Марина Шафрова-Марутаева: Русская героиня сопротивления Бельгии

Среди подданных Бельгии, боровшихся против немецкой оккупации во время Второй мировой войны, можно найти немало русских имён. Одно из них — имя Марины Александровны Шафровой-Марутаевой — особо чтимо. Жители страны называют её не иначе как «второй Жанной д'Арк». Об этой удивительной женщине расскажем в данном материале.

Марина Шафрова-Марутаева: Русская героиня сопротивления Бельгии

Жизнь до войны

30 марта 1908 года в семье капитана I ранга Александра Александровича Шаф-рова родилась девочка, которую назвали Мариной. Шафровы принадлежали к старинному дворянскому роду, корнями восходившему к удельным князьям города Галича Северного, находящегося на территории современной Костромской области. Мужчины в роду традиционно связывали свою жизнь с флотской службой; отец Марины был участником обороны Порт-Артура во время Русско-японской войны, имел боевые награды. После этого, уже как инженер-механик, он был назначен наблюдателем за постройкой новых крейсеров на Балтийском заводе в Ревеле (современный Таллин).
Там семью и застали Революция и Гражданская война. Как и многие другие офицеры, Александр Шафров присоединился к Белой гвардии, сражаясь под командованием генерала Миллера на Северо-Западном фронте против большевиков. После поражения белых он вернулся к семье в Эстонию, к тому моменту ставшую независимым государством, но спустя некоторое время принял решение эмигрировать в бельгийскую столицу Брюссель. Так Марина Александровна ещё в подростковом возрасте очутилась за пределами своей родины. Бельгия стала для неё вторым домом, хотя она никогда не забывала о своих корнях. Проявлялось это и в интересе к тому, что происходило в Советской России, и в круге общения, который в первую очередь состоял из других эмигрантов. Замуж она вышла за сына другого белого офицера, Юрия Марутаева, родила от него двух детей — Никиту и Вадима. Известно, что в 1939 году семья задумывалась о переезде в Советский Союз, даже консультировалась по этому поводу в консульстве — но война внесла в судьбу свои коррективы.
10 мая 1940 года германские войска без объявления вторглись на территорию Бельгии. Несмотря на то что сами немцы в отчётах отмечали отчаянную храбрость, с которой сражались бельгийские солдаты, силы были слишком неравными: ни по численности, ни по вооружению, ни по боевой подготовке они не могли сравниться с частями вермахта. Уже 28 мая бельгийский король Леопольд III с остатками войск был вынужден капитулировать. Последующие четыре года, вплоть до высадки союзников, Бельгия находилась под немецкой оккупацией.
Многих жители страны этого не желали — и с первых дней войны начало организовываться движение Сопротивления. Вместе со своим мужем к борьбе против оккупантов присоединилась и Марина Александровна. Начиная с августа 1940 года она занималась сбором оружия, оставленного отступавшими бельгийскими и французскими войсками в провинции Брабант, центром которой был Брюссель.
Новым потрясением для женщины стала весть о нападении Германии на СССР. Надо сказать, что это событие раскололо русскую эмиграцию. Одни радовались, надеясь, что теперь ненавистному большевистскому режиму придёт конец. Но для других было важнее то, что нападению подверглась родина — пускай даже они и не были сторонниками правящего в ней режима. Для семьи Шафровых-Марутаевых всё выглядело именно так, и с 22 июня 1941 года у них стало в два раза больше поводов для борьбы с фашистами. Марина Александровна, сумев сохранить радиоприёмник, которые были строго запрещены немецкими оккупационными властями, слушала сводки Совинформбюро, записывала их, переводила на французский язык и, размножив на печатной машинке, распространяла среди жителей Брюсселя.
В октябре 1941 года супруги начали участвовать в деятельности бельгийского партизанского отряда, бойцы которого минировали дороги, поджигали бензовозы и устраивали иные диверсии. Марина Александровна обеспечивала связь между бойцами отряда Сопротивления, бельгийской компартией и русскими эмигрантами, желавшими оказать бельгийцам помощь в борьбе против оккупационной администрации. Но кроме того, она принимала участие и в более активных действиях — вплоть до нападения на не», мецких мотоциклистов.
Тем не менее с каждым месяцем женщине всё более казалось, что она делает недостаточно. Эта мысль усиливалась по мере того, как по радио из Советского Союза постоянно приходили тревожные сведения о немецком наступлении. В конце концов Марина Александровна решила пойти на более решительные методы борьбы.
Втайне от собственного мужа она разработала дерзкий план. С помощью своих товарищей из подполья она сняла небольшую квартиру в центре Брюсселя, недалеко от площади Порт-де-Намюр, где во время войны находилась немецкая комендатура. Вечерами она прогуливалась по окружающим улицам, примелькавшись перед глазами охранников — пока, наконец, 8 декабря 1941 года ей не удалось приблизиться к заместителю коменданта Брюсселя майору Крюге и одним ударом ножа в сердце убить его на месте. Всё произошло так быстро и неожиданно, что Марине Александровне удалось скрыться, заскочив в проезжавший мимо трамвай.

Подвиг подпольщицы

Оккупационные власти были в ярости. На расследование дерзкого нападения бросили силы гестапо, военно-полевой жандармерии, полиции. Поначалу считалось, что произошедшее было делом рук английских диверсантов. О нападении доложили Гитлеру, за ходом расследования лично следили Гиммлер и Геббельс. Начались аресты, задержанных подвергали пыткам, в результате чего гестапо вышло на след бельгийского подполья. Тогда фашисты в свойственной им манере взяли в заложники шестьдесят человек и объявили, что, если убийца заместителя коменданта не сдастся добровольно в течение восьми дней, все они будут расстреляны.
Прочитав это требование в газете, Марина Александровна рассказала супругу, что это она заколола немецкого офицера. И заявила, что должна сдаться. Юрий Марутаев пытался отговорить жену, говорил о неминуемой казни, просил подумать о детях, спавших в соседней комнате. «Как жить с мыслью о том, что из-за тебя погибли невинные!»-отвечала Марина на все аргументы. Не помогли и уговоры других членов Сопротивления.
16 декабря Марина вышла из дома, чтобы спасти невинных людей. Прихватив с собой кухонный нож, она подошла на авеню Маркине к немецкому патрулю… И вонзила лезвие в грудь возглавлявшего его капитана. Естественно, женщина тут же была задержана и брошена в тюрьму, где заявила о том, что именно её руки оборвали жизнь заместителя коменданта.
Поначалу немцы не могли поверить, что сдавшаяся в плен хрупкая на вид женщина и есть тот диверсант, которого они первоначально искали. Однако обстоятельства ареста и то, что она в мельчайших деталях рассказала о произошедшем, убедили оккупантов. Гестаповцы пытались выпытать у неё информацию о местонахождении и планах партизан, но Марина Александровна упорно молчала.
Проведённый после допросов военно-полевой суд приговорил партизанку к смертной казни. Однако генерал Александр фон Фалькенхаузен, военный губернатор Бельгии, не решился утвердить приговор, опасаясь начала волнений в стране. Он пытался представить всё не как действия партизан, а как результат личной ссоры: мол, Марина Александровна являлась любовницей майора Крюге и убила его в припадке ревности. Ей было обещано помилование, если она подтвердит эту версию. Но женщина не желала идти ни на какие компромиссы с захватчиками.
Причины для опасения у фон Фалькенхаузена были более чем очевидные. После того как Марина Александровна сдалась и немцы отпустили заложников, у тюрьмы Сен-Жиль, куда заключили женщину, день ото дня стало появляться всё больше людей. Несмотря на риск быть самим арестованными, благодарные брюссельцы приносили цветы и письма с просьбами о помиловании. Подвиг русской эмигрантки быстро стал известен во всей Бельгии, а вскоре и за её пределами, на территории других оккупированных стран.
К просьбам о помиловании присоединилась и бельгийская королева-мать Елизавета, направившая письмо персонально Гитлеру. Однако фюрера взбесила нерешительность своих подчинённых, испугавшихся, по его мнению, невесть чего. Он приказал перевезти Марину Шафрову-Марутаеву в Германию, в город Кёльн, завершив официальное письмо короткой резолюцией: «Казнить. Обезглавить». Так и было сделано. После чисто формального заседания суд поспешно вынес окончательный приговор: «смерть посредством гильотины».

