Камикадзе Германии во Второй мировой войне

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Наверняка каждый из нас слышал в самых различных контекстах японское слово «камикадзе», вошедшее в широкий обиход после Второй мировой войны. Переводится оно как «Божественный ветер» (тот самый, что, согласно легенде, в конце XIII века разметал корабли монголов, надвигавшихся на Японию). Во время войны на Тихом океане так называли лётчиков-смертников, направляющих свои набитые взрывчаткой машины на вражеские корабли. Но были они и у немцев…

Фото: камикадзе Германии во Второй мировой войне

Опыт азиатских союзников

Вслед за камикадзе в Японии появились кайтэны, тоже смертники — пилоты управляемых торпед. Ни те ни другие значительного урона противнику нанести не смогли, однако само их появление оказывало на врага серьёзное психологическое воздействие. Естественно, об использовании Японией фанатичных самоубийц был прекрасно осведомлён её стратегический союзник — гитлеровская Германия. Однако использовать японский опыт на европейских фронтах немцы не спешили. Гитлер заявил: «подобные жертвы не в традициях западной белой цивилизации и не отвечают арийскому менталитету». Однако осенью 1944 года, после катастрофических поражений на Восточном фронте и высадки англо-американских войск в Нормандии, когда стало ясно, что мировая война Германией проиграна, гитлеровцам пришлось забыть об «арийском менталитете» и искать любую спасительную соломинку. Тогда и вспомнили о камикадзе.

Верхом на ракете

До этого нацисты возлагали надежды на разрабатываемое «чудо-оружие» — «оружие возмездия», как его называла геббельсовская пропаганда. Прежде всего имелись в виду ракеты «Фау-1» (крылатая) и «Фау-2 «(баллистическая), с помощью которых немцы надеялись подавить Англию. Но нацисты просчитались — пока несовершенные, особенно по части точности, ракеты не достигали цели. Лишь одна из четырёх долетала до берегов Британии.
Первыми, кому пришла в голову идея компенсировать несовершенство техники мастерством и самоотверженностью пилотов, были Ханна Райч, знаменитая немецкая лётчица, пилот фюрера, и оберштурмбанн-фюрер СС Отто Скорцени — диверсант рейха №1. Они предложили запускать «Фау-1» с самолёта-носителя. Далее управлять ракетой должен был пилот. В качестве испытателя для первых полётов такого рода Ханна Райч предложила себя. Было создано подразделение из двух сотен лётчиков и проработано четыре варианта пилотируемых «Фау-1», но все они оказались недееспособны: ракета часто сталкивалась с самолётом-носителем при старте и плохо поддавалась управлению человеком. К тому же «Фау-1» и без пилота несла недостаточно взрывчатки, а предполагаемое переоборудование уменьшало её вдвое.
В феврале 1945 года, когда бесперспективность этой затеи стала очевидной, программа была свёрнута. А был ещё и полуфантастический проект управляемой смертником тяжёлой баллистической ракеты, предназначенной для удара по Нью-Йорку.

Грудью ударить врага

В 1942 году англо-американская авиация начала систематические «ковровые бомбардировки» Германии. Днём и ночью более 6000 бомбардировщиков обращали в руины немецкие заводы и города. И тогда полковник Хайо Херрманн, боевой лётчик, отмеченный высшими наградами рейха, предложил сформировать соединения истребителей, главным оружием которых был бы таран вражеских бомбардировщиков. Он утверждал, что однократное массовое применение 800 самолётов, пилотируемых добровольцами, привело бы к уничтожению не менее 400 тяжёлых бомбардировщиков. Это, по его мнению, вынудило бы противника на 2-3 недели прекратить налёты на Германию, где, воспользовавшись передышкой, смогли бы сформировать соединения реактивных истребителей Ме-262, которые затем обеспечили бы господство немцев в воздухе. Предложение Херрманна получило одобрение главнокомандующего люфтваффе Германа Геринга. Авиационное соединение пилотов-добровольцев, готовых к тарану, получило название «Учебное подразделение «Эльба», сформированное в основном из «зелёной» молодёжи, только что окончившей лётные школы.
Очевидно, что пилоты, которым ставились подобные задания, обрекались при их выполнении на верную смерть, причём отдававшие приказы прекрасно это понимали. Опыт японских камикадзе в Германии изучили, но признать своих пилотов заведомыми самоубийцами никто не решался. Отто Скорцени, знаток человеческой психики в экстремальных ситуациях, считал, что солдату даже в самых критических обстоятельствах нужно внушить, что у него сохраняется хоть какой-то шанс на выживание. Если такая надежда в глубине души теплится, человек будет действовать более эффективно. Поэтому применительно к немецким пилотам термин «камикадзе» не использовался. Считалось, что пилоты, идущие на таран, после наведения своего самолёта на цель, или даже после тарана, имеют возможность выброситься с парашютом. Хотя все понимали, что возможность спастись близка к нулю. И это подтверждалось практикой. Таким образом, эти немецкие лётчики фактически становились камикадзе.
7 апреля 1945 года состоялся первый (и последний) их бой. Против 1300 бомбардировщиков, нацеленных на промышленные центры Северной Германии, и 792 истребителей прикрытия Хер-рманну удалось выставить лишь 183 истребителя. Операция провалилась: неопытные немецкие пилоты не смогли даже удерживаться в разомкнутом строю, некоторые полностью потеряли ориентировку, полетев в обратную сторону. Из участвовавших в атаке немецких самолётов 133 были сбиты, при этом 77 пилотов погибли. Американцы потеряли 22 бомбардировщика и успешно отбомбились по всем намеченным объектам. Стремительное, нацеленное на Берлин наступление Красной армии, начавшееся 16 апреля 1945 года, вынудило немцев окончательно поступиться высокопарными рассуждениями о западной цивилизации. Спешно сформированная эскадрилья из 40 пилотов впервые без обиняков была названа «SO-Einheit» (расшифровывалось это как «Единство самопожертвования»), другими словами — подразделение самоубийц. Все лётчики эскадрильи подписывали документ, завершающийся словами: «Я отдаю себе полный отчёт в том, что операция, в которой мне предстоит участвовать, должна закончиться моей смертью». Перед пилотами была поставлена задача: самолёты, гружённые взрывчаткой, направить на мосты и временные переправы через Одер.
Вечером 15 апреля 1945 года для пилотов эскадрильи были устроены танцы, пригласили женский обслуживающий персонал аэродрома и связисток. Затем хором спели немецкую народную песню о неумолимой смерти: «Вот приходит неумолимая смерть и забирает тебя в последний путь…» Но результаты трёхдневных атак смертников оказались более чем скромными — были поражены лишь два моста, которые быстро восстановили. Из участвовавших в атаках 39 пилотов (один в последний момент отказался) погибли 35. Уже через день танки маршала Конева разгромили аэродром Ютербог, с которого взлетали немецкие камикадзе.

Смертники на море

В конце войны идею использования солдат, выполняющих боевое задание ценой своей жизни, переняли руководители германского ВМФ. В марте 1944 года было образовано диверсионно-штурмовое соединение «К» (или — соединение ближнего боя), которое предназначалось для действий против кораблей противника в прибрежных водах, а также для уничтожения мостов, шлюзов и портовых сооружений. В его состав вошли дивизионы сверхмалых подводных лодок (одно- и двухместных), управляемых человеком торпед (подобие кайтэнов), скоростных взрывающихся катеров и боевых пловцов (так называемые люди-лягушки). По разным данным, общая численность соединения составляла от 10 до 16 тысяч человек. Отдаваемые им боевые приказы напрямую не предписывали гибели в ходе их исполнения, но, приближаясь вплотную к объекту атаки, люди практически могли выполнить задание, как правило, только ценой собственной жизни. Точных сведений о потерях личного состава соединения «К» нет. По мнению ряда историков, они составили не менее 70-80%. Английский исследователь Пол Кемп назвал немецких моряков-диверсантов конца Второй мировой войны морскими камикадзе.
В общем, немецкий «божественный ветер», как ни пытались раздуть его фанатики-нацисты на финише Второй мировой войны, не смог остановить ни ковровых бомбардировок Германии авиацией союзников, ни наступательного порыва Красной армии, ни создать серьёзной угрозы союзному флоту в Северном и Средиземном морях. Жертвы немецких камикадзе и кайтэнов оказались напрасными.

Кстати!

Торпеда «Кайтэн» показала себя малоэффективным оружием. Подготовка к пуску была длительной и довольно шумной. Поскольку «Кайтэны» были рассчитаны на малую максимальную глубину погружения и крепились при этом снаружи лодки, допустимая глубина погружения самой лодки соответственно уменьшалась, а уязвимость от противолодочных средств — увеличивалась. Точность и надёжность при пусках на большую дальность были неудовлетворительны. Командиры японских подлодок понимали это. I-58, потопившая крейсер «Индианаполис» (через три дня после того, как он доставил на Тиниан атомную бомбу «Малыш», позже сброшенную на Хиросиму), атаковала обычными торпедами, несмотря на наличие четырёх «Кайтэнов» и вопреки просьбам их пилотов. Крупнейшим кораблём, потопленным «Кайтэнами», стал американский танкер «Миссисинева».

Журнал: Война и Отечество №1(42), январь 2020 года
Рубрика: Неизвестное об известных войнах
Автор: Константин Ришес

Метки: Германия, война, Вторая мировая война, самолёт, Война и Отечество, ракета, ФАУ, торпеда, камикадзе




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —