Хиви в вермахте: Предатели Великой Отечественной войны

«Хиви» (от немецкого Hilfswlllige — «желающие помочь») — так называли военнопленных, добровольно перешедших на сторону Германии и помогавших немецко-фашистским войскам. Сначала они использовались на незначительных должностях: работали возничими, переводчиками, поварами. В 1943 году их стали применять для борьбы против партизан, для охраны железных дорог и населённых пунктов, для несения таможенной службы. При этом, по данным архивов, их количество достигало 15% состава от немецкой армии. Откуда же брались эти люди и что их подвигло на предательство Родины?

Фото: хиви в вермахте — кто это, интересные факты

Приглашаем всех желающих

Немцы с самого начала вели активную пропаганду на оккупированных территориях, стараясь сломить дух захваченного населения и склонить его на свою сторону. Старания захватчиков не пропали даром, в результате чего многие жители Украины. Прибалтики и Белоруссии, а так же солдаты Красной армии начали с ними сотрудничать. Позже было решено организовать экспериментальные добровольческие войска из тюрков и мусульман, считавшихся наиболее обиженными советской властью.
Отсчёт истории восточных легионов начинается с 6 октября 1941 года, когда генерал-лейтенант Вагнер дал директиву создать из военнопленных добровольческие отряды для борьбы с партизанскими движениями.
Позже создание Тюркского легиона было одобрено лично Адольфом Гитлером. 22 декабря 1941 года приказом ОКБ было решено сформировать четыре легиона из восточных народов: Туркестанского, Армянского, Грузинского и Кавказско-мусульманского. Позже был создан ещё и Волго-татарский легион из проживавших в Поволжье и Приуралье.
Основными доводами при агитации военнопленных были более хорошие условия, чем в Красной армии (обмундирование и содержание) и усиленное внимание к их национальной самобытности, религии и культуре, что сильно отличалось от того, что они до этого имели в СССР.
Вступавшие должны были давать присягу со следующими словами: «При Боге я клянусь этой святой клятвой, что я в борьбе против большевистского врага моей родины буду беспрекословно верен высшему главнокомандующему германского вермахта Адольфу Гитлеру и как храбрый солдат готов в любое время пожертвовать своей жизнью ради этой клятвы». Присяга приносилась в присутствии немецких офицеров сначала по-немецки, затем на соответствующем национальном языке. В конце легионер должен был на родном языке произносить фразу: «Я клянусь!».

Будни предателей

Сразу «волонтёрам» оружие не выдавалось. После вербовки люди проходили тщательную проверку на соответствие основным критериям — идеологическим и физическим. Несоответствие первому приводило к отправлению обратно в лагерь, если же человек вёл себя «как надо», но не подходил по здоровью, его отправляли в госпиталь, и только прошедшие этот отбор уже могли получить в руки оружие.
Учения батальонов проводились только с разрешения командира восточных легионов и под его руководством.

Впечатлительные варвары

А как же относились к добровольным перебежчикам «истинные арийцы»? На это могут пролить свет «памятки» генерала фон Хаигендорфа, направленные своим соотечественникам, служившим в восточных легионах. Вот что он пишет: «Тюркские легионеры восприимчивы к чужому влиянию, поэтому воспитание их — задача очень важная, и в случае успеха они будут с нами до конца. Важно не допустить влияния на легионеров извне — со стороны враждебно настроенного населения, со стороны вражеских агентов изнутри. Следует забыть, что это бывшие военнопленные, нельзя видеть в них людей, которые по моральным, расовым, культурным качествам ниже немецкого солдата».
Далее фон Хайгендорф обращает внимание солдат и на культуру: «Восточные добровольцы очень различны даже по своей географической принадлежности — частью это чистые азиаты, частью — примитивные горские народы Кавказа или Южного Туркестана, частью — обитатели степей между Волгой и Уралом. Они преимущественно дети природы с простейшими потребностями — голод и любовь. Среди них можно встретить и много образованных и интеллигентных людей, 25 лет воспитывавшихся в большевистском духе, поэтому настроенных к нам критически. Их жизненные привычки примитивнее, чем наши. Гигиена, чистота, порядок — о многих таких вещах они и не слышали. У них нет понимания бережливости, пунктуальности, живут они — от руки до рта», неторопливо, не зная даже порой деления времени. Также отличаются и их моральные качества. Долг, ответственность — это выглядит для них дико и примитивно. Они склонны к воровству, мести, разбою. Тяжело давит на них воспоминание о плене (воспоминания о голоде, о пережитом духовном унижении)».
Вот кто, с точки зрения немцев, сражается с ними бок о бок — дикие, необразованные варвары, не знающие цивилизации и законов. И в определённой степени генерал был прав, потому что человек, предавший родину, не может знать таких понятий как «долг» и «ответственность».

Идеологическое подполье

Восточные легионы не отличались однородностью. Были в них и те, кто активно сражался за Германию, и те, кто тайно противостоял немцам. Во многих восточных легионах действовали подпольные антифашистские организации, нередко добивавшиеся больших успехов. Самая известная — группа Мусы Джалиля, развернувшая свою подпольную деятельность в Волго-татарском легионе весной-летом 1943 года.
Некоторых, конечно, вскоре разоблачили. Например, ещё в декабре 1942 года в Волго-татарском легионе была раскрыта «подрывная коммунистическая группа, которая пыталась распространять среди легионеров коммунистические идеи, чтобы поднять их в подходящий момент против германского вермахта».
27 марта 1943 года военный суд решил судьбу арестованных руководителей этой группы, имена которых, к сожалению, неизвестны, — каждый из них был приговорён к шести годам каторжной тюрьмы. Крупнейшим событием стало восстание 822-го грузинского батальона против немцев на голландском острове Тексель, в ночь на 6 апреля 1945 года, когда грузинские легионеры попытались с оружием в руках перейти на сторону союзников.
Общие показатели «дезертирства» в 1943 году колебались от 8 до 10%. — от численности состава легионов.

Враг моего врага — мой друг

Тем не менее остальные 90% были достаточно «сознательными» и принимали активное участие в наступлении германской армии на Кавказ в 1942-1943 годах, где задействовалось шесть туркестанских, пять азербайджанских, три северокавказских, четыре грузинских и два армянских боевых подразделения. Те же восточные легионы участвовали в боях под Харьковом, помогали подавлять Варшавское восстание, воевали под Сталинградом и даже участвовали в обороне Берлина. Некоторые восточные легионы отличились во Франции.

Конец восточных легионов

К концу войны боеспособность — предательских отрядов» резко понизилась. Наблюдалось падение дисциплины, солдаты не хотели воевать, люди перебегали к партизанам. Высшее руководство, опасаясь массовых восстаний среди ненадёжных частей, заменяло их другими, но и те оказывались не лучше. Это привело к тому, что восточные легионы были переброшены как можно дальше от «красной угрозы», а именно на Западный фронт.
Это оказалось большой ошибкой: если раньше они боролись за своё представление о Родине, боролись с врагами-угнетателями своего народа, теперь же эта мотивация полностью отсутствовала, что вызвало ещё большее падение боеспособности. Люди начали дезертировать и сдаваться в плен. По сведениям Х.В. Нойлена, только во Франции войсками союзников было пленено около 30 000 восточных легионеров, позже все они были переданы Советскому Союзу, где их ждала расплата за предательство.
Таким образом, идея немецкого командования использовать в строю таких вот «солдат» не только не оправдала возложенных на неё надежд, но и принесла больше вреда, чем пользы, и это один из очень важных уроков минувшей войны.

Журнал: Тайны 20-го века №23, июнь 2010 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Дмитрий Неклюдов, Вячеслав Шпаковский




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —