Майнильский инцидент — провокации Финляндии против СССР

После подписания в августе 1939 года известного пакта о ненападении с гитлеровской Германией в СССР решили, не откладывая дела в долгий ящик, приступить к его реализации в части корректировки собственных границ в направлении их расширения. Молодые государства Балтии, также как Бессарабия с Буковиной, получили годовую отсрочку. А начать решили с Финляндии, лишь 20 лет назад получившей независимость из рук Ленина.

Фото: Майнильский инцидент — интересные факты
Финский артиллерист у 203-мм гаубицы и снаряд с надписью Майнила

Попытка договориться

12 октября 1939 года в Москве начались перегона которых СССР предложил Финляндии передать ему территории в 50-километровой зоне от Ленинграда, ряд островов в Финском заливе, а также сдать в аренду под военно-морскую базу полуостров Ханко. Кроме того, от финнов потребовали документально гарантировать невступление Финляндии во враждебные СССР коалиции. Взамен отторгаемых территорий Карельского перешейка Финляндии предлагались большие по площади территории в северовосточной Карелии.
У СССР были свои серьёзные резоны на такой обмен. Существующая советско-финская граница проходила всего в 32 км от Ленинграда — второго по значению города страны, крупнейшего промышленного и культурного центра, важнейшего порта на Балтике, главной базы Балтийского военно-морского флота. Если добавить к этому политическую составляющую: «колыбель трёх революций», «город Ленина» и т.п., становится понятно, сколь важен был Ленинград для Страны Советов. В то же время военное руководство СССР серьёзно опасалось, что в предстоящей большой войне (неизбежность которой не вызывала сомнений) Финляндия окажется плацдармом и инструментом для агрессии против СССР со стороны либо Германии, либо англо-франко-американского блока.
В этом случае Ленинград с его промышленностью, портом и трёхмиллионным населением оказался бы практически в прифронтовой зоне. Следует заметить, что последующее менее чем через 2 года событие — участие Финляндии в войне против СССР на стороне Германии в 1941-44 годах — подтвердило обоснованность опасений советских руководителей. Бывший президент Финляндии Свинхувуд (именно в годы его правления Советская Россия признала независимость Суоми) как-то заявил: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии».

Роковые выстрелы в Майниле

Финны очень опасались (и не без основания), что их независимость окажется недолговечной. И начиная со второй половины 1930-х годов в приграничных районах Финляндии под руководством Карла Маннергейма, в недалёком прошлом блестящего российского генерала, героя Русско-японской и Первой мировой войн, быстрыми темпами строятся военные объекты и прокладываются дороги. Участвует в этом практически всё патриотически настроенное население страны. Летом 1939 года на Карельском перешейке завершилось строительство фортификационных сооружений линии Маннергейма и прошли крупные военные учения. Осенью финских резервистов призвали на военные сборы.
Тем временем московские переговоры окончательно зашли в тупик и 9 ноября были прекращены. В воздухе отчётливо запахло войной, но между СССР и Финляндией действовал пакт о ненападении. Теперь оставалось немногое — найти предлог. И он не заставил долго себя ждать.

Залпы под Майнилой

26 ноября 1939 года на советско-финской грани-АаОце в районе приграничной советской деревни Майнила прогремели артиллерийские залпы. Снаряды разорвались в расположении советской воинско.й части. Были убитые и раненые (правда, имена и тех и других никогда не оглашались).
На следующий день «Правда» обнародовала сообщение под заголовком «Наглая провокация финской военщины»: «По сообщению штаба Ленинградского военного округа, 26 ноября в 15 часов 45 минут наши войска, расположенные в километре северо-западнее Майнилы, были неожиданно обстреляны с финской территории артогнём. Всего финнами произведено семь орудийных выстрелов. Убиты три красноармейца и один младший командир, ранено семь красноармейцев, один младший командир и один младший лейтенант. Провокация вызвала огромное возмущение в частях, расположенных в районе артналёта». Советское правительство направило ноту, в которой утверждалось, что выстрелы были произведены с финской территории. В целях предотвращения новых инцидентов СССР потребовал отвести финские войска на 25 километров от границы.
В ответной ноте финское правительство заявило, что, по наблюдениям финских звукометрических постов, семь выстрелов были произведены около 16:00 с советской стороны с расстояния примерно полутора-двух километров на юго-восток от места разрыва снарядов. Также указывалось, что у финнов на границе просто нет артиллерии.
Финны предложили создать совместную комиссию для расследования инцидента и начать переговоры об обоюдном отводе войск от границы. Но это предложение было отклонено советской стороной, поскольку в случае его выполнения войска оказались бы буквально на окраинах Ленинграда.
В сложившихся условиях предотвратить войну могли только какие-то экстраординарные шаги, но их не последовало.
Спустя два дня СССР объявил о выходе из советско-финского пакта о ненападении, ещё через день объявил о разрыве дипломатических отношений, а 30 ноября части Красной Армии перешли советско-финскую границу. Война началась…

Кто виноват?

В западной историографии принято считать, что Майнильский инцидент был сознательной провокацией советской стороны, искавшей повод к началу войны. В настоящее время этой же версии придерживаются и некоторые российские историки. В советской историографии то, что обстрел был осуществлён финнами, под сомнение никогда не ставилось. Однако никаких прямых доказательств ни одна из версий не имеет. Все согласны лишь с тем, что в районе Майнилы 26 ноября 1939 года действительно стреляли.
В разные годы сторонники версии советской провокации ссылались на мемуары Хрущёва, где тот прямо назвал её организатором будущего маршала Кулика, а также на рукописные заметки Жданова, в которых якобы упоминается о подготовке провокации. Маннергейм в своих мемуарах высказался однозначно: «26 ноября Советский Союз организовал провокацию, известную ныне под названием «Выстрелы в Майниле»… Во время войны 1941-44 годов пленные русские детально описали, как была организована эта неуклюжая провокация…». Однако ни имена и фамилии, ни дальнейшая судьба этих «русских пленных» неизвестны. Сторонники обеих версий пытаются опираться только на косвенные доказательства. Например, в финской ноте утверждалось, что все их орудия к 26 ноября были отведены в тыл. Но известно, что перед этим здесь велись активные инженерные работы по подготовке артиллерийских позиций. И наконец, если орудий не было, то спрашивается — из чего же уже 30 ноября, в первый день войны, в 5 километрах от Майнилы были обстреляны части Красной Армии? Но, по мнению автора данного материала, самым главным доводом, ставящим под сомнение то, что организаторами провокации, а следовательно и зачинщиками войны, могли быть финны, является простое сопоставление возможностей противников: СССР с территорией в 22,4 миллиона кв. км и населением 170 миллионов и Суоми с её площадью около 380 тысяч кв. км и населением менее 4 миллионов. Очевидно, начать войну с СССР могли только безумцы, а Маннергейм к их числу не принадлежал, что подтверждается и его политикой в годы Второй мировой войны.
Ряд исследователей, говоря о Майнильском инциденте, проводят параллели между ним и Гляйвицким инцидентом, который послужил для Гитлера поводом для нападения на Польшу. Но если все детали Гляйвицкого инцидента стали после войны известны, то Майнильский инцидент по сей день остаётся загадкой. И немного шансов, что когда-нибудь мы узнаем истину. После урегулирования двусторонних отношений и Советский Союз, и финны предпочли не копаться глубоко в прошлом, справедливо полагая, что при этом можно наткнуться на слишком многое, что не красит обе стороны. Возможно, именно поэтому тайны Советско-финской войны, с начала которой минуло почти 80 лет, по сей день остаются нераскрытыми.

Цена победы

Война, вошедшая в историю как Зимняя, проходила в чрезвычайно сложных условиях (сильнейшие морозы, непроходимые леса, множество водоёмов, льды которых финны заблаговременно заминировали, плюс хорошо подготовленная линия Маннергейма), и победа Красной Армии досталась дорогой ценой — потери и людские, и техники оказались очень велики. Зато теперь граница пролегала уже в 200 км от города на Неве, а территория СССР приросла на 40000 кв. км.
Зимняя война осложнила международное положение Советского Союза. Лига Наций не согласилась с советскими объяснениями, в результате чего СССР был из Лиги исключён. Кроме того, эта организация призвала своих членов оказать Финляндии военную и техническую поддержку. Впрочем, кроме нескольких батальонов добровольцев и ограниченных поставок оружия Англией и Францией, финны не получили ничего.
На Западе результаты финской кампании были расценены как свидетельство слабости Красной Армии и некомпетентности её руководства. Так родился миф о «колоссе на глиняных ногах», возможно, подтолкнувший Гитлера к нападению на СССР.

Журнал: Историческая правда №6, июнь 2019 года
Рубрика: Зимняя война
Автор: Константин Ришес





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —