Когда речь заходит о Бирманской кампании Второй мировой войны, первым делом вспоминается Кохимская битва, ставшая переломным моментом в противостоянии Японии и Британской Индийской армии и закончившаяся разгромным поражением японских войск, которые завершили своё продвижение в Бирманской кампании. Одним из важнейших эпизодов этого противостояния стала так называемая Битва на теннисном корте…

Кохимское сражение в Бирме и Индии

Кохимская битва 1944 года в истории Второй мировой войны

Дьявольские гористые джунгли

Тяжёлые природные условия, являющиеся отличительной чертой пограничного региона между Индией и Бирмой, сильно затрудняли ведение боевых действий. Обрывы и ущелья, горы, густые леса, поросшие бамбуком, высокая трава с острыми листьями, колючки, лианы. Полноводные и быстрые реки, перебраться через которые было очень сложно, а в сезоны дождей превращающиеся в несущиеся грязевые потоки. Полчища насекомых распространяли болезни: тиф, холеру, лихорадку денге, дизентерию. Клещи, москиты, мухи постоянно донимали солдат. Малярия косила их, мёртвых хоронили, но через некоторое время тела откапывали шакалы. Из-за плотных, переплетённых между собой крон деревьев доставка провизии была довольно затруднительной. Люди голодали, болели, их психологическое напряжение было настолько сильным, что они буквально умирали на руках товарищей. Начальник медицинской службы английских войск писал: «Люди таяли прямо на глазах, некоторые умирали во сне. Самыми выносливыми в нашей бригаде были гуркхи. В Непале они росли в очень суровых условиях и привыкли к лишениям».
«Чиндиты» (прозвище 77-й индийской бригады), несмотря на то что климат был для них родным, всё равно были измотаны, многие болели. При перемещении отряды добивали «летальной дозой морфина» или выстрелом из револьвера тяжело раненных, чтобы они не мучились или не попали в плен к японцам.

План Японии

Японцы с наступлением сухого сезона начали наступление по двум направлениям: первое, получившее название Ha-Go, началось в феврале на юге Бирмы и привело к тому, что остриё атаки наткнулось на ярое сопротивление — 2-й батальон полка западных йоркширцев и 6-й батальон драгун при поддержке поваров, шофёров и прочего вспомогательного персонала сумели остановить японскую дивизию, потерявшую около пяти тысяч человек в бою. Однако это сражение стало только прологом к крупному наступлению японской 100-тысячной группировки в направлении городов Димапур, Импхал и Асаам, расположенных на левом берегу реки Брахмапутра. Японцы рассчитывали, что, в случае взятия этих районов под контроль, 14-я армия британцев будет вынуждена отступить из приграничной полосы, позволяя им овладеть значительной территорией восточной Индии, что в дальнейшем приведёт к восстанию индийцев против колониального владычества и закончится победой Японии в континентальной Азии.
Генерал-лейтенант Ренъя Мутагути, под чьим командованием действовала 15-я японская армия численностью 156 тысяч человек, был одержим идеей вторгнуться в Индию. Позднее он признался, что хотел триумфально на белом коне въехать в Дели, но до него было слишком далеко, а первым шагом к цели должен был стать город Кохима, небольшой посёлок, находящийся на высоте в полтора километра в горах Нага между двумя горными хребтами. Белые колониальные бунгало и красную крышу миссионерской капеллы было хорошо видно среди буйной зелени джунглей на фоне видневшихся вдали синих гор.

Импхальская долина

Кохима раскинулся на террасированных склонах гор, нависающих над дорогой прямо между Импхалом и Димапуром. Командующий в Кохиме полковник Хью Ричарде не знал, какими силами ему предстоит командовать поутру, потому что новые части приходили, затем их перебрасывали куда-то ещё, но одно оставалось неизменным: независимо от того, какие части войдут в гарнизон, он будет небольшим, а после наступления японцев они окажутся в окружении. И гарнизон Кохимы, и основные силы британцев, стоящие в Импхальской долине, приходилось снабжать по воздуху, так как японцы легко могли перерезать железную дорогу Импхал-Димапур, ведущую с севера на юг. Генерал Уильям Слим, командующий 14-й британской армией, разрабатывал план наступления, но Япония ударила первой. В ходе наступления британцы успешно отбивали идущие одна за другой атаки японцев. И если в исходе боёв в районе Импхала британцы не сомневались, насчёт Кохимы у них были сомнения. Город расположен в гористой местности, средняя высота которой чуть больше 1,2 км. При этом на общем фоне выделяются три приподнятых участка. В центре городка, на одной из возвышенностей, располагалось бунгало главы местной администрации, а недалеко от него, на террасе, был теннисный корт. Возвышенности подходили для размещения на них оборонительных позиций.
Генерал Слим признал за собой ошибку в том, что при оценке планов японцев был уверен, что они не бросят на Кохиму большое количество солдат, и, поэтому британцы сделали упор на подготовке к обороне Димапура. Но Мутагути решил взять Кохиму.

Атака на Кохиму

Когда стало понятно, что британскому гарнизону придётся столкнуться с сильно превосходящими их числом японскими солдатами, действовать нужно было быстро. Гаубицы разместили в саду администрации города, прибывший в Кохиму 4-й батальон быстро занял позиции и отразил первые атаки японцев. Снаряды обрушились на город, а вскоре после этого Кохиму взяли в кольцо. Атаки посыпались одна за другой, а после происходили преимущественно ночью перед рассветом, когда опускался густой туман. Японцы были уверены в своём успехе.
Майор Уильям Бошелл писал в своём дневнике: «Атаки японцев были непрерывными — будто налетела стая голубей и обстреляла своим дерьмом! После того как самураи закололи штыками раненых пленных, они лишили себя права считаться людьми. Мы воспринимали их как паразитов, которых надо истребить. Загнанные в угол, мы собирались продать свои жизни втридорога».

Теннисный корт

Столкновение противников в районе бунгало администрации и теннисного корта стало беспорядочным ближним боем, типичным для этого сражения, и корт быстро покрылся телами погибших. Затем японцы заняли одну сторону корта, британцы другую, и их разделяло около двадцати метров абсолютно гладкой местности. Бойцы забрасывали друг друга ручными гранатами. Офицер британских войск придумал и сконструировал деревянный барьер, который сколотили солдаты и смогли установить вдоль своих окопов на ночь. Японские гранаты отскакивали от «щита», а поутру британцы барьер убирали. Днём гремели артиллерийские атаки, японские солдаты впадали в одну из двух крайностей: смирялись с тем, чтобы погибнуть, и бросались на врага или же, наоборот, убеждали себя в неуязвимости.
Силы японцев таяли без поддержки. Мутагути считал, что они смогут с лёгкостью захватить британские запасы. И если сначала японцы могли задавить противника числом, со временем ситуация изменилась. Без воды и еды, с множеством лежащих совсем рядом тел своих сослуживцев… иногда японцы всё же отважно бросались в атаку, но скорее ведомые не стремлением победить, а потребностью раздобыть еду.
Со стороны британцев тоже было всё непросто. Воды также было мало — бойцы получали по полкружки в день, сброс боеприпасов и продовольствия был затруднён из-за ограниченности контролируемого британцами воздушного пространства.

Воспоминания

Японский лейтенант Таисо Нишикава писал в дневнике: «Если нам удаётся захватить позицию противника, они начинают бомбардировать её из миномётов и с воздуха с такой силой, что из тебя душу вытряхивает. Те, кто вырыл себе окопы поглубже, остаются погребёнными в них; у тех, кто вырыл окопы помельче, отрывает руки и ноги».
«Куда бы ты ни ступил — везде были трупы, их смрад сам по себе выворачивал тебя наизнанку… Ты всё делаешь в штаны — звучит грубо, но это так. Меня не волнует, что скажет по этому поводу кто-то. Но ты продолжаешь думать: «Я ещё не хочу умирать…» — рассказывал сержант Рой Велланд. — Само собой, мы их ненавидели, но ты должен ненавидеть, иначе не воткнешь штык в человека. Помню, как убил одного из них. Было тяжко, потому что я сделал это первый раз в жизни, но после этого не было никаких проблем — я уложил ещё двоих или троих. Потом видишь, как человек лежит на земле и вопит, потому что удар пришёлся ему в живот… Или ты их, или они тебя. Гордиться тут нечем, но так было нужно».
Майор Бошелл вспоминал: «Первым делом мы захватили участок, с которого просматривался теннисный корт. Днём какие-то перемещения были невозможны из-за японских снайперов. В Кохиме мы пробыли три недели. Каждую ночь японцы атаковали нас… Они наступали волнами, их отстреливали, словно голубей. Почти каждую ночь им удавалось захватить часть позиций батальона, поэтому нам приходилось контратаковать. Воды было очень мало, каждому человеку выдавали по пинте в день, поэтому мы перестали бриться. Снабжение с воздуха было ключевым моментом, но склоны были слишком крутыми, а гребни гряд слишком узкими, и из-за этого некоторые грузы попадали в руки японцев. Когда мы вошли в Кохиму, в моей роте было больше 100 человек, когда мы вышли из неё, осталось около 60…».
Майор Майкл Лаури писал об атаке высоты Jail Hill 10 мая: «В 22:00 получил приказ выступать в 22:15… Мне пришлось вести свою колонну. Дело непростое, никаких чётких троп, петляешь, прорубаешься через заросли, спотыкаешься, пробираешься через развалины… Местность для атаки была нелёгкой: множество воронок, поваленные деревья, заброшенные траншеи. Спускаясь вниз по склону, мы попали под огонь примерно трёх лёгких пулемётов, а когда мы перебирались через препятствия, в нас полетели гранаты. Боюсь, в тот момент полегли многие. Затем началась перестрелка и что-то очень похожее на игру в снежки. В воздух полетело множество гранат, и с нашей, и с их стороны, мы метались, стараясь уклониться от осколков. Эта дуэль долго не прекращалась… Остаток дня мы зарывались, словно бобры, и использовали всё, что было под рукой: миски, кружки, сапёрные лопатки. Делали это не так, как обычно, а копали себе ямы и потом что-то вроде направленной вперёд норы, зарываясь под землю…».

Поражение

Спустя две недели непрерывной осады генерал Котуку Сато, потеряв уже слишком много людей, принял решение отступать, одновременно с этим обмениваясь гневными посланиями с Мутагути, который не хотел признавать неудачу кампании и грозил генералу трибуналом. Сато отправил финальное послание и отключил радио, отводя свои войска с позиций.
Вся эта кампания стала катастрофой для японцев, от которой они не смогли оправиться. Кунидзи Като назвал это сражение «великим и горьким». Из 85000 солдат Япония потеряла 53000, больше половины которых были убиты или погибли из-за болезней и истощения. Самая продолжительная сухопутная кампания войны закончилась.

Журнал: Война и Отечество №8, август 2021 года
Рубрика: Мировые войны
Автор: Клавдия Баженова

Метки: Англия, Вторая мировая война, Индия, армия, Япония, июнь, Война и Отечество, Бирма, битва, 1944, апрель, май




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-