На советских партизан времён войны порой жаловалось местное, наше, население — мол, экспроприируют, насилуют, не дают спокойно жить в неспокойное время. Такие факты могли быть, но ведь было и другое — карательные «лесные» отряды гитлеровцев, которые маскировались под партизан, действовали активно, особенно на территории Ленинградской области и в Белоруссии. Их задача была двойной — дискредитировать советское партизанское движение, а также выявить «связных» в местных деревнях, которые сотрудничали с партизанскими отрядами. Само собой, лжепартизанами были русскоговорящие жители.

Каратели под видом партизан

Лжепартизаны в годы Великой Отечественной войны

Дискредитировать советскую власть

Деревня Стега во время войны, да и сейчас, располагается в Псковской области, но тогда она относилась к Ленинградской. «31 декабря 1943 года в нашу деревню Стега пришли двое парней, которые начали выспрашивать у местных жителей, как им разыскать партизан. Девушка Зина, которая проживала в деревне Стега, рассказала, что такая связь у неё есть. При этом она указала, где располагаются партизаны. Эти парни вскоре ушли, а на следующий день в деревню ворвался карательный отряд…» — это слова местной жительницы, когда её после войны опрашивала советская контрразведка, выявлявшая лжепартизан, которые работали на фашистскую Германию. Схема была такой: в леса Ленобласти, а также в Белоруссии, Абвером направлялись специально подготовленные отряды (банды), состоящие из славян, которые работали на гитлеровцев по самым разным причинам. Были и идейные ненавистники советской власти и коммунистической морали, а как таковых избежать при всяких раскулачках, продразвёрстках, голодоморах и депортациях, которые коснулись крестьянства; были откровенные бандиты, которых за грабежи, убийства и изнасилования ждала «вышка» ещё в мирное время, — война стала для них спасением и прибытком; были среди них и крепкие физически крестьяне, наученные обращению с оружием, которых завербовали, а они согласились, надеясь сделаться в будущем важными людьми на оккупированных советских территориях, да и денежки-марки играли немаловажную роль. Да много кого там было.

В задачу таких отрядов входило маскироваться под советских партизан и терроризировать местное сельско-деревенское население. Грабить, насиловать, убивать особо жестоким образом. Потом же на это место приходили немецкие солдаты и показывали чудеса толерантности и уважения к местным жителям. Таким образом дискредитировалась советская власть. Кроме того, другой задачей партизан-оборотней являлось выявление в населённых пунктах связных, которые посредством разных конспиративных инструментов общались с реальными — нашими — партизанами.

До сих пор точно неизвестно, сколько таких лжепартизанских отрядов бродило в бескрайних топких лесах Ленобласти (туда ещё помимо Псковской входила и нынешняя Новгородская область) и соседней Белоруссии. А может, и известно, но основной пласт документов по Великой Отечественной войне по каким-то причинам до сих пор засекречен.

Жуть, как она есть

Зато рассекречена так называемая группа Мартыновского-Решетникова, которая наводила ужас на Псковскую область (будем для понятности и, чтобы не было путаницы, называть регион по-современному). Она не только очень типична для диверсионных отрядов той поры, но и, возможно, самая жестокая из них. Тем более любопытно, что одного из главарей разоблачили намного позже окончания войны, когда он был советским гражданином с выправленными документами. Но мы немного забежали вперёд.

Мартыновский, поляк по происхождению, когда-то жил в Ленинграде, но после отсидки за разбой, как раз перед самой войной, в 1940 году, поселился в городе Луге (Ленобласть). Когда туда пришли немцы, он сразу предложил им свои услуги. Его оценили — человек рисковый, склонный к авантюризму и жестокости. Он был направлен в абверовскую спецшколу. По её окончании ему предложили сформировать свой карательный отряд из числа славян. Мартыновский сразу приблизил к себе некоего Решетникова, который также перед самой войной отбывал наказание за разбой. А ещё его отец стал «бургомистром» оккупированной Луги.

Отряд Мартыновского-Решетникова отправили на самую «передовую лесного фронта», где активнее всего действовали советские партизаны. Они не только вступали в прямые боестолкновения с ними, но и под их видом чудовищно издевались над местным населением.

Цитируем уголовное дело №А-15511: «…с помощью банды Мартыновского в Себежском районе было раскрыто несколько партизанских явок. Тогда же в деревне Чёрная Грязь Решетников лично застрелил Константина Фиша, начальника разведки одной из белорусских партизанских бригад, который шёл устанавливать контакт со своими русскими соседями (…)

9 марта 1942 года в деревне Елемно Сабутицкого сельсовета предатели нашего народа Игорь Решетников из Луги и Иванов Михаил из деревни Высокая Грива выбрали в качестве мишени для упражнения в стрельбе жителя Елемно Фёдорова Бориса (1920 г.р)., который в результате погиб (…).

17 сентября 1942 года в деревне Клобутицы Клобутицкого с/совета были расстреляны 12 женщин и 3 мужчин только за то, что в непосредственной близости от деревни была взорвана железная дорога».

В том же уголовном деле есть сёидетельства члена банды под кличкой Моряк (Павел Герасимов): «Был и такой случай: когда во время одной из операций под Полоцком партизаны напали на нас, мы отошли. Внезапно появился Решетников. Он стал ругаться, кричать на нас. Здесь же в моем присутствии он застрелил санитарку и Виктора Александрова, который служил в моем взводе. По приказу Решетникова была изнасилована девочка-подросток 16 лет. Это сделал его ординарец Михаил Александров. Решетников тогда ему ещё сказал: давай, я тебе за это сниму 10 наказаний. Позже Решетников застрелил и свою любовницу Марию Панкратову».

Приведём и страшный рассказ свидетеля-потерпевшего: «21 мая 1944 года карательный отряд двигался из деревни Кохановичи через Сухоруково в нашу деревню — Бичигово. Меня дома не было, а моя семья жила в шалаше возле кладбища. Их обнаружили, а дочь взяли с собой в деревню Видоки. Мать стала искать свою дочь, пошла в Видоки, но там была засада, и её убили. Потом пошёл я, а дочь, оказывается, была избита, истерзана, изнасилована и убита. Я нашёл её только по краю платья: могила была плохо закопана. В Видоках каратели поймали детей, женщин, стариков, загнали их в баню и сожгли. Я когда искал свою дочь, присутствовал, как разбирали баню: там погибло человек 30» (всё то же уголовное дело №А-15511).

Возмездие

В 1944 году настоящие партизаны разгромили банду Мартыновского-Решетникова, но им удалось скрыться. Они перешли к «лесным братьям» в Прибалтике. Дальше они ушли в Польшу и там по каким-то причинам, предположительно, «по пьяной лавочке», Решетников Мартыновского убил. А вскоре ему удалось раздобыть правильные советские документы (одного убитого солдата), по которым он вернулся в Советский Союз.

Казалось, жестокий убийца, варвар, да и просто предатель родины избежит заслуженного возмездия. После войны он опять сел в тюрьму, причём, как всегда, за разбой, но даже радовался этому: мол, там уж, в Воркуте, «органы» его точно не найдут. Но вмешался случай. В 1962 году одна из жительниц Псковской области опознала в одном из железнодорожных рабочих карателя времён войны. Того самого Моряка-Герасимова, входившего в отряд Мартыновского-Решетникова, который дал показания, как только его «взяли за жабры» оперативники КГБ. Он и сдал своего босса, с которым поддерживал связь.

Суд над Игорем Решетниковым из-за принципиальных соображений проходил в Пскове. На него приезжали посмотреть-поплеваться выжившие пострадавшие. 25 мая 1964 года Решетников был расстрелян.

В этой статье мы не хотим обелить настоящих советских партизан, которые тоже порой плохо обходились с местным населением. Имеются сведения о случаях грабежа, изнасилований. Известно и о судах над ними после войны и даже во время войны. Мы хотим сказать о другом: та война велась по всем направлениям, умный враг учитывал все тонкости тотальной войны, в том числе пытался очернить так называемых народных мстителей, которые, мол, издевались над собственным народом в псковских, белорусских и многих других местах.

Похожий

Ещё позже, чем Решетников, в 1978 году, была разоблачена карательница — так называемая Тонька-пулемётчица — Антонина Макарова. Она в годы Великой Отечественной войны из пулемёта на оккупированных территориях расстреляла около двухсот советских военнопленных и мирных жителей. Как и Решетников, в конце войны она легализовалась — вышла замуж за… фронтовика Гинзбурга, вся семья которого… была убита карателями. В разоблачении Тоньки помог опять-таки случай и внимательность. Один из её братьев, будучи сотрудником Министерства обороны СССР, заполнил в 1976 году анкету для выезда за границу. В ней он указал, что у него шестеро братьев и сестёр, все носят фамилию Парфёновы (Панфиловы), случаи

Кроме одной сестры — Антонины Гинзбург, в девичестве Макаровой. Этот факт привлёк внимание органов госбезопасности, потому что они давно охотились на некую Макарову, «прославившуюся» в войну расстрелами. В 1977 году её вызвали в райвоенкомат с несколькими другими ветеранами, якобы для уточнения информации для награждения. Ведь на войне она якобы была медсестрой. Здесь сотрудник КГБ завёл с Гинзбург разговор о её жизни на войне, и она не смогла ответить на его вопросы о местах дислокации воинских частей, где она служила, и об именах её командиров. Позже её предъявили нескольким свидетелям (6 человек), которые опознали в ней Тоньку-пулемётчицу. Она была арестована, в военных преступлениях созналась, однако никак не рассчитывала на исключительную меру наказания. Но в 1979 году Макарову-Гинзбург заслуженно расстреляли.

Информация к размышлению

Поначалу диверсионные отряды лжепартизан курировала тайная полевая жандармерия — гфп (Gehainmfeldpolizei), которая, в свою очередь, подчинялась СД и Абверу. Однако уже в 1944 году по приказу Гиммлера началось формирование специального подразделения — «Ягдфербандт», основной функцией которого стала организация террора, в том числе и на оккупированных территориях. На западном и восточном направлениях действовали группы «Ост» и «Вест». Плюс особая команда — «Янгенгейнзак руссланд унд гезанд». Туда же входила и «Ягдфербандт-Прибалтикум». Всю эту сеть возглавлял знаменитый Отто Скорцени, которого Гитлер называл «террористом №1».

Справка Войны и Отечества

Согласно данным архива администрации Псковской области, в 1941 году, до начала войны, на территории региона проживало почти 1,5 млн. человек. После освобождения, к началу 1945 года, численность населения области составила 500 тыс. человек. Было расстреляно, повешено и сожжено 391607 мирных жителей. Угнано в Германию и другие страны более 150 тыс. человек. Стёрты с лица земли более 5 тыс. деревень региона.

Журнал: Война и Отечество №2, февраль 2019 года
Рубрика: Неизвестное об известных войнах
Автор: Виталий Плетнёв





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, война, Великая отечественная война, партизаны, Белоруссия, Война и Отечество, Псков, каратели


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022