Благодаря неустанным усилиям США в деле борьбы за свободу и демократию 70-е годы XX века крайний юг Американского континента встретил под властью военной диктатуры.

Пограничная война Чили и Аргентины

Пограничный конфликт Аргентины и Чили в проливе Бигл 1978 года

Купание в крови

В Чили, где пришедшее к власти правительство левых взглядов не устраивало Вашингтон, американские спецслужбы сделали ставку на верховное армейское командование, в частности на генерала Аугусто Пиночета.
Пиночет и группа его сообщников при поддержке ЦРУ 11 сентября 1973 года осуществили государственный переворот, захватив большую часть государственных учреждений Чили и расправившись с офицерами, хранившими верность законной власти. Резиденция главы государства была захвачена (с применением артиллерии и бомбовых ударов). По одной версии, законный президент Сальвадор Альенде был убит, а по другой — совершил самоубийство.
Мятежники ввели в Чили осадное положение сроком на месяц, развернув массовые репрессии против тех, кто отказывался поддерживать переворот. В стране было образовано несколько концлагерей, из которых наибольшую известность получил лагерь, созданный на стадионе в Сантьяго. Людей в них убивали и пытали — ломали ноги и руки молотками, загоняли иглы под ногти.
На осторожные намёки зарубежных союзников — что, мол, террор надо лучше скрывать, Пиночет любезно объяснял: «Демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией».
24 марта 1976 года демократия, по указанию ЦРУ, закончилась и в Аргентине. Военные арестовали главу государства, и страна узнала, что теперь она находится под властью «Генерального объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил». В должность президента вступил, без ненужных формальностей, связанных с выборами, главнокомандующий армией генерал-лейтенант Хорхе Видела.
Новый режим начался с радикального ограничения прав и свобод и массового исчезновения людей нежелательных взглядов. Этих людей больше никто никогда не видел. Уже в ночь переворота без вести пропали сотни левых и профсоюзных активистов, а дальше мрачный список исчезнувших все рос и рос. Немногие (очень немногие) выжившие позднее рассказывали, что творилось в тюрьмах хунты: «Они пытали нас с отточенным садизмом. Я была хрупкой маленькой девочкой, полтора метра ростом и весом 48 килограммов, а меня избивал огромный человек, который даже не задавал внятных вопросов», — рассказывала Эмильсия Молер, которая попала в пыточную камеру в 17 лет. Впрочем, Эмильсии Молер неслыханно повезло — она осталась в живых. От большинства пропавших не осталось даже тел.
Национальная комиссия по вопросам исчезнувших лиц (CONADEP), созданная после падения диктатуры аргентинских генералов, насчитала около 30 тысяч жертв курируемой из США кампании террора. В Вашингтоне истребление неугодных лиц в странах Южной Америки получило название операции «Кондор». Это важное дело координировалось высшими чинами страны, и в частности госсекретарем (и лауреатом Нобелевской премии мира) Киссинджером. После свержения хунты аргентинский судья, ведущий уголовное расследование преступлений военных, предъявил Киссинджеру обвинение в соучастии в преступлениях. Киссинджер незамедлительно покинул Францию, а после вызова на допрос к следователю отказался от поездки в Бразилию — с тем, чтобы не ставить вассалов США (таких как Франция) в неудобное положение.
Однако был эпизод в истории, когда полумарионеточный (в силу зависимости от США) характер военных хунт в Чили и Аргентине сыграл положительную роль.

Остров раздора

В самом конце 1978 года в Вашингтоне с удивлением (и огорчением) обнаружили, что «образцовые» антикоммунистические военные режимы двух государств Южной Америки оказались на грани войны между собой. Причиной послужили несколько необитаемых островков на самой южной оконечности Американского континента, в проливе Бигл, на архипелаге Огненная Земля. За право установить на острове Снайп свой маяк чуть не началась полномасштабная война!
Земли на крайнем юге Южной Америки (по соседству с Антарктидой) долгое время не привлекали к себе интереса. Заселение этих территорий колонистами началось в последние десятилетия XIX века. До этого времени вопрос о разграничении этих территорий между соседними испанскими колониями (вице-королевством Ла-Плата и генерал-капитанством Чили) и возникшими на их месте государствами Аргентина и Чили не имел практического значения — никакой реальной власти какого-либо государства на этих землях не было — как и населения, признававшего эту власть. Ещё в эпоху Войны за независимость политики Аргентины и Чили благоразумно согласились с тем, что границей между двумя странами является главная горная цепь Анд. Но на крайнем юге континента горная цепь заканчивалась, и когда к 1880-м годам земли на юге Южной Америки начали заселять белые поселенцы, возникла необходимость в демаркации границы.
Уже тогда, в XIX веке, началось противостояние между Чили и Аргентиной. Чилийцы основали на берегу Магелланова пролива форт, а через несколько лет был заложен город Пунта-Аренас.
Аргентина, естественно, не признала чилийских притязаний. Уже в 1876 года её власти выдали иностранным компаниям разрешение на добычу гуано на севере Огненной Земли, а в ответ в 1877 году чилийский корвет «Магальянес» захватил североамериканский и французские
Корабли, ведшие добычу гуано в этом регионе. Аргентина немедленно отреагировала — послала эскадру боевых кораблей: монитор «Лос Андес», бомбардировочное судно «Контитусьон» и канонерскую лодку «Уругвай». Чилийский корвет перед такой силой отступил, а аргентинцы основали несколько военных постов на самом юге Патагонии.
К счастью, до войны дело не дошло. В июне 1881 года в Буэнос-Айресе Аргентина и Чили подписали договор о границе — Огненная Земля по договору была разделена пополам. В, 1884 году из соображений соперничества с Чили на южном берегу Огненной Земли была основана столица аргентинского «Крайнего Юга» Ушу-айю — самый южный город на Земле.
Однако документ не решил всех проблем, так как граница не была точно определена, и у сторон накапливались спорные вопросы, возникавшие из-за разной трактовки статьёй договора.
Аргентина и Чили фактически жили в состоянии подготовки войны друг с другом. К началу XX века гонка вооружений вывела флоты двух стран в десятку сильнейших в мире!
По счастью, кульминацией конфликта стала всего лишь встреча президентов двух стран — Хулио Рока и Федерико Эррасуриса — в Магеллановом проливе в 1899 году, куда они явились в сопровождении своих боевых кораблей.
До обмена залпами броненосцев дело не дошло — итогом стало подписание в Сантьяго в мае 1902 года серии соглашений. Документы ограничивали размеры армий и военных флотов двух стран и передавали решение вопроса о границе в Патагонии на арбитраж Британии. Чилийский епископ Анхель Хара тогда на радостях провозгласил: «Прежде эти горы рухнут, чем аргентинцы и чилийцы нарушат мирную клятву, принесённую у ног Христа-Искупителя».

Борьба за маяк

Однако на протяжении XX века Аргентина и Чили не раз оказывались на грани войны. Новым «яблоком раздора» стал пролив Бигл, открытый и исследованный в ходе знаменитого путешествия Чарльза Дарвина на одноимённом корабле в начале 1830-х годов. Этот пролив отделяет Огненную Землю от расположенных южнее мелких островов вокруг мыса Горн.
Огненная Земля, как было сказано выше, была поделена на две части: восточная половина принадлежала Аргентине, а западная — Чили, но насчёт принадлежности акватории канала Бигл ясности не было. Аргентина полагала, что граница от Огненной Земли идёт на юг до берега чилийского острова Наварино. Соответственно, акватория канала Бигл и все небольшие островки к западу от этой линии являются аргентинскими. В Чили же считали, что всё, что расположено южнее Огненной Земли, в том числе и весь канал Бигл, является чилийским.
Пока дипломаты спорили, аргентинские корабли активно использовали пролив Бигл для прохода в Ушуайю.
Чилийцам это не нравилось, и 1 мая 1958 года под предлогом облегчения навигации патрульный катер ВМФ Чили «Лиентур» установил небольшой маяк на каменистом островке Снайп в километре к северу от острова Наварино и в 6,5 км к югу от аргентинской Огненной Земли. Чилийцы считали остров Снайп чилийским, но у аргентинцев было иное мнение. Вылазку чилийцев засёк патруль аргентинской морской пехоты. Реакция командующего ВМФ Аргентины адмирала Мадариага была молниеносной: «Отправляйтесь и уничтожьте маяк. Поднимите наш флаг. Если мы не будем действовать, они поднимут свой флаг в Ушуайе».
Приказы следует исполнять: 8 мая буксир «Гуарани» привёз из Ушуайи на Снайп аргентинских рабочих, которые чилийский маяк сбросили в море, а вместо него установили свой, выкрашенный в белые и голубые цвета аргентинского флага. Конечно же, чилийцы не могли оставить такое без ответа. Как только патрульный самолёт ВМФ Чили засёк появление на острове Снайп маяка иного цвета, был отдан приказ восстановить чилийский флаг любыми способами. Поздно вечером 9 мая, с выключенными огнями и соблюдая режим полного радиомолчания, боевой катер «Лиентур» снова покинул базу Пунта-Аренас с десятком морских пехотинцев из подразделения «Кокрейн» на борту. Утром 10 мая экипаж «Лиентура» демонтировал аргентинский маяк и установил новый чилийский.
Естественно, стороны обменялись нотами протеста, и несколько месяцев в проливе Бигл стояла тишина — военные в глубине души понимали, каким идиотским является этот конфликт. Но наконец аргентинцы дождались, когда в конце июля «Лиентур» отправился на ремонт, и немедленно отправили эсминец «Сан-Хуан» к острову Снайп. Эсминец четырьмя выстрелами уничтожил чилийский маяк, а затем высадил десант мор-пехов. Морпехи подняли над островом аргентинский флаг и заняли оборону под прикрытием пушек остававшегося на якоре «Сан-Хуана».
Жертвой конфликта стал индеец Маурисио, который использовал Снайп для выпаса овец. При идиотском обстреле острова аргентинские моряки перебили стадо индейца. Как Маурисио сказал аргентинским военным:
«Вы пришли и сломали то, что построили чилийцы. Чилийцы пришли и сломали то, что вы построили. Вы пришли и снова всё сломали. Да ещё убили моих овец — кто мне за это заплатит?».
Меж тем оба государства начали бряцать оружием. 14 августа из Консепсьона отплыли фрегаты «Бакедано» и «Ковандога» с десантом на борту и приказом выбить аргентинцев со Снайпа.
Но 16 августа президенты двух стран договорились заморозить конфликт и до разрешения территориального спора не возводить на Снайпе и других спорных островах пролива Бигл никаких сооружений. Аргентинские морпехи покинули остров.

