Матрос Пётр Маркович Кошка — один из самых известных героев обороны Севастополя в 1854-1855 годах. Его имя приобрело в России не меньшую популярность, чем имя самого руководителя легендарной обороны — прославленного адмирала Нахимова. Без колоритной фигуры этого лихого моряка не обходится практически ни одно художественное произведение, повествующее о Крымской войне…

Пётр Кошка - подвиг защитника Севастополя

Матрос Пётр Кошка - краткая биография, чем прославился герой Крымской войны

За острый язык - в рекруты!

Будущий защитник Севастополя и гроза интервентов Пётр Маркович Кошка родился в 1828 году. С юности он выделялся смекалкой, физической силой, а также острым языком и вольнолюбивым нравом. Как-то раз он надерзил помещице, и та отдала его в рекруты.
Так в 1849 году Пётр Кошка попал на военную службу. Юношу зачислили матросом на один из линейных кораблей Черноморского флота.
Пётр Кошка с первых дней службы прославился как смекалистый воин, не чуждый лихим ухарским выходкам. Офицеры не всегда были довольны излишней «дерзостью» матроса, но после Синопского сражения 1853 года, когда Кошка впервые проявил себя героем на поле боя, ему прощались всякие (безобидные по своей сути) поступки.

Всенародный герой

В сентябре 1854 года над Севастополем нависла беда. Войска англо-французских интервентов высадились в Крыму и взяли базу Черноморского флота в кольцо осады. Матрос Кошка, в числе прочих корабельных экипажей, был спущен на сушу. Сами корабли Черноморского флота пришлось затопить в бухте, чтобы перекрыть проход для вражеских судов. Так началась «сухопутная» служба матроса Кошки.
Под Севастополем была сконцентрирована громадная армия интервентов: 175000 захватчиков против 43000 российских солдат и матросов. Положение защитников усугублялось плохим снабжением продовольствием и оружием — солдаты воевали впроголодь и могли ответить лишь одним снарядом на 10 выстрелов противника. В этих условиях осаждённый город держался только на героизме рядовых бойцов. Сотни добровольцев по ночам совершали отважные вылазки в стан противника, чтобы раздобыть важные сведения, привести «языка», а то и просто добыть оружия и провианта. Матрос Пётр Кошка стал легендой этих спецопераций.
Он участвовал в 18 «коллективных» вылазках. Кроме того, множество раз ходил в стан неприятеля в одиночку. Кошка отличался решительными, «креативными» действиями, храбростью и находчивостью в бою. Особенно хорошо эти его качества проявлялись в разведке и при захвате пленных.
Смелый моряк никогда не возвращался из своих рейдов с пустыми руками. Он уносил английские нарезные штуцеры, по дальнобойности превосходившие русские гладкоствольные ружья в 4 раза, инструмент и провиант.
А один из случаев, когда Кошка проявил мгновенную реакцию и сообразительность, был увековечен на известном севастопольском памятнике адмиралу Корнилову, который стоит на Малаховом кургане. На глазах многочисленных свидетелей рядом с адмиралом Корниловым упала бомба с горящим фитилём. Все опешили. Не растерялся только матрос Кошка: он схватил бомбу и закинул её в котёл с кашей, где фитиль и потух.
Вскоре рассказы о подвигах матроса Петра Кошки начали печататься в столичных газетах.
«В первых рядах наших прославленных удальцов находится известный матрос Кошка, лицо необыкновенное не по одной только львиной храбрости, но и, главное, по всегдашней остроумной находчивости во всём и ничем невозмутимому хладнокровию. С ружьём в руках он идёт на неприятеля, будто к своему земляку; но между тем у него в ту же минуту готова увертка от неприятельского удара и свой удар, смелый и верный. Кошка участвовал почти во всех известных вылазках, и всегда впереди, всегда в более опасном месте», — так писали о Петре Марковиче петербургские журналисты.
Герою Севастополя со всей России стали слать письма, а также делать денежные переводы. Пётр тратил деньги на закупку продовольствия для солдат и севастопольских детей. Со знаменитым матросом даже встречались великие князья — родственники императора, приезжавшие смотреть войска в Севастополь.

С одним ножом на троих стрелков

Из уст в уста передавали защитники Севастополя почти что легендарные истории о лихом матросе. Так, во время одной из вылазок, вооружённый одним только ножом, он взял в плен троих французских солдат! Или вот ещё один подвиг матроса, не имевший прямого военного значения, но значительно поднявший настроение в войсках. Кошка средь бела дня увёл коня у вражеского офицера. Конь сорвался с привязи и вышел на нейтральную территорию между русскими и английскими позициями. Пространство между окопами отлично простреливалось, и идея отправиться за конём была чистым безумием, но матрос Кошка всё же решил рискнуть. Он имитировал дезертира, пытающегося перебежать к противнику.
Когда Пётр выскочил из окопа и побежал в сторону вражеских позиций, а в спину ему грянуло несколько холостых выстрелов, англичане решили, что русский бежит к ним сдаваться и даже начали прикрывать его огнём. Таким образом Пётр Маркович добежал до коня, вскочил на него и прискакал обратно к своим. Коня он потом продал, а деньги пожертвовал на памятник погибшему товарищу — матросу Игнатию Шевченко, который ценой своей жизни спас командира от французских стрелков.
А однажды Кошка вернулся в расположение с варёной горячей говяжьей ногой. Подкравшись к костру, на котором в котле французы варили ногу, матрос заорал во весь голос: «Ура! В атаку!». Ошеломив неприятеля, дерзкий похититель завладел говядиной, перевернул в костёр котёл с бульоном и скрылся в клубах пара. Французы даже не успели опомниться и схватиться за ружья. Известен также случай, когда матрос Кошка, рискуя жизнью, спас от глумления тело сапёра Степана Трофимова. Французы вкопали погибшего в землю и использовали в качестве мишени для стрельбы. Это зрелище было невыносимо для русских солдат, однако возможности отбить мёртвого сапёра не было. Тогда Кошка подкрался к убитому, взвалил его к себе на спину и под шквальным огнём понёс к своим окопам. В тело сапёра при этом попало 5 пуль. На Кошке же не было ни царапины.

Когда плакать не стыдно…

Во время одной из вылазок в январе 1855 года Кошка был ранен штыком в живот. Лечил его выдающийся русский хирург Пирогов, сам находившийся в то время в Севастополе.
Как вспоминал знаменитый врач, Кошка оказался чертовски везуч: штык лишь прошёл под кожей, не задев внутренних органов. Кошка поправлялся. А столичные газеты снова писали о нем: «…он был ранен штыком в левую сторону груди насквозь, но так счастливо, что штык прошёл под кожей, не тронув кости. Эта первая, но неопасная рана, стоила жизни ранившему его французу, а штык и ружьё сделались добычею неустрашимого воина. В настоящее время здоровье Петра Кошки поправляется, и есть надежда, что неприятель в скором времени опять увидит его у себя в гостях».
27 августа 1855 года ценой огромных потерь интервенты захватили Малахов курган. Русские солдаты и матросы вынуждены были оставить Севастополь.
Во время этого отступления матроса Кошку встретил Лев Толстой, будущий великий писатель, также участвовавший в обороне Севастополя. Впоследствии писатель вспоминал, что бесстрашный Кошка в этот раз не скрывал своих слез.
Он плакал оттого, что приходится оставлять Севастополь врагу. Со слезами на глазах он вспоминал приказ погибшего месяц назад адмирала Нахимова: «Как же так? Павел Степанович приказал всем стоять до самой смерти… Как же он про нас подумает, там, на небе? Что ж про нас люди на земле скажут?».
После окончания боёв за Севастополь Кошка был отправлен домой в длительный отпуск — на лечение. К тому времени мать его уже умерла, хозяйство развалилось, дом покосился.
В августе 1863 года Кошку снова призвали на флот. Несмотря на то что месяц в осаждённом Севастополе считался за год воинской службы, срок службы Кошки ещё не вышел. Зачислили Петра Марковича в почётный 8-й флотский экипаж, размещавшийся в Крюковских казармах Санкт-Петербурга. Служить тут было легко, но скучно.
Ежегодно в Зимнем дворце проводился парад георгиевских кавалеров, в котором Кошка, заслуживший звание квартирмейстера и награждённый солдатским георгиевским крестом, должен был участвовать. Не по душе боевому моряку была такая служба. Но что поделаешь — приходилось терпеть.
После окончания службы матрос Пётр Кошка вернулся в родное село с пенсией 60 рублей в год и работал в казённой лесной страже.
Однажды, после очередного лесного обхода, Пётр Маркович увидел, как две девочки провалились под лёд. Кошка спас детей, но сам сильно простудился.
Скончался герой Крымской войны 25 февраля 1882 года от горячки. Именем матроса Кошки названа улица в Севастополе у подножия Малахова кургана. А в самом городе, где лихой матрос проявил столько героизма, ему установлен бронзовый памятник…

Журнал: Война и Отечество №2, февраль 2018 года
Рубрика: Крым наш
Автор: Дмитрий Струков

Метки: эпоха Романовых, подвиг, кошка, Война и Отечество, флот, оборона, Толстой, Крымская война




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-