После завершения Великой Отечественной войны советский читатель и зритель мог ознакомиться с ратными подвигами наших граждан во всех родах войск. Вот только имеется одно исключение из правил, и связано оно с отдельными моторизованными батальонами особого назначения (ОМБ ОСНАЗ). А причиной этого, по некоторым свидетельствам, является то, что передвигались бойцы в основном на машинах американского производства, а не на новинках отечественного автопрома.

Использование амфибий спецназом ОМБ ОСНАЗ

Плавающие машины 274-й ОМБ ОСНАЗ ГРУ во время войны

Презент от янки

Если задать обывателю вопрос: что же представляли из себя войска специального назначения времён мировой мясорубки 40-х годов, то в основном ответы будут касаться десантников на парашютах или, например, диверсантов, проводящих операции, связанные с инженерным строительством. Но существовало и ещё одно подразделение войск особого назначения. Для военного руководства СССР преодоление большого количества рек, прежде всего на заключительном этапе войны, было изрядной головной болью. Ведь, ясное дело, противник при отступлении использовал водные пространства в качестве очередного рубежа обороны и цеплялся за него до последней капли крови.

Вот тут-то и подошли как нельзя кстати амфибии американского производства Ford GPA. Одной из причин поставок амфибий являлась незаинтересованность самих американцев в них. США собирались воевать на Тихоокеанском фронте военных действий и высаживаться в той же Нормандии. А характеристики упомянутой машины абсолютно для этого не подходили. По сути, это был вариант шестиколёсного грузовика-амфибии DUKW, только уменьшенный в энное количество раз. Имея очень низкий надводный борт, амфибия была бесполезна при большой высоте морских волн. А вот для Красной Армии — это был более чем подходящий вариант. По программе ленд-лиза США отгрузили нам сто амфибий, которые и стали козырной картой ОМБ ОСНАЗ.

Как же это выглядело на деле? В штате было 616 бойцов, в отдельно взятый батальон входила пара рот автоматчиков, миномётная, сапёрная и зенитно-пулемётная роты, а также люди, отвечающие за техническое обеспечение. Оснащены они были по последней моде военного времени: те же пулемётчики получили в своё распоряжение мощнейшие крупнокалиберные Дшк. Это вам не с Максимом возиться! Кроме того, по ленд-лизу были совершены поставки американских «базук» и гранатомётов «Пиат», изготовленных в цехах Туманного Альбиона.

Всё это добро получили противотанковые взводы. Правда, наши славные воины отнюдь не пели дифирамбы в адрес упомянутых средств ведения войны. Например, 252-й ОМБ ОСНАЗ быстренько вынес свой приговор аглицким «Пиатам»: оружие, мол, со стороны выглядит красиво, но в бою оно почти что как бревно. И никак иначе! Чем же не угодили гранатомёты? Тут мы видим длинный список: и палить с открытого пространства нельзя — прятаться надобно; весит много и стреляет недалеко — всего на сотню метров. И вообще, батальон наш желает наступать — для этого, кстати, и был сформирован!

А с «Пиатом» только держать оборону более или менее хорошо. И бойцы просили больше им английские товары не присылать: мол, пять амфибий получаются загруженными боезапасом, а толку от гранатомётов на полвершка. Просьба была конкретная: в каждую роту подбросьте по полдюжины танковых пулемётов! А также для полного порядка противотанковую батарею на «Студебеккерах».

Вносим поправки!

Как же показали в боевых действиях американские подарки? Для этого можно обратиться к отчётам, представленным по результатам проведения Берлинской операции. Вот, для примера, резюме штаба 273-го ОМБ ОСНАЗ. Там отмечено, что две фордовские амфибии вмещают миномётный расчёт, в котором: три миномётчика, два шофёра и один 82-мм миномёт.

Казалось бы, что ещё надо! Ан нет, мы не видим здесь подносчиков снарядов. А их нужно как минимум двое. И что же получается на деле: лодка форсирует водное пространство и причаливает на вражеском берегу, шофёры должны позаботиться прежде всего о машинах — поставить их в укрытие. Остаётся три человека, которым надо снять миномёт с амфибии и по частям доставить к предполагаемому месту использования.

Доставить-то наши воины доставят, только вот боеприпасов к нему нет. А почему — да потому, что рук не хватает их перенести к линии соприкосновения с противником. А уж если все это происходит прямо во время боя, то ситуация действительно, мягко говоря, оставляет желать лучшего. И подобные бумаги составлял отнюдь не только 273-й ОМБ ОСНАЗ.

Обратимся ещё к одному источнику: 274-й ОМБ ОСНАЗ, расположенный по соседству, справедливо предлагал различные способы решения проблемы. А именно: подбрасываем каждой роте автоматчиков станковые пулемёты, миномётчики получают заветных подносчиков, сапёрам дать во владение резиновые лодки А-3, Вот только все эти бумаги появились на свет уже при окончательном добивании фашистской гадины — весной-летом победного 1945-го. А ОСНАЗ-то начал действовать на год ранее.

В карельских лесах и болотах

Шла Свирско-Петрозаводская операция. 21 июня 1944 года 275-й батальон дал окончания артподготовки. И вот настала решающая минута — без десяти двенадцать утра началось форсирование реки Свирь. Прежде всего необходимо было провести разминирование. И это трудное задание сапёры выполнили на отлично, уместившись в сорок минут. 570 смертоносных ловушек было обезврежено. Сразу же, для того чтобы амфибии не испытывали никакого дискомфорта, было проделано четыре прохода на вражеском берегу. Не теряли время и автоматчики, которые в это время значительно расширили плацдарм.

Тут же амфибии стали перевозить на вражеский берег бойцов гвардейской стрелковой дивизии. После успешного форсирования реки батальон оказался в составе танковой бригады. Задание было чёткое: продвигаться в стремительном темпе в сторону отступающего противника. Что ж, куда ни кинь взгляд, много болот, а ещё и железнодорожного транспорта ну практически никакого. В общем, амфибиям, кажется, здесь работка найдётся. Но все не так просто, ведь у американского презента-то брони фактически и нет.

И вот командование танковой бригады отдаёт приказ: вот озеро Ора-во-Ярве, а там островок, на который во что бы то ни стало надо высадиться, после чего развернуть миномёты и накрыть медным тазом фашистскую батарею. Но «чисто писано в бумаге, Да забыли про овраги, Как по ним ходить» — как писал в своё время наше всё — Лев Николаевич Толстой. И в итоге мы имеем серьёзные потери: два человека отдали свою жизнь в боях за Родину, ещё восемь ранено. Ну и — не стоит этому удивляться — четыре амфибии нуждались в ремонте. Вот такая, блин, арифметика. После этого батальон совершенно справедливо поставил вопрос ребром: когда мы идём в разведку, нам нужно иметь поддержку взвода танков.

Есть ещё один пример не совсем удачного использования ОМБ ОСНАЗ. На том же Карельском фронте в двадцатых числах июня 284-й ОМБ ОСНАЗ поступил в подчинение гвардейской танковой бригаде. Успешно форсировав реку Тулема, танкисты решили включить амфибии в самый передовой отряд. Все бы хорошо, да вот только передвигаться спецназовцам пришлось через непроходимый лес, по бездорожью, при этом прокладывая путь для всех остальных. Но ведь форды для этого были абсолютно не предназначены, так что итоговым результатам удивляться очень не стоит.

В итоге аж 43 машины после этого форсирования лесных угодий плавать уже были не способны, так как получили многочисленные повреждения днищ и резиновых кожухов. Командир танкистов, узнав об этой новости, ничтоже сумняшеся, приказал бойцам одной роты покинуть амфибии и залезть на танки в качестве десанта. Но мало того: бойцам высочайшей квалификации пришлось принять участие в постройке обходного пути для танков.

Впрочем, в жизни спецназовцев этой ОМБ были и значительно более позитивные моменты. Например, под их руководством оказался ни много ни мало танковый полк. Конечно, полк этот был собран из задействованных при обороне Ленинграда 40 плавающих танков Т-37А/38, и есть мнение, что огневая мощь оставляла желать лучшего, но все же, как ни крути, приятно!

Приказ: взять Берлин

Выше мы рассмотрели эпизоды, относящиеся к 1944 году, а как же обстояли дела в 45-м. К сожалению, и здесь можно найти примеры не самого правильного использования ОСНАЗ. Вот, например, такой случай. Зимой 252-й ОМБ ОСНАЗ, проведя удачную оборону в районе озера Балатон, стал участвовать в наступлении в составе гвардейской танковой армии. Вот только нужно констатировать следующий факт: при обороне, когда положение было более чем тяжёлым, приказ об участии спецназовцев (они действовали как мотопехота) в боевых действиях легко понять и принять.

Но наступление — это совсем другое дело. Изначальный профиль ОМБ — это, как уже говорилось выше, форсирование водных препятствий, но в этом контексте их мастерство пригодилось всего один-единственный раз. Дело имело место быть 28 марта 1945 года, когда батальон, несмотря на неполный состав (это произошло из-за небольшого количества времени, отпущенного на подготовку: примерно два часа), на пять с плюсом выполнил приказ, форсировав реку Раба и заставив немцев в панике отступать.

А вот затем батальон только и делал, что отправлялся в составе передовых групп на проведение разве-дыв гтельных операций. Как и в одном из вышеприведенных примеров, потери были достаточно серьёзны: семь амфибий приказали долго жить, а ещё 11 получили значительные повреждения. Проанализировав причины подобных фактов, командование внесло изменения в тактику использования спецназа в предстоящих операциях. И результат не заставил себя ждать. Возьмём, например сражения за Кепеник — изначально здесь располагались поселения в месте впадения реки Даме в Шпрее, а затем он стал одним из берлинских районов.

Как немцы ни надеялись, что два водных препятствия задержат Красную Армию, но все их старания не принесли результата. 24-го числа, ближе к ночи, амфибии 274-го батальона ОСНАЗ ворвались в южную часть города и практически сразу оставили район Берлина в тылу, продолжив освобождение других населённых пунктов. Так же успешно действовал 273-й ОМБ ОСНАЗ. Спецназовцы форсировали Даме: действовали двумя группами. № 1 для успешной переправы на амфибиях двух полков стрелковой дивизии молниеносно захватила плацдарм и смогла его не отдать врагу. Группа №2 произвела аналогичные действия в другом районе.

Затем же водоплавающие форды переправили через водное пространство паромы, заполненные солдатами и различными грузами. Ну а за это время сапёры смогли соорудить переправы. Вот так ленд-лизовские автомобили и оказались на улицах поверженной фашистской столицы. Жаль только, что на кадрах кинохроники не сохранилось свидетельства их присутствия в Берлине. Но мы-то с вами знаем, что они там были!

Журнал: Война и Отечество №8, август 2022 года
Рубрика: Россия в войнах и конфликтах
Автор: Константин Семёнов


Метки: СССР, война, Великая отечественная война, вода, Война и Отечество, США, амфибия


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023