В 1975 году после ухода португальских колонизаторов на территории Анголы немедленно началась гражданская война, которая продолжалась до 2002 года. Власть в стране оказалась в руках Народного движения за освобождение Анголы (МПЛА), имевшего просоветскую ориентацию, но южноафриканцы, которые хотели видеть Анголу в своей сфере влияния, немедленно стали поддерживать враждебных центральной власти мятежников. В силу логики холодной войны региональный конфликт приобрёл международное значение. МПЛА получило поддержку СССР, враждебную ему УНИТА (и её вооружённое крыло FALA — «Вооружённых сил освобождения Анголы») стали опекать США.

Участие советской авиации в Анголе

Неизвестная война в небе Анголы - участие СССР

На стороне МПЛА в войну вступили кубинские войска (при поддержке советских военспецов), и сдержать их натиск удалось лишь силами армии ЮАР. Впрочем, инициатива отправки кубинских войск в африканскую страну принадлежала отнюдь не Москве, а Гаване. Как вспоминал бывший заместитель министра иностранных дел СССР Анатолий Адамишин: «Регулярный кубинский контингент появился в Анголе без нашего ведома и тем более разрешения… Скорее, они втянули нас, чем мы их… Но и возражений особых мы, верные интернационалистским принципам, не высказывали…».

Вслед за Кубой

Москва, поставленная перед фактом переброски на Чёрный континент кубинских подразделений, отнеслась к этому без восторга, но тем не менее приняла решение о военной поддержке МПЛА и кубинцев. Принципы «ленинского интернационализма» в очередной раз победили. Вероятно, это вмешательство стало решающим — по позднейшей оценке Фиделя Кастро: «У Анголы не было бы никаких перспектив без политической и материально-технической помощи СССР».
Кубинский лидер, взяв на себя ответственность и приняв решение тайно перебросить своих солдат и офицеров в Анголу, формально тогда ещё находившуюся под юрисдикцией государства-члена НАТО, сильно рисковал. Но комманданте ничуть не боялся играть с огнём. В конце августа 1975 года Гавана уже готовила переброску в Анголу первых «инструкторов» — на деле это были кадровые войска, позже отличившиеся в боях с южноафриканскими солдатами.
СССР был вынужден вслед за своим сателлитом также ввязаться в ангольскую войну. В октябре в Пуэнт-Нуар (в Конго) прибыло советское судно, которое доставило первую партию оружия для МПЛА, включавшую 10 бронемашин БРДМ-2, 12 76-мм орудий и другое военное снаряжение. Это было начало массовых поставок оружия в страну. Ехали в Анголу и советские военспецы. Военный переводчик Андрей Токарев вспоминал об этих событиях: «1 ноября группа советских военных специалистов, в составе которой находился и я, рейсовым самолётом «Аэрофлота» прибыла в Браззавиль, столицу соседнего с Анголой Конго. Накануне нас напутствовали в Москве, в Генштабе. Постарались дать максимально свежую информацию о происходящем в Анголе. МПЛА контролировало столицу страны и ряд провинций. Но контроль этот был ненадёжным. Заир, поддерживающий соперника МПЛА — ФНЛА, закупил у Франции «миражи». Возможны налёты на Луанду. Поэтому наше командование направляет в тот район группу специалистов по боевому применению ПЗРК «Стрела», состоящую из офицеров и сержантов, а с ними военных переводчиков. Позже к нам присоединилась ещё одна группа — специалистов по боевому применению различной боевой техники, с которой мы 16 ноября вылетели военно-транспортным самолётом Ан-12 в Луанду».
Советское оружие, отгружавшееся в Анголу, вроде бы для МПЛА, предназначалось в основном кубинцам — у местных ангольских военных не было квалификации для того, чтобы обслуживать танки, вертолёты и прочую сложную технику. В отличие от Кубы, имевшей дисциплинированную и обученную армию.
Капитан 1 ранга Анатолий Коломнин, который в то время курировал поставки оружия по линии военно-морского флота в Анголу, вспоминал: «Несмотря на то что формально оружие предназначалось МПЛА, мы знали, что его поставки «ведутся в интересах кубинцев». А ту старую, изношенную технику, которую они перевезли с Кубы в Анголу, мы обязались им возместить. Поставками новой и самой на тот период современной. И практически бесплатно, так как поставки велись в счёт предоставленных Кубе долгосрочных кредитов, большей частью беспроцентных. Большинство этих кредитов по прошествии определённого времени просто списывалось». Тот же бывший заместитель министра иностранных дел СССР Анатолий Адамишин подтверждал: «…подход ангольцев и кубинцев был неизменен: дайте (оружие). А почему не попросить, если все идёт практически бесплатно… Долг ангольцев Советскому Союзу постоянно возрастал, возвращать его ангольцы (и кубинцы) не собирались и просили новые кредиты».
Однако КПСС никак не могла порвать с «ленинской» политикой и исправно платила за «деколонизацию Африки». Усилия СССР и Кубы принесли плоды. Финансируемые ЮАР и США банды из УНИТА начали терпеть поражение за поражением. Перспективы завершения войны (в результате победы просоветской МПЛА) стали вполне реальны.

«Импалы» против «крокодилов»

К сентябрю 1985 года силы ангольской армии вместе с кубинцами начинают наступление на Джамбу — «столицу» мятежников. Ангольская «оппозиция» оказалась на грани полного разгрома. К этому периоду относится один эпизод воздушной войны.
В наступлении участвовали вертолёты Ми-8-и Ми-17, которые должны были обеспечивать разведку, доставку срочных грузов, при необходимости — высадку десантов. Прикрывать их было поручено звену Ми-25 — экспортному варианту ударного вертолёта Ми-24, известного как «крокодил». Чтобы противодействовать советским вертолётам (с кубинскими лётчиками за штурвалом), в соседнюю
Намибию было переброшено звено штурмовиков Atlas Impala, которые производились в ЮАР по итальянской лицензии. Эти машины могли нести бомбы и ракеты, а также имели пушки и пулемёты. И южноафриканцы решились на смелую импровизацию — использовать штурмовики (к которым было придано звено разведывательных самолётов «бушбок») против вертолётов.
Южноафриканцы продумали свою тактику. К месту предполагаемого контакта надлежало следовать четырьмя парами, соблюдая полное радиомолчание, а заходить на цель с хвоста на минимальной скорости, чтобы не попасть под огонь противника.
И вот, 27 сентября, когда юаровская разведка узнала (благодаря радиоперехвату) маршрут и скорость выполнявших рейс вертолётов, по радио прозвучал кодовый сигнал (Fucking scramble! Go-go-go! или «Взлетай, б…, скорее!»), и четыре пары «импал» отправились в боевой полёт.
Самолёты Impala из состава ВВС ЮАР широко использовались в боевых действиях в Анголе. Впервые они были введены в бой в марте 1979 года, используясь для непосредственной поддержки наземных войск. Первый самолёт Impala Мк.И был сбит в мае 1982 года. 22 декабря 1983 года ЗРК «Стрела-10» правительственных войск Анголы, впервые появившееся на ТВД, уничтожили ещё один самолёт этого типа. Приходилось самолётам Impala вступать и в воздушный бой с авиацией противника, при этом истребителямиМиГ-23 был сбит как минимум один штурмовик (Миг пилотировал ангольский лётчик). Всего было потеряно не менее шести самолётов этого типа.
К точке перехвата успели самолёты лишь второй пары. Один из вертолётов был подожжён с ходу, единственной очередью. А второй попытался удрать, максимально снизившись к земле.
Пилот «импалы» бросил свою машину в крутое пике и открыл огонь наудачу. Фортуна в этот день была на стороне южноафриканцев — «импала» сумела задеть вертолёт, и «крокодил» перевернулся и разбился. Первый опыт у юаровцев вышел удачным.
29 сентября последовал новый вылет. Целью был целый «конвой» — два Ми-25 прикрывали пару транспортных Ми-8. Кубинские лётчики продемонстрировали постыдную расхлябанность — четыре вертолёта шли на высоте примерно в километр вдоль одной из местных речушек и (чтобы не заблудиться) больше следили за землёй, чем за небом. Поэтому пара «импал» подошла к конвою вертолётов незамеченной.
Ведущий атаковал задний Ми-25 и поджёг его, но загоревшийся «крокодил» продолжил бой. Как только штурмовик проскочил мимо него, пилот открыл ему вослед огонь из пулемёта. Однако уничтожить «импалу» ему не удалось.
Между тем второй Ми-25 был сбит другой «импалой». Южноафриканские лётчики совместными усилиями добили горевшего «крокодила» и кинулись в погоню за беззащитными Ми-8, не имевшими никакого вооружения.
Одна из «восьмёрок» тут же была сбита, но вот пилот второго вертолёта показал блестящий профессионализм — снизился и, петляя между деревьями, стал уходить от преследователей. Штурмовики расстреляли по
Вертолёту весь боекомплект, но храбрый пилот избежал попаданий. Юа-ровские пилоты были вынуждены нарушить радиомолчание и вызвать подмогу. Когда вторая пара «импал» добралась до места боя, у невооружённого Ми-8 не осталось шансов. Но бесстрашный пилот неожиданно развернулся и двинулся навстречу юа-ровским самолётам — на таран! Напуганные южноафриканцы отпрянули в стороны. Они теперь пытались издалека подстрелить «ангольский» вертолёт… но не получалось. Ми-8 то петлял у самой земли, то вновь имитировал атаку.
В конце концов штурмовики всё-таки принудили пилота Ми-8 посадить машину, и уж тогда она была расстреляна на земле. Однако «импалы» потратили на схватку с Ми-8 слишком много времени — на горизонте уже показались истребители. ДваМиГ-23 на большой скорости неслись к месту сражения, набирая высоту для атаки.
Все же «импалы» на бреющем полёте сумели бежать через границу. Этот тактический успех, впрочем, не имел особого значения — правительственные войска Анголы и кубинцы уверенно громили мятежников.

Интервенция

Так что руководство ЮАР, чтобы спасти своих союзников, приняло решение о полномасштабной помощи УНИТА. К тому же ЮАР остро нуждалась в реванше после унизительного провала в Кабинде (в мае 1985 года в провинции Кабинда, на ангольской территории, группа спецназа ЮАР попала в засаду — командир группы попал в плен и выступил на пресс-конференции перед мировыми СМИ с рассказом о неудачной попытке диверсии на Нпз).Поэтому власти ЮАР обозлились и начали готовиться к бою. Тем более что лидеры мятежников, предчувствуя разгром, прямо-таки умоляли южноафрикан —цев активно вмешаться. Поэтому, наплевав на международное право, в Анголу вторглись подразделения армии ЮАР (хотя диверсионные акции спецназа и авиационные рейды имели место и раньше). В операции приняли участие 32 батальона специально натренированной для действий в дикой местности лёгкой пехоты, а также артиллерийские части и ВВС. Южноафриканские «импалы» и «миражи» наносили удар за ударом по ангольским колоннам.
В итоге, опасаясь наступления раннего сезона дождей и увязания войск, а также размытия коммуникаций, советское командование убедило ангольцев пойти на прекращение огня. Обе стороны поспешили объявить о своей победе, хотя это было неправдой. Ангольская сторона не сумела взять основные центры противника, но потеснила врага, а УНИТА смогла избежать уничтожения только за счёт массированной помощи ЮАР.
Война в итоге затянулась на долгие годы, так и не принеся никому пользы. УНИТА, вдохновлённая успехом, попробовала перейти в решающее наступление, но потерпела поражение в крупнейшей за всю войну битве при Квито-Кванавале. Ну а зашедшая в тупик война, вяло тянувшаяся ещё долгие годы, наконец была окончена мирным соглашением в 2002 году.

Справка журнала Война и отечество

Atlas Impala — итальянский турбореактивный учебно-тренировочный самолёт и лёгкий штурмовик. Совершил первый полёт 10 декабря 1957 года. Серийно производился в 1961-1983 годах (построен 761 самолёт), экспортировался в ряд стран мира.

Журнал: Война и Отечество №11, ноябрь 2020 года
Рубрика: Неизвестные конфликты XX века
Автор: Александр Стела

Метки: СССР, война, армия, Африка, самолёт, Война и Отечество, авиация, ЮАР, конфликт, Куба, ПЗРК, Ангола




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-