К январю 1945 года войска ПВО Ленинграда уже фактически вкушали плоды мирной жизни. С севера исчезла угроза налётов с территории Финляндии, после того как страна Суоми вышла из войны. Могучий вермахт, недавно стоявший на ближайших подступах к городу, был разгромлен и откатился далеко к границам Восточной Пруссии. Однако теоретически возможность воздушных ударов сохранялась — немцы продолжали контролировать отрезанный в советском тылу Курляндский полуостров, с аэродромов которого армейские бомбардировщики могли нанести удар по городу. А специальные бомбардировщики дальнего действия могли нанести удар по Ленинграду и с основной территории рейха.

Как был сбит последний немецкий самолёт над СССР

Когда был сбит последний нацистский самолёт в СССР

Под защитой «Редута»

Поэтому бойцы системы Ленинградской ПВО, хотя и были с 15 октября 1944 года исключены из состава действующей армии, продолжали следить за небом. Основой системы были девять полков истребителей (входящих во 2-й гв. ИАК ПВО — всего около 250 Ла-5, Як-9 и «Аэрокобр»), расквартированных на аэродромах вокруг города. Но глазами системы противовоздушной обороны была радиолокационная станция РУС-2 (она же — «Редут»).
«Редут» (разработанный ленинградскими учёными) был первой советской радиолокационной станцией. Радиолокатор был разработан в высшей степени своевременно — «Редут» приняли на вооружение приказом НКО от 26 июля 1940 года, Небо вокруг Ленинграда было уже мирным, а первые образцы серийной РУС-2 были изготовлены в Ленинграде в августе 1941 года и вместо полигонных испытаний сразу же были включены в боевую работу в системе ПВО Ленинградского фронта.
В 1941-м первые «Редуты» сыграли огромную роль. Балтийский флот был заперт в гаванях Кронштадта, но массированные атаки немецкой авиации на боевые корабли не привели к уничтожению флота (хотя, казалось, это было неизбежно) — система «Редут» своевременно предупреждала советское командование о приближающихся немецких воздушных армадах. Это позволяло вовремя поднять в воздух оборонявшие Кронштадт истребители. Хотя в 41-м году советская авиация намного уступала немецкой как технически, так и по уровню подготовки экипажей, все же устаревшие советские истребители были способны помешать немецким пикирующим бомбардировщикам провести точное бомбометание. В итоге уничтожение флота было предотвращено, а крупные боевые корабли продолжили бить по немецким войскам из орудий главных калибров — что сыграло ключевую роль в обороне города.
Но в 1945 году всё это было в прошлом. Война ещё продолжалась, но лётчики дежурили на земле возле своих самолётов. В условиях отсутствия противника это существенно экономило ресурсы. Кто-то из лётчиков радовался наступившему спокойствию, кто-то жалел, что не удастся отличиться в последних воздушных боях войны.

Цель обнаружена!

Однако, ко всеобщему изумлению, 8 марта 1945 года в 13:49 в 230 км юго-западнее Ленинграда расчёт РЛС «Редут» обнаружил воздушную цель, которая затем (после наблюдения в стереотрубу по наводке «редутовцев») была опознана как немецкий самолёт-разведчик «Юнкере» Ju-88, который на большой высоте шёл с юго-запада на северо-восток в направлении Ленинграда. Как позднее выяснилось, это был не Ju-88, а похожий на него новейший Ju-188. Этот самолёт, появившийся в люфтваффе на финальном этапе войны, был первоклассным бомбардировщиком. Однако внедрение его в части совпало с переходом Германии к обороне — а в таких условиях остро требовались штурмовики и истребители, а для бомбардировщиков было мало работы (при господстве авиации противника налёты на вражеские тылы были самоубийственным делом). Поэтому Ju-188 в «основном» варианте нашёл лишь ограниченное применение, причём почти исключительно на Западном фронте. А вот в качестве разведчика этот самолёт с успехом использовался на всех фронтах.
Немедленно после обнаружения цели системой «Редут» (в 13:50) с аэродрома Левашово взлетела пара «Аэрокобр» 102-го гв. ИАП (лейтенант Н.Г. Омеркечипа и младший лейтенант И.М. Федотов). «Аэрокобра» (массово поставлявшийся в СССР американский истребитель Bell P-39) был одним из лучших самолётов своего класса времён Второй мировой войны. Сильными сторонами этой машины были надёжность, очень мощное вооружение, высокая скорость и манёвренность, а также прекрасный обзор из кабины пилота. По этой причине «Аэрокобрами» в советской авиации оснащались в первую очередь гвардейские истребительные полки. Для «аэрокобры» немецкий «Юнкерс» был как антилопа для льва — вопрос был исключительно в том, успеет ли советский истребитель нагнать вражеский разведчик.
Спустя полчаса с аэродрома в Горелово поднялась пара Ла-5 11-го ГВ. ИАП (старший лейтенант В.Ф. Рыбин и младший лейтенант В. П. Рудаков).

