Крымская война — причины, ход, итоги и последствия

Принято считать, что Крымская война продемонстрировала «гнилость» Российской империи. Однако объективный анализ обстоятельств, в которых она протекала, и конкретных результатов конфликта позволяет говорить о победе России.

Крымская война — причины, ход, итоги и последствия
С момента провозглашения Петром I империи (1721) и до начала Крымской войны (1853), если не считать мелких конфликтов, Россией были выиграны три войны с Персией, две — со Швецией, пять — с Турцией, четыре — с Польшей, одна — с Пруссией, одна — с Францией. Ещё одну войну со Швецией (1788-1790) и одну с Францией (1798-1800) можно считать закончившимися вничью. И лишь войну с Францией 1805-1807 годов следует признать поражением России. Парадоксально, но даже проигранная война принесла России территориальное приращение в виде Белостокской области, которую Наполеон буквально всучил Александру I для закрепления дружбы. По этому примеру видно, что выигранная война не всегда сопровождается приобретением территорий, а проигранная — их утратой.

На сильного нападают скопом

С XVIII века европейская политика определялась «великими державами», в списке которых после наполеоновских войн остались Россия, Англия, Франция, Австрия и Пруссия.
В Средиземноморско-Черноморском регионе находился «больной человек Европы» и тоже некогда великая держава — Османская империя. Из её потенциального «наследства» Николая I интересовал только Стамбул, обладание которым позволяло контролировать Босфор и Дарданеллы. Всё прочее он был готов отдать другим великим державам.
Соответствующее предложение царь озвучил британскому послу в Петербурге Гамильтону Сеймуру, причём речь не шла о том, чтобы делить Турцию прямо сейчас. Но Сеймур и британское правительство предпочли истолковать царские откровения как предложение убить мирную, добрую, безобидную Турцию. Чтобы Турция безобидной не выглядела, русское правительство традиционно педалировало тему угнетения балканских и ближневосточных христиан. При этом по итогам предыдущих войн Россия имела юридическую возможность заступаться за собратьев по вере. Более того, православная церковь получала особые права в Палестине с её почитаемыми всеми христианами святынями.
И здесь на сцену выступил правитель Франции Наполеон III. С его подачи католическая церковь тоже потребовала особых прав в Палестине.
Почувствовав поддержку французского императора, султан отвёрг требования России о подтверждении особых прав в Палестине. Николай I в качестве последнего предупреждения приказал ввести войска в находившиеся под совместным русско-турецким протекторатом Дунайские княжества (Валахию и Молдову).
16 октября (по новому стилю) 1853 года султан объявил войну России, и в тот же день турки напали на таможенный пост Святого Николая на Кавказе. В неравном бою погибли горсть русских стрелков и около двух сотен грузинских ополченцев. Победители перебили детей и женщин, распяли таможенного чиновника, отпилили голову священнику.
«Просвещённая Европа» ничего не заметила. Зато когда 30 ноября 1853 года русская эскадра Павла Нахимова уничтожила в Синопе турецкий флот, британская и французская пресса рыдали над судьбой «несчастных турецких матросов». Выяснилось, что и напали «русские варвары» во время войны «внезапно и коварно», и не всем после потопления их кораблей успели оказать помощь.
Николай I не удивился, когда в марте 1854 года Англия и Франция тоже вступили в войну. Но его искренне возмутила неблагодарность Австрии, которую пятью годами ранее русские войска спасли от гибели, предприняв интервенцию в Венгрию. Правительство Франца Иосифа потребовало оставить Дунайские княжества, и этот ультиматум пришлось выполнить. Вступление в борьбу Австрии могло закончиться только стратегическим окружением русских войск в Дунайских княжествах.
Правда, когда войска вывели, австрийцы начинать войну с Россией действительно не стали. Но чтобы приглядывать за ними, на границе пришлось держать армию в 100 тысяч штыков, которые пригодились бы под Севастополем.
Из великих держав от вступления в антироссийский лагерь воздержалась лишь Пруссия. Не поддалась на соблазны и Швеция.
Зато войну объявило маленькое Сардинское королевство, правитель которого, король Виктор Эммануил II, хотел лишь одного — сделать любезность Наполеону III в расчёте, что он поможет объединить Италию.

Крестовый поход против империи

Так, отчасти из-за дипломатических промахов Николая I, отчасти из-за страха Европы перед «русскими медведем» империя Романовых оказалась в состоянии войны с одной некогда могучей державой (Турцией), ещё одной растущей державой (Сардинией — Италией), а главное, с двумя из четырёх великих держав (Англией и Францией), при откровенном недоброжелательстве третьей (Австрии). Фактически Европа затеяла крестовый поход против России.
Французская газета «Конститюсьонель» писала: «Россия в течение немногих недель потеряет плоды денежных затрат, гигантских трудов, огромных жертв не одного поколения. Крепости, что она возводила дорогой ценой на берегах Балтики и Чёрного моря, не жалея ни терпения, ни времени, ни денег, будут сровнены с землёй, взорваны и уничтожены огнём объединённых эскадр Франции и Англии». Английский премьер Пальмерстон набросал схему послевоенного переустройства: Швеция получает Финляндию, восстанавливается независимая Польша, Грузия и Крым передаются Турции. И самое неприятное, что такой сценарий был вполне реален.
Разгромить врага можно было по той же схеме, по которой громили Наполеона, используя пространственный и патриотический факторы.
Наступая вглубь страны, противник растягивает коммуникации и утрачивает численное превосходство, а русский народ, чувствуя, что речь идёт о жизни и смерти Отечества, мобилизует все свои силы. Но англичане и французы были слишком умны, чтобы повторять прежние ошибки. России решили навязать войну по периметру её границ, но никто не собирался лезть вглубь её территории. С одной стороны, это не позволяло нанести решающий удар, с другой — давало возможность отгрызать пограничные и слабо интегрированные в состав империи территории. И эта оторванность объяснялась не только политическими, но и логистическими причинами. В стране только проектировалась сеть железных дорог, а, поскольку морские коммуникации были налажены давно, добраться на Кавказ или в Крым из Франции было не сложнее, чем из Петербурга.

От Северного Ледовитого до Тихого океана

На Западе Крымскую войну принято называть Восточной, имея в виду, что боевые действия шли не только на черноморском полуострове. На Белом море самым знаковым «достижением» союзников стала бомбардировка Соловецкого монастыря двумя военными пароходами. Высаживать десант союзники не рискнули (июль 1854 года), убоявшись монахов и стариков-инвалидов.
На Балтике в августе того же года союзники взяли островную крепость Бомарзунд. Решающую роль сыграло то, что, располагая более дальнобойными орудиями, осаждающие имели возможность безнаказанно обращать крепость в руины. Двухтысячному гарнизону пришлось капитулировать. Но интересная деталь — в боях, которые происходили до того как союзники расставили свою дальнобойную артиллерию, они потеряли около 100 человек, против вдвое меньших потерь у русских.
На Тихом океане экспедиция против Петропавловска-Камчатского вообще закончилась унизительным фиаско (сентябрь 1854 года). Союзная эскадра имела около 2, 7 тысячи человек на борту и 212 пушек. Губернатор Камчатской области Василий Завойко, усилив гарнизон «охотниками» из местных, имел менее 1 тысячи человек при 67 орудиях. Однако вражеский десант был разбит и с позором ретировался, понеся вдвое большие потери (порядка 200 человек убитыми и ранеными).
Вообще, добровольцы и ополченцы принимали активное участие в боевых действиях на Севере, Балтике, Камчатке, Кавказе. Причём храбро сражались и финны, и камчадалы, и грузины, и представители многих других народов.
Борьба на Кавказе вообще представляет собой череду сплошных русских побед — Башкадыклар (1853), Кюрюк-Дара (1854) и, наконец, взятие Карса, где в плен сдались 11 тысяч турок (ноябрь 1855 года).
Отдельная тема — пресловутая техническая отсталость русской армии и флота. Морские силы союзников действительно превосходили русский флот и количественно, и качественно (в паровых судах). Это не оправдывает, но частично объясняет решение затопить старые корабли Черноморского флота у входа в севастопольскую гавань вместо того, чтобы вступать в самоубийственное генеральное сражение. В то же время современные русские пароходофрегаты зачастую превосходили аналогичные вражеские корабли. Показательно, что первый в мировой истории бой паровых судов произошёл именно в Крымскую войну. 5 ноября 1853 года пароходофрегат «Владимир» в ходе артиллерийской дуэли победил и вынудил спустить флаг турецкий пароходофрегат «Перваз-Бахри».
Использовали русские и другие технические «ноу-хау». Действовавший на Балтике союзный флот не рискнул прорываться к Кронштадту, после того как два корабля подорвались на минных заграждениях.
Что касается сухопутных сражений, то союзная пехота действительно имела на вооружении лучшее стрелковое оружие. Однако неудачи русской армии в Крыму в гораздо большей степени объяснялись бездарностью командующих — сначала Александра Меншикова, а затем сменившего его Михаила Горчакова.

