В один из весенних дней 1944 года с подмосковного аэродрома поднялся в небо самолёт дальней авиации. Никто из его пассажиров не знал конечного пункта назначения. Среди военных, находившихся на борту самолёта, был житель Сталинграда Николай Сергеевич Рогов.

Отто Скорцени - низвестные факты интервью

Отто Скорцени - неизвестные факты интервью

Ответ на «Ход конём»

Спецоперация «Эндшпиль», разработанная советской внешней разведкой и Главным управлением военной контрразведки СМЕРШ, была строго засекречена. Цель операции — предотвращение покушения гитлеровских секретных служб на главнокомандующего Народно-освободительной армией Югославии (НОАЮ) маршала Иосипа БрозТито и руководителя советской военной миссии генерала Н.В. Корнеева. Она стала ответом на операцию «Ход конём», к которой приложил руку абвер и сам Отто Скорцени, любимец Гитлера, оберштурмбаннфюрер СС, прославившийся вызволением Муссолини из партизанского плена и другими акциями. Головорезам Скорцени и было поручено покончить с Тито и его штабом.

«Эндшпиль»

Вот что рассказал об этом автору статьи участник спецоперации «Эндшпиль» полковник Николай Рогов.
— Мне удалось выяснить, что разработчик спецоперации «Ход конём» Отто Скорцени привлёк к участию в ней не только своих асов-диверсантов, но и части седьмой дивизии СС, первую горнострелковую дивизию, 97-й пехотный полк, 373-ю хорватскую дивизию, части соединения СС «Бран-денбург-800». В планы гитлеровцев входило не только физическое уничтожение Тито и генерала Корнеева, но и разгром штаба НОАЮ, поскольку югославские партизаны не давали покоя гитлеровцам в оккупированной ими Югославии. Разгром штаба НОАЮ и гибель Тито позволили бы Гитлеру оттянуть поражение на Балканах.

— А как вы оказались на борту того самолёта весной 44-го?
— О, это долгая история. Начну с того, что родился я в Сталинграде в семье чекиста. Перед войной отца перевели на работу в Москву. Там меня в 1943 году призвали в действующую армию. Направили в полковую школу, а после её окончания вызвали в особый отдел. Заставили заполнить кучу анкет, взяли подписку о неразглашении.
«Ждите, мы вас вызовем», — сказал мне особист. И вскоре в одном из учебных лагерей СМЕРШа в Подмосковье я уже изучал диверсионное дело, стрелял из всех видов оружия. Изо дня в день нас натаскивали по немецкому языку, а в конце подготовки — и по сербскому. Так весной 1944 года я оказался на борту самолёта.

Как мы оставили Скорцени с носом

— Как добирались до Тито?
— Летели мы долго, сквозь грозовые сполохи и проливной дождь. Увидев внизу костры, приземлились на обустроенной югославскими партизанами площадке в горах Западной Боснии. Оттуда нас доставили к месту дислокации штаба НОАЮ, в труднодоступную пещеру. Там нас встретили бойцы Тито в непривычной нашему глазу форме, но с красными звёздочками на фуражках. Доложили о нашем прибытии генералу Корнееву.
Там, в пещере, я впервые увидел маршала Тито. Национальный герой Югославии, он пользовался непререкаемым авторитетом и глубоким уважением среди населения. После войны я узнал, что в 1913 году Тито был призван в австро-венгерскую армию, через два года попал в русский плен. Находясь в России, вступил в Красную армию, а после окончания гражданской войны был направлен на подпольную работу в Югославию под партийной кличкой Вальтер.
В 1935-1936 годах Тито работал в Москве в руководстве Коминтерна, а через год возглавил компартию Югославии. После оккупации страны гитлеровцами Тито призвал народ к вооружённой борьбе с оккупантами.
Когда Тито сообщили о готовящейся гитлеровцами карательной операции, он только усмехнулся: мол, они охотятся за ним ещё с мая 41-го. «Тут, в пещере, — сказал он, — нас не найдёт ни одна собака». Действительно, вход в неё находился на высоте 70 метров над обрывом, туда можно было пройти по единственной, известной только партизанам, горной тропе.

