Много героических подвигов совершили наши лётчики в годы Великой Отечественной войны. Некоторые из них настолько невероятны, что поначалу даже выглядят как выдумка, сказка. Но тем не менее это не выдумка, а факт. Один из таких удивительных подвигов совершил лётчик-истребитель Николай Кузнецов…

Лётчик-истребитель Николай Кузнецов - подвиг кратко

Николай Кузнецов: Легендарный бой лётчика против 5 самолётов

Мне этот день не забыть никогда…

Николай Фёдорович Кузнецов родился 26 декабря 1916 года в Петрограде в семье рабочего. Окончив 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества, он работал токарем на ленинградском заводе имени М. И. Калинина. В 1935 году Николай вступил в ряды Красной Армии, а в 1937 году окончил Ленинградскую школу авиационных техников. Участвовал в Советско-финской войне 1939-1940 годов. С июня 1941 года лётчик Николай Кузнецов воюет на фронтах Великой Отечественной войны. И первую свою победу в этой войне пилот одержал в битве за свой родной Ленинград. В июле 1941 года в районе Петрокрепости он сбил новейший немецкий истребитель. Боевой счёт Николая рос довольно быстро. Но самый незабываемый бой за всю свою жизнь лётчик провёл 6 января 1943 года…
В тот день группа наших истребителей вылетела на прикрытие штурмовиков. Внезапно они были атакованы самолётами противника.
Схватка была жестокой — всё небо покрылось дымом. В одной из атак по машине Кузнецова ударила очередь, был перебит маслопровод. Брызнувшим маслом залило все стекла кабины, несколько минут вообще ничего не было видно. Как уцелел Кузнецов в том бою — непонятно. Видимо, счастливая судьба хранила лётчика. Когда масло немного стекло и появилась какая-то видимость, Кузнецов снова бросился атаку.
Николай оказался один против 5 «мессеров»! Они нападали на него грамотно: вначале Кузнецова атаковала пара, потом тройка, затем снова пара и снова тройка. Немцы сменяли друг друга, надеясь взять русского пилота измором. Но Кузнецову это, собственно, и надо было: он сковал сразу 5 немецких истребителей, не допустив их до наших штурмовиков.
В какой-то момент Кузнецов понял, что один самолёт из этой пятёрки стервятников куда-то исчез. Хотя (это Кузнецов помнил чётко) он подбит не был. В это время по рации прозвучала команда: налёт штурмовиков на немецкие позиции успешно завершён, можно возвращаться.
«Домой!» — радостно подумал Николай. Но в этот момент исчезнувший немецкий истребитель внезапно вынырнул из облаков и атаковал Кузнецова. Вражеская очередь прошила кабину. Левая рука советского пилота была перебита. Из последних сил Кузнецов развернулся и на горящем самолёте направился к своим.
Внезапно двигатель перестал работать. А до линии фронта 15 километров. «Ничего, — прикинул Кузнецов, — буду планировать. Запас высоты позволяет долететь. А вот пламя вряд ли удастся сбить, для этого нужна хорошая скорость». И заглохший, дымящийся советский «ястребок», планируя на воздушных потоках, двинулся в сторону линии фронта.
Линия фронта проходила вдоль железной дороги далеко впереди. Кузнецов тянул к этой спасительной «чугунке». Но фашисты не хотели отпускать подбитого советского аса. Теперь самолёт Кузнецова был для них лёгкой добычей. «Мессеры» начали расстреливать его, как на полигоне. И всё равно добить русский самолёт немцы не смогли. Кузнецов горел, терял высоту, но уходил от немцев — то в одну сторону, то в другую — скользил по воздуху!
Когда линия фронта была совсем близко, два «мессера» решили атаковать русского сверху — ударить по кабине, чтобы наверняка добить его. Фашистские стервятники заняли позиции над самолётом Кузнецова.
В этот момент Кузнецов задрал нос своего горящего самолёта вверх и открыл ураганный огонь из всех своих 6 авиационных пулемётов. Немецкие пилоты были захвачены врасплох — такого поворота событий они никак не ожидали. Один из стервятников рванул в сторону и бросился наутёк, второй был повреждён и стал снижаться. И вот он уже ниже израненного советского самолёта. Что делать? Добить врага пулемётным огнём невозможно: двигатель не работает, маневрировать нельзя. Кузнецов принял рискованное решение. Работая одними рулями, он резко нырнул вниз и своим винтом отрубил противнику хвост! Немец камнем рухнул на землю и в ту же секунду взорвался.

Чудесное спасение

Кузнецов продолжал тянуть на подбитой машине к своим. Лётчик понимал, что огонь скоро проберётся в кабину. Поэтому-то он даже и не пытался выброситься с парашютом. Ведь стоит только открыть стекла кабины, как туда хлынет огонь. И тогда всё — залитый машинным маслом лётчик превратится в факел.
И вот уже ветка железной дороги. До земли — 100 метров. Выпускать шасси нельзя — самолёт на неровной поверхности сразу перевернёт вверх ногами. Кузнецов продолжал планировать. А земля уже совсем рядом, до сугробов рукой подать. Кузнецов открыл фонарь и бросился вниз. Через секунду раздался грохот — это его самолёт врезался в землю.
Советский пилот пролетел несколько метров по воздуху и зарылся в снег большого сугроба. Наверное, это его и спасло. Снег смягчил удар. Кроме того, снежная масса засыпала лётчика целиком и погасила вспыхнувшую одежду пилота. От удара Кузнецов на несколько мгновений потерял сознание, но довольно быстро очнулся. Лётчик начал раскапывать над собою снег и вскоре выбрался на поверхность.
Кое-как дополз до самолёта: он уткнулся носом в сугроб, но не взорвался. Кузнецов достал из отсека в фюзеляже укороченные финские лыжи — очень лёгкие, почти детские. Кузнецов всегда брал их с собою в полёты: а вдруг пригодятся. И вот теперь пригодились.
Лётчик расстегнул куртку. На левый бок страшно было смотреть. Половина груди — сплошная рана. Кузнецов летал на задания, не отвинчивая орденов. Когда по нему полоснула очередь, то она просто «вбивала» металл наград в тело. Рёбра были сломаны. Но боль пока не чувствовалась, было онемение, была тошнота, но боли не было. Кузнецов понимал, что так продлится ещё недолго. Нельзя было терять ни секунды ценного времени.
Лётчик встал на лыжи и двинулся в сторону так называемой рокадной дороги, по которой постоянно ходили машины — возили снаряды, патроны, еду, раненых. Так лётчика обязательно увидят и подберут.
Кузнецов прошёл на лыжах 7 километров. Идти по цельному снегу (а не по проложенной лыжне) нелегко и здоровому человеку. Что уж говорить о раненом! Когда Кузнецову сделалось совсем невмоготу, он начал сбрасывать с себя лишние, мешавшие ему идти, вещи. Сбросил планшет, потом шарф. Единственное, что не стал бросать, — пистолет тт. Мало ли что!
Выдохшись, лётчик сел на снег немного отдохнуть и потерял сознание. Очнулся он среди ночи. Николай подумал: «Это конец! Силы уже на исходе, до утра не дотяну…».
В этот момент он услышал голоса. Поначалу лётчик решил, что это галлюцинация, плод умирающего сознания. Но нет, к нему действительно шли люди — наши, советские солдаты.

Прыжок в космос

Дело в том, что фантастический воздушный таран, который совершил Кузнецов на неработающем горящем самолёте, видели с земли многие.
Том числе и командующий воздушной армией фронта Полынин. Он немедленно послал группу на поиски лётчика-героя.
Поисковая группа отыскала самолёт, поняла, что лётчик жив, и по следам двинулась за Кузнецовым. Она нашла его, лежащего в снегу, уже замерзающего. В группе находился фельдшер. Он сделал ему укол, привёл в чувство. Солдаты поставили лётчика на лыжи, подхватили его с двух сторон под руки и так, на лыжах, потащили по снегу. Последние километры пути Кузнецов уже ничего не видел: глаза опухли, превратившись в щёлки. В голове все мутилось и плыло.
Очнулся он в тепле, в землянке. А дальше — госпиталь, операция. Без наркоза. Единственное, что нашлось в госпитале, — полстакана спирта. Это и был весь наркоз.
Хирург выравнивал лётчику рёбра, выковыривал обломки костей, извлекал из мышц металлические части орденов. Кузнецов сквозь боль слышал, как осколки со звоном падают в эмалированный таз. Все обошлось хорошо. Жизнь отважного пилота была спасена…
За этот фантастический бой указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года капитан Кузнецов был удостоен звания Героя Советского Союза.
После лечения Николай Фёдорович вернулся в полк. Сражался на Курской дуге, участвовал в освобождении Белоруссии, Польши. Победу лётчик встретил в Берлине. После окончания войны продолжал служить в рядах Вооружённых сил СССР.
Выдающийся авиатор внёс огромный вклад и в развитие космонавтики — генерал Кузнецов в 1963 году был назначен начальником Центра подготовки космонавтов. На этом ответственном посту он находился до 1972 года.
Генерал-майор авиации, Герой Советского Союза Николай Кузнецов скончался 5 марта 2000 года. Похоронен в Москве, на Преображенском кладбище…

Истребитель «Кёртисс Р-40Е», на котором в 1943 году воевал Н.Ф. Кузнецов

• Максимальная скорость: 580 км/ч
• Практическая дальность: 1100 км
• Практический потолок: 8800
• Вооружение: шесть 12,7-мм пулемётов «Браунинг М2»

Журнал: Война и Отечество №5, май 2018 года
Рубрика: Герои Отечества
Автор: Андрей Милкин

Метки: война, Великая отечественная война, подвиг, лётчик, самолёт, Война и Отечество, авиация, бой, истребитель, Кузнецов




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-