Вечная память

Перед казнью к Марине Александровне пришёл для исповеди священник. Она попросила его передать детям последнее письмо:
«Дорогие мои мальчики, Вадик и Ника. Пройдут годы, вы станете взрослыми и, надеюсь, поймёте меня. Чувствую, что это последняя ночь, когда я ещё с вами. Утром меня казнят. Это последнее моё письмо к вам. Я не боюсь смерти, и Бог пошлёт мне силы принять её спокойно и гордо. Я выполнила долг перед Родиной, Бельгией, семьёй и вами. С годами вы станете взрослыми, но не забывайте, что в вас течёт русская кровь. Она позовёт вас на Родину ваших родителей. Поклонитесь же России от меня низким поклоном, передайте, что я её очень любила. Прощайте, дети мои. Любите друг друга. Ваша мама».
31 января 1942 года русская эмигрантка, ставшая бельгийской партизанкой, была казнена в возрасте неполных 34 лет.
Дальнейшие события показали, что опасения оккупационных властей Бельгии относительно возможных последствий казни были не беспочвенными. Бельгийцы, для которых самопожертвование Марины Александровны ради незнакомых людей стало примером героизма, не простили расправы над матерью двоих детей. Движение Сопротивления стало стремительно расширяться. Многие из приходивших в него прямо говорили, что их вдохновил пример русской эмигрантки. Отсюда, к слову, и прозвище «бельгийской Жанны д'Арк», закрепившееся за Мариной Александровной — подобно легендарной французской героине, она вдохновила людей на борьбу за свободу своей родины.
Юрий Марутаев после казни супруги продолжил сражаться с фашистами в рядах Сопротивления. После войны поселился в посёлке Грёз-Дуасо недалеко от Брюсселя, женился вторично на подруге по партизанскому отряду. Но ни он, ни другие жители маленького королевства не забыли жертвы Марины. По окончании войны по просьбе бельгийской королевы в Германии начались розыски места захоронения отважной женщины — Гитлер приказал закопать её в общей безымянной могиле, чтобы не сделать её последнее пристпнище местом паломничества. Только хвалёная немецкая педантичность, с которой фашисты фиксировали в документах даже свидетельства о расправах, помогла поискам. 25 мая 1947 года прах партизанки был с почестями перезахоронен на центральном кладбище Брюсселя рядом с могилами национальных героев страны. Посмертно правительство королевства наградило героиню Боевым крестом с пальмовой ветвью, Рыцарским крестом с пальмовой ветвью, медалью Сопротивления и присвоило звание «Участник движения Сопротивления».
Заслуги дочери белого офицера оценили и на далёкой родине. 6 мая 1978 года указом Президиума Верховного Совета СССР Марина Александровна Шафрова-Марутаева была награждена орденом Отечественной Войны первой степени. В феврале 1983 года советские зрители смогли увидеть кинофильм «Где-то плачет иволга…», в основе которого лежала история партизанки. А в 2006 году Национальный комитет общественных наград Российской Федерации наградил женщину орденом Великой Победы. Орден был передан 92-летнему Юрию Марутаеву в российском Центре науки и культуры в Брюсселе.

Журнал: Война и Отечество №5(46), май 2020 года
Рубрика: История партизан
Автор: Владимир Антонов

Метки: биография, война, Вторая мировая война, нацизм, Война и Отечество, казнь, Бельгия, дворяне, Шафрова-Марутаева, эмиграции



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.