— И как развивались события дальше?
— Тито недооценил Скорцени. Карателям через одного из предателей удалось выяснить месторасположение штаба. 25 мая 1944 года сброшенный с самолёта батальон немецких диверсантов окружил вход в пещеру. Со всех сторон к ней подтягивались карательные части СС. Нас спасло только чудо. Кто-то из местных жителей увидел недалеко от пещеры немецких парашютистов и немедленно сообщил партизанам. Тито, руководство штаба, члены советской военной миссии едва успели спуститься вниз, используя канаты из парашютных строп.
Когда гитлеровцы ворвались в пещеру, то ничего не нашли, кроме недавно сшитой для Тито маршальской формы. В течение нескольких дней каратели гнались за нами по горным тропам. Пригодилось все, чему нас учили в диверсионной школе. Нас прикрывала Первая далматинская дивизия Тито. Связались с Москвой, и Сталин приказал немедленно послать самолёт, который эвакуировал нас всех. Отто Скорцени и каратели остались с носом.

Национальные герои

За удачное выполнение этой операции Сталин удостоил членов экипажа самолёта, вызволивших Тито и его штаб, звания Героя Советского Союза, а Тито сделал их национальными героями Югославии.
Николай Рогов был награждён орденом Красной Звезды. От него я узнал, что эта история имела продолжение. Встретившись со Сталиным, Тито попросил у него танковую дивизию для освобождения Белграда. В ответ Верховный пообещал прислать танковый корпус, а заодно вручил маршалу Тито золотую саблю.
«Это, товарищ Вальтер, от Президиума Верховного Совета и от меня лично. — И потом неожиданно добавил: — А не кажется ли вам, что после освобождения Югославии надо хотя бы временно вернуть на престол вашего короля? Это сплотит нацию».
Верная союзническому договору, наша армия в сентябре 1944-го вошла на территорию Югославии.
20 октября 1944 года Белград был освобождён, но отношения между двумя лидерами окончательно испортились. Потепление в отношениях Югославии и СССР наступило лишь во время правления Хрущёва.

«Диверсия — моё ремесло»

Николай Сергеевич огорошил меня признанием:
— После той операции в Западной Боснии меня подключили к спецгруппе СМЕРШ, получившей задание захватить Скорцени любой ценой. Супердиверсант был заочно приговорён к смерти уже за то, что летом 1941 года участвовал в уничтожении гарнизона Брестской крепости. Кроме того, в октябре 1943 года он готовил покушение на Сталина на Тегеранской конференции глав государств-союзников, летом 1944 года планировал с помощью двухтысячного отряда подполковника Шерхорна нанести удар в тыл советским войскам в лесах Белоруссии.
Главный диверсант Третьего рейха не оставлял мысли уничтожить Сталина и в августе 1944 года, подготовив для акции прошедшего школу абвера майора Таврина. Правда, незадачливого террориста смершевцы поймали сразу после его приземления под Смоленском. Скорцени и на этот раз остался сносом.
Гонялись мы за ним до конца войны. Хитрый лис всякий раз уходил от погони. Охотились за ним и союзники.
— До сих пор, — продолжает мой собеседник, — помню ориентировку на него: рост 196 сантиметров, телосложение атлетическое. На левой щеке и подбородке шрамы — следы от поединков на шпагах в студенческие годы, глаза серо-зелёные, говорит по-английски и по-испански с акцентом.
Мы выходили на его след много раз. Союзникам удалось схватить его в июле 1945 года, но Скорцени сбежал из лагеря нацистских преступников в Дармштадте. Скрывался в Испании, где его пригрел генерал Франко. Позже след диверсанта номер один обнаружили в США.
А на склоне лет он жил под чужой фамилией в Австрии и успел опубликовать мемуары «Диверсия — моё ремесло», которые стали мировым бестселлером.
По словам Скорцени, он рассказал в них не всё. Многие свои послевоенные связи: с партайгеноссе Борманом, шефом гестапо Мюллером, а также собственное участие в создании секретной организации ODESSA для помощи скрывающимся нацистам он предпочёл оставить в тайне.

Журнал: Тайны 20-го века №19 май 2012 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Иван Антонов

Метки: СССР, война, Тайны 20 века, Вторая мировая война, диверсия, Скорцени, СМЕРШ, покушение, Югославия, Тито




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-