Тайны СССР

Багира

Четверг, 12 13th

Последнее обновлениеСр, 12 Дек 2018 10pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

В первых числах апреля 1945 года Адольф Гитлер распорядился доставить ему хранящиеся в архиве предсказания астрологов. Первое предсказание было составлено для него лично 30 января 1933 года, когда он пришёл к власти. Второе — для всей Германии 9 ноября 1918 года, в день основания Веймарской республики.

Последняя радость Гитлера

Журнал: Секретные архивы №1, январь 2018 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Анатолий Пономаренко

Фото: Гитлер и ГеббельсОба гороскопа предсказывали начало новой мировой войны в 1939 году, головокружительные победы вплоть до 1941-го и тяжёлые первые месяцы 1945-го. Оба гороскопа утверждали, что наиболее тяжёлым периодом будет первая половина апреля, но во второй ожидается временный успех, после которого до августа установится затишье. Затем последуют окончание войны и три очень тяжёлых года. С 1948 года начнётся возрождение Германии.

Стать свидетелями чуда

Эти гороскопы сильно поддержали дух Гитлера и его ближайшего окружения. Тем более что предсказания астрологов прекрасно наложились на исторические прецеденты. Любимым историческим персонажем фюрера являлся прусский король Фридрих II, спасшийся от смерти самым чудесным образом. В конце безнадёжно проигранной пруссаками Семилетней войны (которую Черчилль называл «первой мировой») умерла российская императрица Елизавета Петровна, поклявшаяся доконать Пруссию, даже если для этого ей придётся продать половину своих платьев. Пришедший на смену Пётр III, поклонник Фридриха, вернул своему кумиру все захваченные территории, включая Восточную Пруссию с Кёнигсбергом, и заключил с ним союз против недавних соратников — Австрии и Франции.
Под впечатлением гороскопов Йозеф Геббельс, рейхсминистр пропаганды Германии, 6 апреля обратился с призывом к солдатам и офицерам: «Фюрер заявил, что уже в этом году должна наступить перемена в судьбе страны. Истинная сущность гения — это предвидение и твёрдая уверенность в предстоящих переменах. Фюрер знает точный час их наступления. Судьба послала нам этого человека, чтобы мы в час великих внутренних и внешних потрясений стали свидетелями чуда…».

Самого лучшего шампанского!

Приободрённые гороскопами и историческими аналогиями Гитлер и Геббельс с нетерпением ожидали чуда. А обстановка тем временем продолжала ухудшаться.
12 апреля американцы вышли к Дессау, где располагались два последних пороховых завода, которые пришлось взорвать. Теперь немецкие солдаты могли рассчитывать только на старые запасы боеприпасов.
В этот же день Геббельс инспектировал войска генерала Теодора Буссе, занявшие оборону напротив Кюстринского плацдарма на Одере, всего в 70 километрах от немецкой столицы. С этого плацдарма войска 1-го Белорусского фронта 16 апреля начали наступление на Берлин. Генерал Буссе доложил о готовности его войск отбить любое наступление. И добавил, что может обороняться на своих позициях сколько угодно, пока подошедшие с тылу англичане не дадут ему сапогом под зад.
Под конец визита, беседуя с генералом в его штабе, Геббельс коснулся любимой темы о гороскопах, исторической логике и чудесном спасении Бранденбургской династии во время Семилетней войны. Генерал спросил министра пропаганды довольно язвительно:
— А какая царица умрёт на этот раз? Геббельс помолчал, словно собираясь с мыслями, а потом заметил, что судьба владеет многими, самыми неожиданными средствами на этот счёт.
Когда поздним вечером Геббельс вернулся в полыхающий после очередной бомбёжки Берлин, его у входа в министерство пропаганды встречал секретарь, сообщивший о смерти американского президента Франклина Рузвельта.
— Принесите самого лучшего шампанского, — воскликнул Геббельс, — и соедините меня с фюрером.

Эйфория в сумасшедшем доме

Гитлер прятался от бомбёжки в фюрербункере.
— Мой фюрер! — входя в помещение, воскликнул Геббельс. — Поздравляю вас! Рузвельт умер! Звёзды предрекли, что вторая половина апреля станет для нас поворотным моментом. Сегодня пятница, 13 апреля (было уже за полночь, — прим. ред.). Это и есть поворотный момент!
Трудно описать радость Гитлера. Когда превосходящие силы противника наносили всё новые удары, когда немецкие города один за другим превращались в руины, когда перспектива ответить за все злодеяния стала близкой реальностью, он вдруг получил мистический сигнал, что Господь спасёт Третий рейх так же, как он спас когда-то Пруссию. Гитлер настолько уверовал в счастливое окончание войны, что, выступая перед генералами 17 апреля, расписал будущие картины чудовищного поражения Советов под Берлином. Такого тяжёлого поражения, сказал Гитлер, русские в этой войне ещё не видели.
Геббельс всё это время пребывал в экстазе от столь явного повторения чуда, ниспосланного некогда Фридриху II. Министр финансов Германии граф Шверин фон Крозиг записал в своём дневнике: «Это снизошёл ангел истории! Мы ощущаем трепет его крыльев над нами. Разве это не есть дар судьбы, которого мы ждали с таким нетерпением?!».