«Достойная сожаления глупость»

Первое крупное сражение Меншиков проиграл на Альме (сентябрь 1854-го), но в этой баталии у союзников имелся двукратный перевес (60 тысяч против 30 тысяч). Однако через два месяца Меншиков проиграл битву при Инкермане, где с 33 тысячами двукратное превосходство было уже у русских. И под занавес проигранное Горчаковым сражение на Чёрной речке (август 1855-го), где, при равных силах (примерно по 60 тысяч), союзники потеряли убитыми и ранеными менее 2 тысяч человек против более чем 8 тысяч у русских.
Между тем стоило войскам оказаться не под командованием Меншикова или Горчакова, а всего лишь вполне среднего Павла Липранди, и они, даже уступая врагу в численности (20 тысяч союзников против 16 тысяч русских), разбили врага при Балаклаве (октябрь 1854-го).
Что касается битвы за Севастополь, то с более чем трёхкратным превосходством (175 тысяч против 48 тысяч) союзники лишь через 10 месяцев смогли захватить южную часть города (сентябрь 1855-го).
Французы, взяв Малахов курган в годовщину Бородинского сражения и поработав на имидж Наполеона III, больше интереса к боевым действиям не испытывали. Турки, как раз потерявшие Каре, вообще хотели, чтобы всё завершилось как можно скорее. Оставались лишь англичане, но их — спасённых французами при Инкермане, разбитых при Балаклаве и без толку протолкавшихся перед севастопольским Большим реданом, — никто особо не спрашивал.
И посланный на Парижский конгресс Алексей Орлов добился вполне приемлемого мирного договора (март 1856-го). В территориальном плане Россия лишилась клочка Бессарабии, расстаться с которым пришлось, чтобы соблюсти требование обеспечения свободы судоходства по Дунаю. При этом в качестве достойной компенсации Россия получала свободу плавания по самой большой реке Европы.
Самым болезненным был пункт, запрещавший иметь России на Чёрном море военный флот. Но военный флот запрещалось иметь на Чёрном море и Турции.
Грандиозная война, которую называют «нулевой мировой», закончилась изменениями чисто-символического характера. Сражаясь со всей Европой, Россия смогла потрепать противника, больше чем пострадала сама.
Сосредоточение в ходе войны огромных сил на Кавказе позволило к 1864 году подавить последние очаги сопротивления горцев.
Уже в 1871 году Россия объявила о «восстановлении своих державных прав» на Чёрном море. И Европе пришлось утереться. Пруссия как раз избивала французов. А неблагодарная Австрия, лишившаяся из-за своего предательства поддержки Петербурга, проиграла к этому времени уже две войны, потеряв все владения в Италии.
Англия же, наблюдая за тем, как Пруссия превращается в Германскую империю, приходила к выводу, что лучше бы уж европейским гегемоном оставалась Россия. В 1877 году будущий британский премьер лорд Солсбери констатировал, что Крымская война «была достойной сожаления глупостью».

Считаясь с потерями

Если оценивать общие людские потери в Крымской войне, то у союзников они составили 223 тысячи убитыми, а также умершими от ран и болезней против 143 тысяч у русских. При этом соотношение потерь в боях и от болезней было примерно пропорциональным. Русское командование врага трупами не заваливало.

Журнал: Загадки истории №19, май 2020 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин

Метки: Николай I, эпоха Романовых, Загадки истории, Англия, Россия, война, Франция, Турция, Крым, Русско-турецкие войны, поражение, победа, Крымская война, Сардиния, Наполеон III, Бомарзунд



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.