и получаса, как «поймавший» рубкой противокорабельный «Гарпун» и обстрелянный кассетными бомбами «Вамид» занялся огнём от носа до кормы. Капитан и около половины экипажа погибли, от жара начали разрываться снаряды — остатки команды едва успели перебраться на шлюпки, прежде чем обломки катера скрылись в волнах.
Пока «Интрудеры» крейсера Yorktown держали на расстоянии суда, пытавшиеся подобраться к американским кораблям с базы в Бенгази, «Томкэты» сопровождения «Ричмонда К. Тёрнера» обстреляли «Гарпунами» ещё один «Ля Комбатант», хотя есть мнение, что бдительные, но не очень внимательные пилоты перехватчиков приняли за врага обломки «Вамида» или шлюпки с выжившими. Аналогичным образом «перебдели» патрульные «Йорктауна», которые отправили на дно неопознанный низколетящий самолёт, ошибочно приняв его за корвет Типа 550, мчавшийся на скорости 40 узлов к «Корал Си».
Вообще, французские катера под ливийским флагом мерещились американским воякам с завидной регулярностью. Последней подобной жертвой «мирных манёвров» стал малый катер «Айн Закут», маневрировавший в 20 милях от берега малым ходом с выключенными радарами и огнями. На рассвете штурмовики с белыми звёздами на крыльях отработали по нему кассетными бомбами, но, не причинив видимых повреждений, пустили в ход два «Гарпуна». Обе ракеты настигли цель, угодив прямиком в машинное отделение. Катер тут же потерял ход и обесточился, в огромную пробоину чуть выше ватерлинии хлынула вода. По уже полыхающему катеру было Сброшено ещё две кассетные бомбы, после чего ливийское судно затонуло, оставив после себя только облако чёрного дыма.
В течение оставшихся двух суток манёвров Джамахирия больше ни разу не дала о себе знать. Всего с 23 по 27 марта американские самолёты совершили более 1500 вылетов и 375 раз пересекли «линию смерти».
На следующий день после завершения операции полковник Каддафи объявил, что ливийцы кровью закрепили своё право на Большой Сирт, тогда как американский флот был вынужден бесславно отступить, «волоча за собой хвост разочарования, позора и усталости, так и не достигнув своих целей». К призыву ливийского лидера бороться с мировым империализмом до победного конца примкнула Палестина, пообещавшая атаковать любые американские цели на Ближнем Востоке. Противостояние только начиналось.

Журнал: Война и Отечество №10, октябрь 2021 года
Рубрика: Игнат Волхов
Автор: Холодная война

Метки: Африка, самолёт, Война и Отечество, США, бомбардировка, конфликт, президент, провокация, Ливия, ЦРУ, Рейган




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-