Возвращение к реальности

20 апреля генералы, пришедшие поздравить фюрера с днём рождения, люди, далёкие от астрологии, настаивали на эвакуации фюрера из Берлина на юг, в Баварию. Ещё немного, и кольцо окружения вокруг столицы сомкнётся. Гитлер был в хорошем настроении, всё ещё верил в пророчества астрологов, и генералам не удалось уговорить его покинуть столицу. В тот вечер началась эвакуация, а по существу массовое бегство высокопоставленных чиновников из столицы. Герман Геринг, рейхсминистр авиации, уехал на юг, Генрих Гиммлер, рейхсминистр внутренних дел, на север.
22 апреля все встало на свои места, когда выяснилось, что запланированный Гитлером деблокирующий удар группировки генерала СС Феликса Штайнера не состоялся. Штайнер попросту саботировал личные указания фюрера и начал отводить свои войска на запад для сдачи англичанам. Штайнера Гиммлер называл «самым непослушным из моих генералов». И тот не собирался отдавать свою голову и жизни солдат в угоду потерявшему чувство реальности и уже не всемогущему фюреру.
На совещании в фюрербункере 22 апреля в 15:00 Гитлер потребовал доложить, как развивается контрудар Штайнера, на который он возлагал большие надежды. То, что фюреру доложили, он вынести уже не смог. Гитлер полностью потерял самообладание.
— Это конец! — кричал он. — Меня все покинули! Кругом измена, ложь, продажность, трусость! Всё кончено. Прекрасно. Я остаюсь в Берлине. Я лично возьму на себя руководство обороной столицы Третьего рейха. Остальные могут убираться куда хотят. Здесь я и встречу свой конец.

Кто возглавит страну?

Несмотря на уговоры генералов, Гитлер вызвал секретаря и продиктовал обращение, в котором сообщал народу Германии, что фюрер остаётся в Берлине и будет его защищать. Это обращение было вскоре зачитано по радио. Решение Гитлера породило смуту в рядах его ближайших соратников. Все отлично понимали, что живым выбраться из Берлина у Гитлера шансов практически не будет. Значит, кому-то придётся возглавить страну, вернее то, что от неё останется.
Первым отреагировал Герман Геринг. 23 апреля, соблюдая большую осторожность, опасаясь своего главного врага, начальника партийной канцелярии НСДАП Мартина Бормана, Геринг отправил Гитлеру телеграмму: «Мой фюрер! Ввиду вашего решения оставаться в крепости Берлин, согласны ли Вы, чтобы я немедленно принял на себя общее руководство рейхом при полной свободе действий в стране и за её пределами в качестве Вашего заместителя в соответствии с Вашим декретом от 29 июня 1941 года?».
В этот же вечер Генрих Гиммлер встречался с графом Фольке Бернадоттом в шведском консульстве в Любеке. Он сообщил, что вскоре Гитлер погибнет, и просил сообщить генералу Эйзенхауэру о готовности его, Гиммлера, капитулировать на западе, но продолжать бои на востоке и ждать, когда к немецким войскам присоединятся англо-американские, чтобы остановить вторжение большевиков в Европу.
Борман воспринял телеграмму Геринга как шанс уничтожить главного конкурента на власть в рейхе. Он поговорил с фюрером, и тот немедленно снял Геринга со всех постов. Но Борман пошёл дальше. На свой страх и риск он отправил телеграмму в штаб СС в Берхтесгадене с требованием немедленно арестовать рейхсмаршала. Что и было сделано утром следующего дня.

Конец диктатора

23 апреля на маленьком самолётике прилетел в Берлин Альберт Шпеер, личный архитектор Гитлера и талантливый организатор производства. Благодаря его усилиям военное производство Германии росло, несмотря на разрушительные бомбардировки авиацией союзников. Шпеера заставило прилететь в окружённый Берлин опасение, что Гитлер может оставить именно его в качестве своего преемника. Ему было 40 лет, и он собирался ещё жить и жить, а не занимать опасную должность калифа на час. И он сумел избежать этой опасности и уйти живым из фюрербункера.
28 апреля Гитлера постиг ещё один тяжёлый удар. Весь день обитатели бункера ждали хороших вестей от армии Гиммлера с севера и армии генерала Вальтера Венка с запада. Вечером радиостанция Би-би-си передала информацию о переговорах графа Бернадоиа с Гиммлером и его готовности сдаться американцам на западе. Присутствовавшая при этом лётчица Ханна Райч так описала реакцию обитателей бункера: «Известие обрушилось на общество, как смертельный удар. Мужчины и женщины кричали от страха и отчаяния. Гитлер напоминал сумасшедшего».
Этот удар от «верного Генриха», как называл Гиммлера Гитлер, наряду с известием, что штурм рейхсканцелярии советские войска начнут не позднее 30 апреля, заставил фюрера пойти на самоубийство. Назначив преемником гросс-адмирала Карла Деница, создатель Третьего рейха покончил с собой 30 апреля 1945 года.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+
Однокласники
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Война Последняя радость Гитлера