Тайны СССР

Багира

Пятница, 11 16th

Последнее обновлениеПт, 16 Нояб 2018 5am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Одним из самых известных примеров героизма советских воинов считался подвиг экипажа самолёта-бомбардировщика под командованием Николая Гастелло, совершившего наземный таран колонны немецкой техники. Фамилия его командира увековечена в названиях многих улиц, заводов и кораблей. В СССР образ Гастелло активно использовался для военно-патриотического воспитания молодёжи. Но создателей мифа о бесстрашном лётчике интересовала не правда — а только нужное для данного времени толкование событий.

Огненный таран Николая Гастелло

Журнал: Секретные архивы №3, март 2018 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Элина Погонина

Сбитый самолёт

Фото: таран ГастеллоНиколай Францевич Гастелло родился в 1907 году в Москве. Его отец, Франц Павлович Гастылло, приехал в столицу из Белоруссии. Здесь фамилию обрусевшего немца стали произносить на более привычный для россиян манер — Гастелло.
В 16 лет Николай начал трудовую деятельность, став учеником столяра, а через год, когда семья переехала в Муром, устроился слесарем на местный паровозостроительный завод.
В 1932 году Николая призвали в ряды Красной Армии и направили в Луганскую школу лётчиков, по окончании которой он служил в бомбардировочной авиации. Участвовал в боях на Халхин-Голе, позже — в советско-финской войне. В 1940 году ему было присвоено звание капитана.
Ко времени начала Великой Отечественной войны Николай Гастелло был командиром эскадрильи 207-го дальнебомбардировочного авиационного полка (ДБАП), дислоцирующегося в районе Смоленска. Уже 22 июня 1941 года его экипаж был поднят по тревоге и принимал участие в бомбардировке колонн немецкой техники около Минска. 25 июня командиру эскадрильи удалось отличиться. Над аэродромом полка появился вражеский бомбардировщик, который на бреющем полёте вёл пулемётный огонь. Капитан Гастелло вскочил в свой самолёт на место стрелка и с земли сбил вражескую машину из пулемёта.

Последнее задание

А уже 26 июня состоялся последний полёт Николая.
Полк получил боевую задачу: разбомбить колонны немецких танков, двигавшиеся по шоссе Радошковичи — Молодечно. Командирами трёх бомбардировщиков ДБ-ЗФ, вылетевших на задание, были капитаны Николай Гастелло и Александр Маслов, а также старший лейтенант Фёдор Воробьёв.
По официальной версии, самолёт Воробьёва благополучно отбомбился и полетел назад за линию фронта. Два других бомбардировщика были подбиты немецкими зенитными установками. Один из них, согласно показаниям Воробьёва и его штурмана лейтенанта Рыбаса, ушёл в неизвестном направлении. Другой самолёт, тоже загоревшийся, сделал разворот и спикировал в гущу танковой колонны немцев. Воробьёв и Рыбас в совместном рапорте указали: машину, совершившую огненный таран, пилотировал капитан Гастелло, членами экипажа были штурман лейтенант Анатолий Бурденюк, стрелок-радист сержант Алексей Калинин и нижний люковый стрелок лейтенант Григорий Скоробогатый.
Все три экипажа действовали без прикрытия истребителями, из-за этого им пришлось лететь на предельно малой высоте, что и привело к тому, что две машины из трёх были подбиты.

Главное — вовремя доложить

Некоторые историки считают, что дальнейшие события во многом были обусловлены действиями командования полка.
В доме-музее Николая Гастелло, находящемся в городе Муроме, хранится копия представления лётчика к государственной награде, подписанного командиром полка Лобановым и комиссаром полка Кузнецовым. Оно мало напоминает сухие официальные документы. Вот несколько выдержек: «Капитан Гастелло Николай Францевич за свою короткую боевую деятельность в борьбе с наглым врагом — гитлеровским фашизмом вписал славные строки в историю наших отважных лётчиков и достоин того, чтобы советский народ знал одного из преданнейших сынов своей Родины». «Столб огня объял пламенем танки и фашистские экипажи. Такой дорогой ценой заплатили немецкие фашисты за смерть лётчика капитана Гастелло». «Беспредельно преданному сыну нашей Родины и партии, мужественному, отважному соколу Советской авиации, павшему смертью героя в борьбе с германским фашизмом, ходатайствуем о присвоении звания Героя Советского Союза».
Представление было составлено в день совершения огненного тарана — 26 июля 1941 года. В эти сутки с боевых заданий не вернулись 15 самолётов полка. Полк фактически перестал существовать, и через несколько дней его расформировали.
Чтобы как-то отвлечь внимание от явных управленческих промахов, командир и комиссар 207-го ДБАП полка, без необходимой проверки, срочно и красочно доложили о беспримерном подвиге одного из пилотов.

И «Правда» может ошибаться

В первые дни войны страна остро нуждалась в героях-фронтовиках, чьи действия стали бы образцом для подражания.
Совсем скоро вышел указ о присвоении звания Героя Советского Союза капитану Гастелло Николаю Францевичу (посмертно).
10 июля 1941 года в газете «Правда» была опубликована статья военных корреспондентов Петра Крылова и Петра Павленко, посвящённая подвигу Николая Гастелло. Журналисты тоже торопились: в очерке перепутаны дата события (вместо 26 июня указано 3 июля) и фамилия героя (она была напечатана с одной буквой «л»). Кроме того, статья ничего не говорила о других членах экипажа, из-за этого многие думали, что Николай Гастелло совершил подвиг в одиночку.
Только в 1958 году Г. Скоробогатый, А. Калинин и А. Бурденюк были посмертно награждены орденами Отечественной войны I степени.
Судьба экипажа бомбардировщика под командованием Александра Маслова мало кого интересовала — самолёт считался пропавшим без вести. Извещение об этом родные получили только в мае 1942 года. Формулировка «пропал без вести» подразумевала, что человек мог сдаться в плен и даже изменить Родине.
Когда жена капитана Маслова Софья Евграфовна вернулась из эвакуации в Коломну, её дочь не взяли в детский сад. Также семье не начислили пенсию по потере кормильца.

Планшетка и медальон

Из-за путаницы в документах отец Николая Гастелло и сам лётчик считались белорусами.
В 1951 году власти Белорусской ССР решили увековечить память великого земляка и поставить ему достойный памятник на красивом месте в посёлке Радошковичи, совершив там перезахоронение останков экипажа. До этого времени они были погребены в месте совершения тарана — возле деревни Декшняны. Деревня в 1941 году была занята фашистами, местные жители ночью завернули тела погибших в парашюты и зарыли их.
Процедурой торжественного перезахоронения руководил райвоенком Радошковичей подполковник Котельников.
26 июня 1951 года братская могила была вскрыта при огромном стечении народа. Но в сохранившейся планшетке пилота обнаружились документы Александра Маслова. Также в земле нашли медальон с фамилией стрелка-радиста его экипажа Григория Реутова.
То есть огненный таран совершил экипаж не Николая Гастелло, а его сослуживца и друга Александра Маслова!
Улетевшие в места событий Воробьёв и Рыбас перепутали самолёты. Тем более что им пришлось оправдываться: почему два бомбардировщика погибли, а третий покинул поле боя невредимым? Пилоты просто обязаны были сообщить, что до последнего момента находились рядом и помогали действиям других экипажей. А что они видели на самом деле, осталось неизвестным.
Изменить свои показания они уже не смогли: в течение нескольких ближайших месяцев старший лейтенант Воробьёв погиб, а лейтенант Рыбас пропал без вести.

Считать погибшим

Подполковник Котельников немедленно отправил в ЦК КП Белоруссии письмо: что делать?
Ответ был очевиден: ничего никому не рассказывать. Останки экипажа Маслова тайно перезахоронить на кладбище в Радошковичах. Фрагменты его самолёта поместить в музей под видом самолёта Гастелло. Со всех очевидцев события взять подписку о неразглашении.
Примерно в это же время из болота возле соседней деревни Мацки был извлечён самолёт Николая Гастелло — в нём обнаружили письмо, которое лейтенант Скоробогатый не успел отправить жене, а также медальон стрелка Калинина. Ещё одним доказательством того, что бомбардировщик пилотировал экипаж Гастелло, стала найденная бирка от двигателя с серийным номером.
К чести подполковника Котельникова, он разыскал вдову капитана Маслова и всё ей рассказал. Софья Евграфовна написала ходатайство в Верховный Совет СССР. Обращение не осталось без ответа, в 1952 году вдове выдали официальную справку: считать капитана Маслова не пропавшим без вести, а погибшим при выполнении боевого задания. Женщина получила заслуженную пенсию. Но после этого к ней пришли работники КГБ и потребовали больше никому и ничего не говорить о муже.

Герои России за события 1941 года

Запуганная вдова только в год своей смерти (1985) снова обратилась в Верховный Совет СССР. Уже началась перестройка, и дело Маслова приняли к рассмотрению. Но политические потрясения и последующий развал страны привели к тому, что окончательное решение по нему было вынесено только в 1996 году. Указом президента РФ Бориса Ельцина капитану Маслову и всем членам экипажа посмертно присвоили звание Героев России. Над местом гибели капитана Маслова до сих пор стоит памятник капитану Гастелло. Это несправедливо. Но вины Николая Францевича в этом нет. История с огненным тараном стала трагедией, которую начала война, а закончила советская пропагандистская машина.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Война Огненный таран Николая Гастелло