На одном моторе

Уже в 14:20 «аэрокобра» лейтенанта Федотова над мысом Устьинский Копорского залива (40 км западнее Кронштадта и 70 км западнее Ленинграда) вышла на дистанцию, на которой был виден «Юнкерс». Федотов опередил немецких лётчиков (которые не сразу заметили его самолёт). Набрав необходимые для начала атаки дополнительные 1000 метров высоты, советский лётчик атаковал врага из пушки и пулемётов с дистанции 100 метров. Проскочив над врагом, Федотов развернулся и снова атаковал «Юнкерс» — уже с хвоста.
У «юнкерса» загорелся правый мотор. Немецкий разведчик, развернувшись на обратный курс, начал стремительно снижаться. В этот момент подоспела пара Ла-5 и тоже села на хвост «юнкерсу». Теперь они атаковали, чередуясь с «аэрокоброй», так что у немецкого экипажа не было никаких шансов. У «юнкерса» вслед за правым загорелся и левый двигатель, но немецкий пилот, проявив чудеса профессионализма, выровнял машину на высоте всего 30-50 метров. На изрешеченном самолёте пилот люфтваффе продолжал лететь на юго-запад на одном моторе. При этом немецкий лётчик ухитрялся бросать свой самолёт из стороны в сторону, чтобы затруднить атаки преследователям.
В таком режиме «Юнкерс» ухитрился пролететь более 100 км — солидное достижение! Но это лишь отсрочило гибель самолёта — около 15:00 юго-восточнее городка Сланцы «Юнкерс» зацепил плоскостью верхушки деревьев и пошёл на вынужденную посадку. Пилот опять продемонстрировал своё мастерство, успешно посадив пылающий почти неуправляемый самолёт. Последний воздушный бой над водами Финского залива обошёлся без жертв — четыре члена экипажа «юнкерса» (пилот обер-фельдфебель Гюнтер Беккер, наблюдатель лейтенант Мартин Зак, радист фельдфебель Эрих Келер и стрелок фельдфебель Карл Биттнер) попали в плен. На допросе немецкие лётчики сообщили, что взлетели с аэродрома Грайфсвальд, что в 110 км северо-западнее Штеттина (ныне Щецин, Польша), и совершили промежуточную посадку для дозаправки на аэродроме Цирава, что в 40 км северо-восточнее Либавы на территории отрезанного от Германии Кур-ляндского полуострова. Немецкому экипажу было поручено разведать ледовую обстановку на фарватере Ленинград — Кронштадт и западнее Кронштадта, а также установить наличие советских кораблей в базах. Зачем немецкому командованию потребовался этот странный разведывательный полёт? Вероятно, военное командование агонизирующего рейха хотело, используя фактор внезапности, нанести внезапный удар по Балтийскому флоту. Конечно, даже в случае успеха такой удар мог иметь только пропагандистское значение.
Лётчики, сбившие немецкий разведчик, — младший лейтенант Федотов и старший лейтенант Рыбин — были удостоены орденов Красного Знамени. Вместе с ними тем же приказом были награждены орденами и медалями операторы РЛС «Редут».

Журнал: Война и Отечество №10, октябрь 2021 года
Рубрика: Героизм на войне
Автор: Александр Стелла

Метки: СССР, Германия, Великая отечественная война, самолёт, Война и Отечество, авиация, ПВО, 1945, 1866




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-