Конфликт вспыхивает вновь

Однако через десятилетие конфликт вспыхнул вновь. 23 июля 1971 года президенты Чили и Аргентины — Сальвадор Альенде и Алехандро Лануссе — подписали соглашение о передаче разногласий по границе международному арбитражу и обязались принять его решение. Арбитражную комиссию сформировали представители из США, Великобритании, Франции, к которым добавили для солидности делегатов Швеции и Нигерии. 2 мая 1977 года арбитраж огласил вердикт: вся акватория и все острова пролива Бигл отходят Чили. В Сантьяго решение было встречено бурным ликованием, но МИД Аргентины официально заявил об отказе признать решение арбитража как необоснованное.
Встречи военных лидеров двух стран Хорхе Рафаэля Виделы и Аугусто Пиночета и многочасовые переговоры не дали результата. Чили настаивало на исполнении решения арбитража, а Аргентина отказывалась признавать это решение. Из Буэнос-Айреса звучали всё более угрожающие заявления.
Проведение в Аргентине чемпионата мира по футболу на какое-то время умерило воинственную риторику. Однако после триумфа своей сборной аргентинская военная хунта утвердила план проведения военной операции против Чили, получившей название «Суверенитет». Имея значительное военное преимущество (Аргентина намного превосходит Чили по площади и населению), аргентинцы решили сокрушительным ударом навсегда решить вопрос о спорных территориях. В сентябре 1978 года аргентинские военные начали масштабную передислокацию армейских подразделений на исходные позиции для проведения военной операции.
Почти 140000 аргентинских солдат Чили могло противопоставить только 80000 человек, причём у Аргентины был большой перевес и в артиллерии, и в танках, а в самолётах Аргентина имела трёхкратный количественный перевес, причём аргентинские боевые самолёты были более современных моделей.
На море перевес также был у Аргентины: страна имела авианосец «25 мая» и крейсер «Генерал Бельграно». Корабли были старые, но Чили не имело и этого. Четырём аргентинским подлодкам противостояла одна чилийская субмарина времён Второй мировой войны.
Согласно плану операции «Суверенитет», аргентинский флот захватывал десантами морской пехоты спорные острова в проливе Бит, в то время как ВВС Аргентины наносили массированные удары по стратегическим объектам на всей территории Чили. Если этого будет недостаточно — ударные группировки аргентинской армии должны были перейти в наступление. Аргентинские военные попытались заинтересовать боливийскую военную хунту в возвращении их стране выхода к Тихому океану (некогда захваченного Чили). Велись и тайные консультации с перуанскими военными (от которого Чили тоже некогда отщипнуло жирный кусок).
К началу декабря сосредоточение сухопутных войск было завершено. 5 декабря главные силы аргентинского флота под командованием контр-адмирала Умберто Хосе Барбуцци покинули базу в Мар-дель-Плата и направились на юг. В Чили тайно прибыли бойцы аргентинского спецназа для проведения диверсий после начала войны.
15 декабря чилийский патрульный самолёт обнаружил на якорной стоянке к северо-востоку от острова Эста-до ударные силы аргентинского флота: авианосец «25 мая», крейсер «Генерал Бельграно» и корабли сопровождения. С авианосца на перехват поднялись два истребителя, так что чилийский самолёт поспешно взял обратный курс.
После этого инцидента чилийские власти официально проинформировали ООН об угрозе нападения со стороны Аргентины. Одновременно Чили срочно запросило помощь из Вашингтона. В это самое время посол США в Буэнос-Айресе проинформировал начальство, что война неизбежна, если срочно не принять решительные меры.
А тем временем аргентинское радио передало официальное заявление военной хунты о том, что время переговоров с Чили прошло. Наземные части получили приказ выдвигаться непосредственно к границе, а боевые корабли подняли якоря и направились к проливу Бит. До начала войны оставались считанные часы. Аргентинские генералы уже планировали, как на Новый год они будут пить шампанское в президентском дворце Ла-Монеда в Сантьяго.

Тучи рассеиваются

Однако после полудня 21 декабря поднялся шторм с волнами высотой с четырёхэтажный дом. Шторм делал невозможной высадку десанта. Начало операции было отложено. Когда к вечеру следующего дня шторм начал стихать, аргентинские подразделения снова развернули подготовку к наступлению. Однако в полночь по аргентинскому радио была открытым текстом передана кодовая фраза: «Не могу доставить провизию». Операция «Суверенитет» отменялась, войны удалось избежать. Причиной отмены наступления стало вмешательство США. Аргентинская хунта получила по неофициальным каналам жёсткое предупреждение от президента США Картера: «Если вы швырнёте даже единственный камушек, каким бы крошечным он ни был, правительство Соединённых Штатов и все наши союзники по НАТО будут рассматривать Аргентину как агрессора со всеми вытекающими последствиями». Известие о том, что война не состоялась, вызвало всеобщее ликование на улицах чилийских и аргентинских городов. А вот аргентинские военные были недовольны решением об отмене операции «Суверенитет», ведь «если бы нам позволили атаковать, мы загнали бы чилийцев на остров Пасхи». Но против своих хозяев из Вашингтона хунта пойти не могла. В итоге стороны пришли к компромиссу — пролив Бит делился по фарватеру. Обе стороны получали полные навигационные права в спорном районе.

Журнал: Война и Отечество №10, октябрь 2020 года
Рубрика: Неизвестные конфликты XX века
Автор: Александр Стела

Метки: война, остров, Война и Отечество, США, конфликт, Аргентина, Чили, пролив, 1978




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-