Хотел ли Сталин напасть на Германию?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В последние годы историки много спорят о характере предвоенных советско-германских отношений. Особое место в этих дискуссиях занимает вопрос о том, носило ли немецкое нападение на СССР в июне 1941 года «превентивный характер». Свою точку зрения на этот вопрос высказывает полковник в отставке, кандидат исторических наук Ю.В. Басистов.

Хотел ли Сталин напасть на Германию?

«Дранг нах остен»

— Юрий Васильевич, существуют ли документы, подтверждающие, что решение Адольфа Гитлера развязать войну с Советским Союзом было хорошо обдуманным заблаговременно шагом?
— Разумеется. Придя в 1933 году к власти, Гитлер уже через четыре дня встречается с немецким генералитетом и спешит изложить ему свои стратегические концепции по отношению к Востоку. Окончательные планы развёртывания сил вермахта и наступления на Советский Союз датированы июлем 1940 года. Во многих мемуарах, включая дневники Геббельса, подтверждается, что мысли о «дранг нах остен» — «натиске на Восток» — никогда не оставляли Гитлера.

— Сегодня абсолютное большинство историков как в самой Германии, так и в России, США, Англии отвергают как несостоятельный тезис о том, что Гитлер лишь упредил агрессию со стороны Сталина…
— Представьте себе, этому большинству активно возражают специалисты в области военной истории, упорно отстаивающие «превентивный характер» фашистского нападения на Советский Союз. При этом дело доходит до такого абсурдного вывода (его сделал Э. Топич в своей книге «Война Сталина»), что советское руководство якобы «само спровоцировало» Гитлера на нападение, дабы «предстать перед всем миром в качестве жертвы агрессии».

— Споры о характере начала войны захватили и Россию. Есть мнение, что Сталин сам готовился совершить в 1941 году нападение на Третий рейх
— Ряд молодых русских историков — например, М. Мельтюхов, В. Невежин — также отстаивают точку зрения, согласно которой Сталин готовился совершить в 1941 году нападение на Германию. Их доводы основываются на том, что советское военно-политическое руководство занималось в основном подготовкой наступательных действий против потенциального врага. В течение полутора лет после вступления Красной армии в Польшу советский Генштаб, утверждают учёные, всесторонне разрабатывал план нападения на Германию.
Ситуация в Европе давала СССР уникальный шанс перенести войну на территорию противника и освободить континент от «загнивающего капитализма». Однако германскому командованию всё же удалось упредить наши войска и первому нанести удар.

Выводы без доказательств

— Но ни одного документа в доказательство своих взглядов эти историки, насколько мне известно, не приводят?
— Вы правы. Кстати, на их же позиции стоит автор вышедшей в 1989 году книги «Ледокол», бывший офицер Главного разведывательного управления Генштаба В. Суворов (Резун). Книги «Ледокол» и последовавшая за ней «День «М» написаны занимательно, с привлечением большого фактического материала из открытых советских источников. Автор умело подгоняет факты под свой главный вывод. Он находит косвенные «улики», интерпретирует их по-своему, но доказать главное не может. В этом единодушны серьёзные историки и военные специалисты.

— 5 мая 1941 года Сталин выступил перед выпускниками военных академий Красной армии. Его речь, по мнению некоторых современных историков, носила антигерманский и агрессивный характер и свидетельствовала о подготовке Советским Союзом наступательной войны против Германии. А что же в действительности произошло в этот день в Большом Кремлёвском дворце?
— В тот день в обстановке повышенных мер безопасности состоялся приём выпускников военных академий, на нём присутствовали высшее политическое и военное руководство СССР, свыше полутора тысяч «академиков» Красной армии. Речь товарища Сталина, продолжавшаяся 40 минут, была выслушана с исключительным вниманием. Но о чём дословно он тогда говорил? Никаких официальных сведений об этом опубликовано не было.
Однако историк и публицист Л.А. Безыменский в 1991 году всё-таки нашёл в архиве — Краткую запись» выступления Сталина, во многом позволившую внести ясность. Это не стенограмма, но достаточно подробное изложение основных моментов сказанного Сталиным. Речь шла не только об изменениях, которые произошли в Красной армии за последние 3-4 года, о причинах поражения Франции, победах Германии, но и о том, действительно ли немецкая армия непобедима. Приводятся подробные данные о численности советских дивизий и военной технике.
В этом же документе приводятся три тоста, провозглашенные Сталиным на приёме. Вокруг третьего и разгорелся весь сыр-бор.

