По ту сторону Дороги жизни

Дмитрий Ильич Козлов (1919-2009) — дважды Герой Социалистического Труда, ведущий конструктор легендарной советской ракеты Р-7, заместитель начальника ОКБ-1 Сергея Павловича Королёва. Во время Великой Отечественной войны Козлов служил на Волховском, а затем на Ленинградском фронтах, где в 1944 году получил тяжёлое ранение.

Фото: солдаты Дороги жизни — интересные факты

Из троих братьев двое не вернулись

Он родился в городе Тихорецке Краснодарского края в семье работников железной дороги. У старшего, Дмитрия, было два брата: средний — Николай и младший — Владимир.

— Николай после окончания школы в 1940 году поступил в Бауманское военно-политическое училище, — вспоминал через много лет Дмитрий Ильич, — но закончить его так и не успел, потому что началась война. Осенью 1941 года его вместе со всем курсом направили на фронт в пехотную часть, державшую оборону западнее Москвы. Здесь Николай и погиб в октябре 1941 года.

Младший брат, Владимир, окончил школу в 1942 году и сразу же ушёл добровольцем на фронт. В звании рядового он воевал на подступах к главному Кавказскому хребту. Там в то время была очень напряжённая обстановка, которая к тому же усугублялась тяжёлым горным климатом. Владимир погиб здесь в начале 1943 года, его похоронили в братской могиле под городом Туапсе Краснодарского края.

Что же касается старшего из братьев, Дмитрия, то он после окончания школы в 1937 году поступил в Ленинградский военно-механический институт (сейчас этот вуз носит имя Дмитрия Устинова). Первый день Великой Отечественной войны Дмитрий встретил на практике после четвёртого курса. Уже 1 июля Козлов и ещё четыре человека из его группы подали заявления о приёме их добровольцами во Вторую ленинградскую дивизию народного ополчения.

Внешняя сторона кольца

Первый бой дивизия приняла на Лужском рубеже, в 120 километрах южнее Ленинграда, где 10 июля высадился немецкий десант. Многие добровольцы погибли сразу же — чуть ли не в сам момент нападения фашистов. Но те, кто тогда остался в живых, сумели оказать врагу достойное сопротивление, и наступление гитлеровцев было отбито. Дмитрий из этого боя вышел без единой царапины, но 10 августа он всё же получил своё первое ранение. Из госпиталя он выписался 3 сентября.

В тот же день по направлению горвоенкомата рядовой Козлов был переведён в четвёртую роту, которая в посёлке Кобона на берегу Ладожского озера разгружала пароходы с оборудованием, прибывавшим с заводов Ленинграда. В расположение этой части Дмитрий попал через два дня, а уже 8 сентября вокруг города на Неве замкнулось кольцо немецкой блокады. Рота, в которой служил Козлов, оказалась на внешней стороне этого кольца. Именно из Кобоны в дальнейшем уходили все рейсы с продовольствием, медикаментами, одеждой и всем прочим, жизненно необходимым блокадному городу, а в ноябре 1941 года отсюда же пошли грузы в Ленинград по знаменитой ледовой Дороге жизни.

Испытание холодом и голодом

Первый раз отправить автомашины из Кобоны в Ленинград попробовали ещё 19 ноября 1941 года, но эта попытка закончилась трагедией. Дмитрий Козлов тогда остался в живых лишь благодаря случайному стечению обстоятельств.

Как рассказывал он сам, в тот день ящиками и мешками с продовольствием «на пробу» было загружено 10 автомашин. В состав группы сопровождения колонны включили и отделение, в котором служил Козлов. Но когда машины уже тронулись, он вдруг вспомнил, что забыл в казарме кисет, подаренный одной девушкой. Крикнув бойцам, что сейчас их догонит, Дмитрий заскочил в казарму, схватил кисет и выбежал обратно. И тут его глазам предстала страшная картина: вся колонна машин за считанные секунды провалилась под лёд. К образовавшейся огромной полынье тут же бросились все, кто оказался свидетелем несчастья, однако из ледяной воды удалось вытащить лишь трёх человек, которые успели выпрыгнуть из кузова.

Эта неудача заставила командование Волховского фронта отложить отправку автоколонн по льду Ладожского озера ещё на 10 дней. Только тогда в Ленинград по Дороге жизни наконец повезли продовольствие, погрузкой которого и занималась четвёртая рота. С возвращающимися обратно машинами в Кобону стали прибывать и первые спасённые ленинградцы.

Всех эвакуированных сразу же отправляли на железнодорожную станцию. Здесь был один психологически тяжёлый момент: сойдя с машин, приезжие проходили мимо запасов продовольствия, приготовленного к отправке по Дороге жизни. Там стояли мешки с мукой, крупами и сахаром, штабели ящиков с консервами, мясом и колбасой, коробки с конфетами, пряниками. По словам Дмитрия Козлова, бойцам его роты порой приходилось под угрозой оружия отгонять истощённых людей, прибывших из Ленинграда, от этих запасов. На сей счёт существовал строжайший приказ: ни одного эвакуированного к продуктам не допускать, потому что для человека, пережившего длительный голод, даже кусок колбасы равен смертному приговору.

Как вспоминал ветеран, для бойцов рабочей роты, несмотря на кажущееся продовольственное изобилие, был установлен крайне скудный паёк. Солдат в основном кормили лишь похлёбкой из крупы и ещё выдавали по полтора сухаря в день на человека. Что удивительно: при этом полуголодном существовании в роте практически не было фактов хищения продуктов. Исключением стала лишь история, когда в самый разгар зимы два молодых солдата украли из штабеля упаковку прессованного мяса, спрятали его в снег и потихоньку ели. Кража вскоре раскрылась, и обоих расхитителей отправили в штрафной батальон. После этого подобных неприятных моментов здесь больше не случалось.

Знаете ли вы что…

За зиму 1941-1942 гг. По льду Ладоги в Ленинград было доставлено 361109 тонн грузов. Всего по ней вывезли из города 1 млн. 376 тыс. человек. За время работы на Дороге жизни утонуло 1004 автомобиля.

По пояс в болотной жиже

Дмитрий Козлов находился в Кобоне до конца января 1943 года. Потом его роту перебросили на только что освобождённый от фашистов участок Синявинских высот, где включили в состав 165-го отдельного стрелкового строительного батальона 24-й ударной армии. Задача, поставленная перед бойцами батальона, имела для Ленинграда важнейшее значение: необходимо было в кратчайшие сроки построить железную и автомобильную дороги вдоль южного берега Ладожского озера, чтобы восстановить наземное сообщение Ленинграда с остальной страной. По прямой здесь — меньше 50 километров, однако военным строителям пришлось прокладывать дорогу в крайне тяжёлых условиях.

— По этой местности почти сплошь идут низины, болота, озера и мелкие речушки, — рассказывал о своей работе Козлов. — Даже в мирное время тянуть дорогу здесь было бы очень непросто. Но нам плюс к тому приходилось работать под постоянными вражескими бомбёжками и под огнём немецкой артиллерии. Мы, простые солдаты, часто и подолгу ходили и стояли по колено или даже по пояс в болотной жиже. Однако приказ командования нами был выполнен точно в срок, и уже в конце февраля по построенной ветке пошли первые составы с грузами для Ленинграда.

Встреча, перевернувшая жизнь

Всё это время Дмитрий Козлов по-прежнему оставался рядовым пехоты. Только в ноябре 1943 года он окончил курсы лейтенантов, после которых был направлен на должность командира взвода в 71-ю отдельную морскую стрелковую бригаду. Она в тот момент дислоцировалась на Ораниенбаумском плацдарме. А 24 января, 1944 года весь Ленинградский фронт перешёл в наступление, в результате чего фашисты оказались отброшены на сотни километров от берегов Невы и Ладожского озера. Затем часть, где служил Козлов, была переведена на север Ленинградского фронта. Наступление советских войск там началось 10 июня 1944 года. Уже через 10 дней они освободили от врага город-крепость Выборг.

— Как раз в районе Выборга я и получил своё самое тяжёлое ранение, — вспоминал впоследствии Дмитрий Ильич. — Во время наступления слева от меня разорвалась мина, и её осколок раздробил мне кость предплечья, почти целиком оторвав левую руку. В горячке боя я даже не потерял сознания и более того — смог донести оторванную руку до медсанбата. В тот же день в госпитале мне ампутировали её раздробленные остатки, и затем в течение двух месяцев я находился в госпитале в Ленинграде.

Пятый курс института Козлов окончил на «отлично» и 25 декабря 1945 года успешно защитил дипломный проект по разработке нового типа взрывателя для артиллерийских снарядов. При этом, в силу секретности, его специальность, записанная в дипломе, называлась просто: «инженер-механик». Тогда Дмитрий Ильич ещё не знал, что впереди у него — четырехмесячные курсы первых в стране специалистов-ракетчиков, а также командировка в Германию, где на подземном заводе, во время войны выпускавшем ракеты Фау, произойдёт его встреча с Сергеем Королёвым, перевернувшая всю жизнь молодого инженера.

Журнал: Тайны 20-го века №26, июль 2011 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Валерий Ерофеев




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: война, Великая отечественная война, Тайны 20 века, конструктор, История Петербурга, солдаты, Блокада Ленинграда, Ленинград, Луга, Дорога жизни, Козлов


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-