Многие помнят фильм режиссёра Владимира Венгерова «Балтийское небо». Он снят по одноимённому роману Николая Чуковского, сына известного писателя Корнея Ивановича Чуковского. Фильм посвящён лётчикам «Рассохинской» эскадрильи, которые во время Великой Отечественной войны защищали ленинградское небо и Дорогу жизни. Во время блокады Николай Чуковский оставался в городе и работал военным корреспондентом газеты «Красный Балтийский флот», был участником обороны Ленинграда. В своём романе он описал реальные события, происходившие во время блокады. Многие герои романа Чуковского имеют прообразы. Но знаете ли вы, уважаемые читатели, кто послужил прототипом главного героя фильма — майора Константина Игнатьевича Лунина?

Георгий Дмитриевич Костылёв - Герой СССР

Лётчик Георгий Костылёв: Защитник блокадного Ленинграда

Лётчик от Бога

Георгий Дмитриевич Костылёв родился 20 апреля 1913 года в Ораниенбауме (сейчас это город Ломоносов Ленинградской области) в семье рабочего. После школы он поступил в авиационную школу Осоавиахима, а в 1934-м окончил Центральный аэроклуб имени Чкалова в городке Тушино Московской области. Искусство управлять самолётом Георгию было дано Богом. Не раз он восхищал своих коллег изяществом выполнения пилотажных фигур, и его полёты сравнивали с пением Лемешева. За успехи и выдающиеся умения уже в 1934 году Костылёв был удостоен нагрудного знака «За отличную технику пилотирования и акробатическое искусство».
Георгий Дмитриевич тогда был одним из немногих авиаторов, кто не окончил военной лётной школы. Его фамилия не упоминается в Энциклопедии Отечественной войны, несмотря на то, что Костылёв был Героем Советского Союза и одним из лучших истребителей нашей авиации. После призыва в армию в 1939 году Георгий служил в авиации флота. С1939 по 1940 год участвовал в советско-финской войне, за что был награждён орденом Красного Знамени.
С июня 1941 года лейтенант Г.Д. Костылёв в рядах 5-го (позже 3-го гвардейского) истребительного авиационного полка 61-й истребительной авиационной бригады защищал балтийское небо, участвовал в прорыве блокады, принимал участие в разгроме немецкого десанта на острове Сухо.
В 1942 году Чуковский, будучи военным корреспондентом, собирал материал для очередного выпуска газеты «Красный Балтийский флот» и провёл много времени в части, где служил Костылёв. Писатель отзывался о нём как об отважном виртуозе воздушного боя, восхищался его начитанностью, культурой и при этом подчёркивал его исключительную скромность. Георгий Дмитриевич был искусным рассказчиком, и Чуковский записывал его рассказы о боях, которые использовал позднее в романе.

Первые победы

В задачи истребительных полков Балтийского флота входили охрана кораблей, сопровождение транспорта в блокадный город, предотвращение вражеских бомбардировок Ленинграда, сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков на передовые линии.
Уже во второй половине июля 1941 года, базируясь на аэродроме в Клопицах под Ленинградом, Георгий Дмитриевич на своём И-16 («ишак» — истребитель-моноплан), который немцы называли ratte, что переводится как «крыса», одержал семь побед. Им лично были сбиты три Ме-110 (тяжёлый стратегический истребитель) и два Ю-88 (многоцелевой самолёт люфтваффе).
В первые дни войны немцы нагло передвигались по захваченным районам Ленобласти, нисколько не маскирую свою технику. Однажды, ведя разведку, Георгий Костылёв заметил колонны немецких танков и грузовиков: «Меня взяло зло, я все забыл и поливал, поливал, поливал из всех пулемётов. Когда кончились патроны, я почувствовал желание спуститься совсем вниз, выпустить шасси и отрывать им головы колёсами самолёта».
Немецкие асы не отличались разнообразием в искусстве ведения воздушного боя и не были сильны в импровизации, поэтому их тактические действия часто повторялись. Из воспоминаний Костылёва: «У Ме-109 (многоцелевой истребитель), за исключением отдельных групп «охотников», только на ведущем самолёте находится опытный лётчик, ведомые пилоты — в большинстве молодняк, недавно пришедший из лётных школ. Достаточно чуть довернуть на них, как «храбрые» немецкие «асы» впадают в заметное замешательство».
16 сентября 1941 года, будучи командиром 2-й эскадрильи, Георгий Дмитриевич на новеньком ЛаГГ-3 («рояль» — многоцелевой истребитель) в паре с ведомым Игорем Каберовым напали над Кронштадтом на большую группу немецких бомбардировщиков, атакующих линкоры «Марат» и «Октябрьская революция», не дав им прицельно отбомбиться, и сбили при этом два Ю-87.

«Ахтунг! В воздухе Костылёв!»