— За что же он предлагал поднять тост?
— Сталин сказал буквально следующее: «…Мирная политика дело хорошее. Мы до поры до времени проводили линию на оборону — до тех пор, пока не перевооружили нашу армию, не снабдили армию современными средствами борьбы. А теперь, когда мы нашу армию реконструировали, насытили техникой для современного боя, когда мы стали сильны — теперь надо перейти от обороны к наступлению… Красная армия есть современная армия, а современная армия — армия наступательная».

— Можно ли считать это установкой на развязывание военных действий против Германии?
— Не думаю. Вопросы о войне и мире не решаются риторическим тостом с бокалом в руках. Скорее всего, расчёт был на утечку информации с этого, хотя и закрытого, собрания.
Использовать речь Сталина от 5 мая 1941 года для оправдания нацистской агрессии немецкие дипломаты и разведчики пытались уже во время войны. Так, мемуарные записи бывшего советника посольства Германии в СССР Г. Хильгера. который участвовал в допросах советских офицеров высокого ранга, свидетельствуют, что ряд допрашиваемых вспоминали «открыто наступательный» характер выступления Сталина. По их мнению, Сталин хотел пересечь границу Германии уже в августе 1941 года.

Записка Генштаба

— Выходит, обе стороны готовились к войне, но Гитлер напал раньше Сталина?
— В 1941 году Сталин вообще нападения на Германию не планировал. Подготовка к войне и осуществление нападения — разные вещи.
Как вспоминал маршал Г.К. Жуков, «сопоставляя и анализируя все разговоры, которые велись И.В. Сталиным в моем присутствии в кругу близких ему людей, я пришёл к твёрдому убеждению: все его помыслы и действия были пронизаны одним желанием — избежать войны — и уверенностью в том, что это ему удаётся».

— Есть ли другие доказательства, подтверждающие готовность СССР первым открыть военные действия в 1941 году?
— Мне довелось участвовать в дискуссиях о характере начала войны с немецкими историками-«превентивистами», которые уверены, что документ советского Генерального штаба от 15 мая 1941 года не оставляет никаких сомнений в том, что Гитлер лишь упредил Сталина в намерении СССР первым открыть военные действия. Речь идёт о докладной записке на имя Сталина, подготовленной Тимошенко и Жуковым. Однако… генералы на документе не расписались.

— О чём конкретно в нём говорится?
— Цитирую: «Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развёрнутыми тылами… считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы германскому командованию, упредить противника в развёртывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развёртывания и не успеет организовать фронт и взаимодействие родов войск».
Замысел операции был нанесён на карту. Однако — и это важно! — документ не содержит ни конкретных сроков, ни практических мер по его осуществлению. Ответ на записку пришёл уже на следующий день. Через своего секретаря Поскрёбышева Сталин велел передать Жукову, «чтобы не писал мне записки для прокурора». Что имел в виду вождь под этим ответом, остаётся лишь гадать…

— А если бы инициатива Генштаба была принята?
— Ситуация могла бы быть в корне иной! С чисто военной точки зрения срыв нападения уже готового к «прыжку» противника был обоснованным и разумным. Германия была бы лишена преимущества внезапности, и весь ход войны мог бы пойти по другому сценарию.

— Но Советский Союз не был готов к войне…
— Это так. После неудач в войне с Финляндией 1939-1940 годов, сталинских «зачисток» командных кадров Красная армия была ослаблена, находилась в стадии реорганизации и перевооружения. Таково было истинное положение на конец мая 1941 года. Но на основе договорённостей с Гитлером Сталин все ещё надеялся оттянуть войну.
Фашистское руководство не заблуждалось в позиции советской стороны в 1941 году. Ни в одном немецком оперативном документе, включая план «Барбаросса», нет упоминаний об угрозе со стороны Советского Союза.
И, напротив, о преднамеренном характере нападения на СССР говорят свидетельства начальника штаба Верховного главнокомандования вермахта В. Кейтеля. В своих воспоминаниях, написанных перед казнью, он признал, что война против СССР не была вынужденной для Гитлера акцией, а являлась для него программным замыслом, созревшим ещё задолго до 1941 года, во время написания «Майн кампф».

Журнал: Тайны 20-го века №25, июнь 2013 года
Рубрика: Точка зрения
Автор: к.и.н. Ю.В. Басистов., беседовала Светлана Васильева

Метки: СССР, Германия, война, Великая отечественная война, Тайны 20 века, армия, Сталин, РККА, Гитлер, фолк-хистори, нападение, план, вермахт, Геббельс, фейка




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.