События 1942 года можно назвать кульминацией победоносных завоеваний держав Оси. Огромные территории Европы были оккупированы или аннексированы германским рейхом и его союзниками. Восточный фронт вплотную подобрался к Москве и Сталинграду, где красноармейцы стояли насмерть, но расстановка сил явно была не на их стороне. Аналогичным образом складывалась ситуация на Средиземном море и в Северной Африке. Там для союзников один день был чернее другого.

Немецкие самолёты против английских эсминцев

Операция Пьедестал: атака самолётов Германии на корабли Англии у Мальты

Тот, кого нельзя называть

До 1941 года Италия, пусть и не особо уверенно, фактически контролировала регион. Многочисленные британские колонии и доминионы были рассредоточены по большой территории и не могли похвастаться внушительной боеспособностью: воздушный флот значительно уступал итальянскому, а у сухопутных сил не было ни танков, ни противотанковой артиллерии. Что, впрочем, не помешало англичанам заставить итальянцев бежать, поджав хвосты, уже в феврале 1941-го. Однако в пылу сражения гордые сыны «Юнион Джека» упустили из вида одну «маленькую», но очень важную деталь — в Северную Африку пришли немцы.
В течение февраля того же года в Ливию были переброшены передовые подразделения немецкого Африканского корпуса под командованием человека, чьи неуместные британские очки поверх кокарды нацистской фуражки на годы станут символом триумфа вермахта — будущего «Лиса пустыни» Эрвина Роммеля. Несмотря на серьёзные проблемы со снабжением, Роммель во главе немецко-итальянских соединений сумел добиться настолько значительных успехов, что к концу 1941 года бойцы британской армии, значительно превосходившей немцев в технике и живой силе, начали испытывать перед ним почти суеверный страх. Этот страх был так велик, что главнокомандующий английскими силами на Среднем Востоке Клод Окинлек издал не имеющий аналогов указ, запрещавший командирам произносить имя Роммеля всуе, дабы не деморализовать солдат.

Такая важная Мальта

Ситуация была напряжённой не только на суше, но и на море. К началу мая 1942 года немцам удалось блокировать подконтрольную союзникам Мальту, имевшую важное стратегическое положение — через неё проходили основные морские и воздушные пути снабжения войск Оси в Африке. Как говорил Роммель: «Без овладения Мальтой мы потеряем контроль над Северной Африкой». В результате небольшой остров, чья площадь втрое меньше современной Москвы в пределах МКАД, стал одной из самых интенсивно бомбардируемых территорий. За два года войны он пережил в общей сложности порядка 3 тысяч авианалётов. Кроме того, в ходе предстоящего наступления вермахта готовилась десантная операция по захвату острова. И хотя сам «Лис пустыни» не питал иллюзий по поводу успеха предприятия, немецкое командование уже мечтало, как распорядится шкурой неубитого «непотопляемого авианосца Британии».
В свою очередь англичане тоже не сидели сложа руки и прилагали огромные усилия для пополнения контингента своих войск в Северной Африке и укрепления обороны Мальты. 20 апреля 1942 года американский авианосец USS Wasp доставил на остров 46 истребителей Spitfire Mk.V, но операция закончилась провалом. Всего за пару дней почти все самолёты усиления были уничтожены вражеской авиацией, так и не успев оторваться от земли. Немцы решили, что Мальта пала. 10 мая главнокомандующий немецкими силами на Юго-Западе Альберт Кессельринг поспешил рапортовать Берлину о нейтрализации острова, в связи с чем операция вторжения была отложена в пользу наступления Роммеля на ливийский Тобрук.
По иронии за день до того, как Кессельринг самонадеянно отчитался об успехе, «Уосп» и его британский побратим HMS Eagle доставили в Ла-Валетту ещё 60 «Спитфайров», которые, едва успев покинуть палубы авианосцев, успешно отразили очередной налёт. На рассвете следующего дня в мальтийскую гавань вошёл минный заградитель HMS Welshman, перебросивший на остров людей, продовольствие и боеприпасы, включая смесь для дымогенераторов.

Охота на конвой

Увы, к моменту прибытия подкрепления английские корабли и подлодки уже покинули остров, и конвои гитлеровской коалиции настолько уверовали в собственную безнаказанность, что начали проходить прямым курсом через остров, даже не пытаясь выдержать дистанцию.
Чтобы переломить эту ситуацию, командующий Средиземноморским флотом адмирал Генри Харвуд решил атаковать вражеские корабли снабжения судами, базировавшимися в Александрии. Как раз в тот же день, 10 мая, из расшифрованных вражеских радиограмм стало известно, что Италия отправила в Бенгази конвой из трёх транспортов и трёх кораблей сопровождения.
В 8 часов вечера с британской базы ВМФ в Александрии вышли четыре эскадренных миноносца — HMS Jervis с командиром 14-й флотилии Альбертом Поландом на борту, HMS Jackal, HMS Kipling и HMS Lively, прикрываемые с берега тяжёлыми истребителями Beaufighter 272-й эскадрильи. В их задачу входил перехват итальянского конвоя 12 мая в 60 милях к северо-востоку от Бенгази, однако у кэптена Поланда было право прервать операцию в случае, если его эсминцы не смогут выйти на точку перехвата к утру 12 мая или будут обнаружены вражеской разведкой. Вот только миссия с самого начала оказалась обречена на провал.

Обнаружение английского конвоя

Активность британских кораблей засекли и немцы, и итальянцы. Утром 11 мая группа из четырёх дежурных «Юнкерсов» Ju-88 наткнулась на четыре эсминца, идущих на запад на большой скорости, при этом сама осталась незамеченной. Во втором часу пополудни курс эсминцев подтвердило звено Ju-88 обер-фельдфебеля Отто Лойперта, шедшее на меньшей высоте и потому незамедлительно попавшее под огонь британских орудий. Увернувшись от атаки, Лойперт сообщил о «тёплой» встрече на базу, после чего генерал Ганс Гайслер приказал атаковать противника.
К слову, за несколько часов до этого англичан засекли итальянские самолёты, но из-за неверных выводов их план-перехват был свёрнут, не начавшись. Путь конвоя в Бенгази (который на деле состоял не из «трёх транспортов и трёх военных судов», как посчитали криптографы, а всего из одного парохода «Больсена» и эсминца «Саэтта») по случайности пересекал курс минного заградителя «Уэлшмен», покинувшего Мальту вечером 9 мая. Итальянцы, решив, что «Уэлшмен» планирует соединиться с эсминцами и атаковать конвой, приказали «Больсене» и «Саэтте» укрыться на Сицилии, после чего отправили навстречу англичанам лёгкий крейсер «Монтекукколи» в сопровождении двух эсминцев. Однако после того, как заградитель был замечен у берегов Туниса, контрперехватчики смекнули, что обознались, и отменили операцию. Зато их немецкие коллеги всё поняли правильно и уже не собирались выпускать жертву из когтей.

Облава на охотников

Кэптен Поланд понял — операция провалилась. В 14:45, сразу после встречи с «юнкерсами», он приказал своим судам возвращаться в Александрию и запросил поддержку истребителей. По их души уже шли враги.
Ровно в 15:30 с аэродрома на Крите поднялась первая ударная группа из восьми Ju 88 эскадры LG 1 полковника Фридриха-Карла Кнуста. Самолёты, каждый из которых нёс на борту по две 250-кг и 500-кг бомбы, повёл в бой лично герой люфтваффе гауптман Иоахим Хельбиг, спешно вернувшийся из Греции для участия в операции.
Они атаковали со стороны Солнца. Эсминцы принялись мастерски маневрировать на скорости, близкой к предельной, одновременно отстреливаясь изо всех зенитных орудий, но ни они, ни прибывшая на подмогу пара «Бофайтеров» ничего не смогли г противопоставить налетевшему неприятелю. Ожесточённая битва продлилась всего несколько минут, когда бомбардировщик Лойперта сумел достать «Лайвли». Одна из бомб взорвалась на уровне нижней палубы эсминца, ещё одна или две сде-тонировали в воде, пробив правый бок судна. «Лайвли» накренился носом, а спустя 3, 5 минуты затонул кормой вперёд, опрокинутый сильнейшим взрывом в носовой части. Сразу после отхода немцев в небе
Над эсминцами появились шесть итальянских бомбардировщиков CANTZ.1007b, но они отбомбились с огромной для их конструкции высоты в 8000 м и не смогли нанести британцам хоть какого-то урона. Что, впрочем, не помешало им нагло записать уничтожение «Лайвли» на свой счёт.
После двух налётов «Джервис» и «Киплинг» подобрали выживших товарищей и продолжили отход, но немцы не собирались их отпускать.

«Волчьи стаи» в небе

Атаки продолжались одна за одной. Около 6 часов вечера, дождавшись, когда британские истребители отправятся на дозаправку, эсминцы накрыли «Юнкерсы» бывалого охотника на транспорты Герхарда Коллеве, но судам Поланда удалось благополучно увернуться от атак.
Упущение коллеги с лихвой покрыл Хельбиг, вышедший на повторный рейд в 18:45 во главе лучших пилотов и штурманов базы. Стая небесных «волков» люфтваффе снова набросилась на англичан со стороны Солнца, но на сей раз с меньшей высоты — с 500 метров. Две из четырёх сброшенных гауптманом 250-кг бомб угодили в «Киплинг», буквально разорвав его в клочья: машинное отделение, торпедные аппараты и котельная были уничтожены, на нижней палубе справа и в обшивке левого борта зияли огромные дыры — жалкие остатки эсминца удерживала вместе лишь верхняя палуба. Не прошло и десяти минут, как он скрылся в волнах.
Одновременно был смертельно ранен «Джакал». Одна из сброшенных на него бомб прошила корпус насквозь и взорвалась под килем. Обе котельные и редукторное отделение мгновенно затопило. На парализованном судне начался пожар. Около 11 часов вечера, когда «Джервис», единственный уцелевший эсминец, закончил спасать экипаж «Киплинга» и подошёл к «Джакалу», чтобы взять его на буксир, выяснилось, что буксировать уже нечего. Насосы не справлялись со стремительно прибывающей водой, а вскормленное мазутом пламя набрало такую силу, что факелом вырывалось из дымовой трубы.

При чём тут везение?

Перед рассветом 12 мая «Джервис», приняв на борт выживших членов команды, милосердно добил агонизирующего товарища торпедой неподалёку от побережья! Египта. К счастью, на тот момент он уже был не один. Ночью к нему присоединился эскортный миноносец! «Эрдэйл», а после и остальные корабли эскадры коммандера Грэма Стокса, вышедшей из Александрии на помощь погибающему соединению. На базу измотанный «Джервис» вернулся в сопровождении двух эсминцев и трёх миноносцев.
Как ни странно, даже в такой плачевной ситуации нашлось место везению. Несмотря на сокрушительное поражение, человеческие потери оказались относительно невелики. Из в общей сложности 740 членов экипажей погибло всего 111 человек — 77 на «Лайвли», 25 на «Киплинге» и 9 на «Джакале», причём часть из них, включая командира «Лайвли», погибли от ран на борту «Джервиса» в последние часы травли эскадры.
И всё же 12 мая 1942 года стал поистине чёрным днём для британского флота. В течение следующего месяца уцелевшие суда привлекались исключительно к патрулированию небольшого участка береговой линии между Александрией и Тобруком, пока в Средиземное море не начали прибывать английские военные суда из Индийского океана.
А пресловутый итальянский конвой таки добрался до Бенгази, хотя и на день позже.

Журнал: Война и Отечество №11, ноябрь 2021 года
Рубрика: Морские сражения
Автор: Аглая Собакина

Метки: Англия, Германия, война, остров, Вторая мировая война, корабль, самолёт, Война и Отечество, флот, Мальта, эсминец, 1942




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-