За время войны, по официальным источникам, Георгий Дмитриевич совершил 418 боевых вылетов. В 112 воздушных боях им было сбито лично 12 и в группе 34 самолёта противника. Им было одержано более 50 побед, при этом многие из них он приписал к групповым в пользу ведомых. В победном списке Георгия Дмитриевича есть знаменитые асы люфтваффе: Герхард Лаутеншпагер (31 победа) и Осей Унтерлерхнер (27 побед) были сбиты 17 мая 1942 года над Кронштадтом. Эрих Рудорффер (222 победы) и его ведомый Рудольф Тереке (27 побед) были сбиты 22 июля 1943 года. Херберт Броэндле (58 побед) был сбит 2 августа 1943 года над Финским заливом.
Говорят, у немецких лётчиков был даже предупреждающий позывной «Ахтунг! В воздухе Костылёв!».
5 февраля 1942 года Георгий Костылёв первый и последний раз проиграл бой. Его самолёт был сбит. Из горящей машины Костылёв выпрыгнул с парашютом над захваченным немцами районом. Менявшиеся потоки ветра долго относили его то на нашу, то на вражескую территорию, из-за полученного ранения в руку пилот не мог управлять стропами, и ему оставалось только полагаться на счастливый случай. «Лучше сразу пулю в лоб, чем попасть к немцам», — говорили лётчики. К счастью, все закончилось удачно: Костылёв приземлился в районе наших позиций. Отказавшись ложиться в госпиталь, он остался в полку, через пару недель поправился и снова повёл своё звено в бой.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1942 года гвардии капитан Г.Д. Костылёв был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Всего Георгий Дмитриевич был награждён орденами Ленина (дважды), Красного Знамени (дважды) и медалями.

Вступление в партию

В 1941 году Георгий Дмитриевич вступил в партию. Когда он пришёл на командный пункт получать партбилет, раздался сигнал тревоги. Ничего не объяснив членам парткомиссии, Костылёв выскочил из землянки и бросился к самолёту. В этом бою, неподалёку от полкового аэродрома, он сбил «Юнкерс» и, вернувшись, извинился перед членами комиссии за отлучку по делам службы.

Штрафрота

В конце февраля 1943 года Георгию Дмитриевичу дали отпуск в связи с представлением его вторично к званию Героя Советского Союза, и лётчик поехал навестить свою мать, которая жила в Ленинграде. К сожалению, информация о положении в блокадном городе для многих бойцов была недоступной. Лишь те, у кого родные оставались в городе, имели возможность своими глазами видеть все тяготы голодного существования. Люди варили и ели кожаные ремни, делали котлеты из опилок и земли.
Оказавшись в осаждённом городе и будучи известной личностью, Костылёв был приглашён к одному штабному полковнику на званый ужин. Стол ломился от изысканных по тем временам яств. Георгий Дмитриевич был прямолинейным человеком, сразу сказал «штабной крысе» все, что об этом думал, и возникла драка.
Благородные порывы всегда вызывали ненависть у чиновников. Не спасли Костылёва ни геройское звание, ни слава лучшего лётчика Балтики. Через несколько дней после инцидента он был арестован и лишён офицерского звания и наград. По правилам лётчика должны были сослать в штрафную эскадрилью, но волею судьбы этого не произошло. Георгий Дмитриевич попал в штрафбат морской пехоты на Ораниенбаумский пятачок — место, где он родился и где прошло его детство. Краснофлотцы, служившие с Костылёвым в штрафбате, не раз наблюдавшие его бои с кораблей, уберегли знаменитого аса, оградив его от смертельных атак, и через два месяца он вернулся в свою стихию, в 4-й полк. Из-за этого трагического случая представление ко второй звезде героя уже никогда не рассматривалось.
Вернувшись в строй, лётчик продолжил список своих побед. 21 апреля 1943 года он сбил финский Fiat, прижав его к воде над Копорским заливом и тем самым дав возможность своему ведомому внести заключительный штрих. Это, наверное, был единственный в истории случай, когда рядовой командовал звеном, а позже — эскадрильей.
Из воспоминаний Чуковского: «Его разжаловали из капитанов в рядовые, но так как лётчик он был исключительный и незаменимый, то продолжал командовать эскадрильей, будучи рядовым, — случай совершенно невероятный, единственный в своём роде…».
В 1944 году Костылёв был назначен на должность главного инспектора ВВС Краснознамённого Балтийского флота. Помимо прочего, в его обязанности входило обучение лётчиков ведению воздушного боя. Как штабному работнику, Георгию Дмитриевичу запрещалось принимать участие в боевых действиях, но он, невзирая на запрет, продолжал использовать любую возможность вступить в бой с фашистскими асами. Тогда Костылёвым было одержано около 20 личных побед, и чтобы не вызывать гнев начальства, он записывал их на счёт своих товарищей, участвовавших с ним в бою.

Эпилог

За проявленное мужество в 1944 году Георгию Дмитриевичу вернули все награды и присвоили звание майора. Он до 1953 года продолжал служить в авиации ВМФ.
Умер Георгий Дмитриевич Костылёв 30 ноября 1960 года в возрасте 47 лет в бедности и был похоронен по его завещанию на кладбище защитников Ораниенбаумского плацдарма в Мартышкино. В Ломоносове его именем названа улица.

Журнал: Тайны 20-го века №52, декабрь 2013 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Евгений Исакович

Метки: СССР, биография, война, Великая отечественная война, Тайны 20 века, лётчик, самолёт, арест, истребитель, Блокада Ленинграда, Ленинград, Костылёв





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —