Прорыв линии Маннергейма

В феврале 1940 года Красная Армия, прорвав мощную линию укреплений белофиннов, где ещё пару месяцев назад пали тысячи советских бойцов и командиров, нанесла решающий удар по войскам противника.

Фото: прорыв линии Маннергейма — интересные факты

Прорыв линии Маннергейма 11 февраля 1940 года

Горькие уроки

Сталин был крайне недоволен сводками, которые приходили с финского фронта. Первая крупная военная кампания Красной Армии, несмотря на свежие силы и технику, перебрасываемые в районы боевых действий, шла не лучшим образом. Один из ударов финнов в начале января 1940 года пришёлся по 44-й стрелковой дивизии,что привело к паническому бегству красноармейцев. Ночной лес кишел бредущими по колено в снегу людьми, озаряемыми вспышками пулемётных очередей, и неподвижными телами… С утра на место сражения прибыли военные корреспонденты, и фотографии брошенной советской техники и многочисленных трупов облетели весь мир. Помимо трофеев, доставшихся финнам, в том числе — 43 танка, более 4000 винтовок и свыше 1000 лошадей, сильнейший удар был нанесён и по репутации Красной Армии. Западная пресса на все лады прославляла успехи финской армии и писала о потерях русских. Германский генеральный штаб опубликовал своё мнение о качественной оценке РККА: «В количественном отношении — это действительно гигантская военная машина… Однако организация войск, их оснащение и методы руководства крайне неудовлетворительны, принципы руководства сами по себе неплохие, но руководители слишком молоды и неопытны. Система связи не отвечает современным требованиям, транспортная система находится в неудовлетворительном состоянии. Боевые качества войск в серьёзных сражениях вызывают сомнения. Русская «масса» не может рассматриваться в качестве серьёзного противника для армии с современным оснащением и лучшим руководством». В подобных условиях Сталин понимал, что необходимо любой ценой одержать победу над Финляндией. Руководство СССР приняло ряд суровых кадровых решений: многие командиры были заменены, а те, по чьей вине войска понесли основные потери, — расстреляны. Так, по приговору военного трибунала командир 44-й дивизии А.И. Виноградов, начальник штаба А.И. Волков и начальник политотдела И. Т. Пахоменко были расстреляны перед строем своего соединения. Маршал К.Е. Ворошилов, народный комиссар обороны, был смещён с занимаемой должности и занял пост заместителя председателя Совета обороны. Бывший командующий войсками генерал К.А. Мерецков снят со своего поста и назначен командующим 7-й армией в западной части Карельского перешейка. На должность народного комиссара обороны и командующего войсками Северо-Западного фронта был назначен маршал С.К. Тимошенко, который к тому времени уже совмещал должности командующего Северокавказским, Харьковским и Киевским военными округами. Именно на него возлагалась ответственность за прорыв обороны на Карельском перешейке. 3 февраля 1940 года военный совет Северо-Западного фронта поставил подчинённым войскам задачу: обеспечить прорыв линии Маннергейма, разгромить основные силы противника на Карельском перешейке и выйти на линию Кёксгольм, станция Антреа, Выборг. Это должно было предрешить исход войны.

Мощный кулак

К началу февраля маршал Тимошенко сконцентрировал 25 дивизий для прорыва линии Маннергейма. В лесах на Карельском перешейке, на всём протяжении фронта, орудия стояли фактически колесом к колесу, а танковые части были собраны в мощный бронированный кулак, способный смести всё на своём пути. Для наступления были сконцентрированы силы общей численностью 600 тыс. человек. За плечами бойцов и командиров, которые ждали приказа о наступлении, была немилосердная боевая учёба, во время которой на морозе, достигавшем в январе 1940 года 25-28 градусов, они тренировались блокировать и уничтожать финские долговременные огневые точки (доты). Для поддержки пехоты и танковых подразделений на передовую подошли лыжные батальоны. Были опробованы средства индивидуальной защиты личного состава: защитные бронеколпаки на лыжах, волокуши. Изменилась и экипировка личного состава. Вот что вспоминал комвзвода 3-го батальона 85-го стрелкового полка Иван Четыр-бок: «Нам выдали шапки, впервые в истории нашей армии — до этого будёновки были. Выдали ещё и подшлемники — вязанные из шерстяной нитки, глаза только и рот открыты. Без них мы бы не выдержали, обморозились бы. Одеты мы были так — тёплая рубашка, гимнастёрка, фуфайка и поверх шинель ещё. Трудно повернуться было, не то что воевать. Но всё равно холодно было…». В отличие от попытки прорыва оборонительной линии Маннергейма в декабре 1939 года, когда расположение большинства фортификационных сооружений не было обнаружено, а взаимодействие различных родов войск так и не удалось наладить, к февралю ситуация изменилась кардинально: разведка выявила местоположение практически всех элементов финской обороны, а штурмовые группы натаскали на их эффективное подавление. Сделать это было нелегко: линия Маннергейма, состоявшая из трёх полос инженерных сооружений, насчитывала свыше 1000 дотов и дзотов, из которых 296 были долговременными железобетонными. Там же находились 440 км окопов и ходов сообщений, 135 км противотанковых рвов, эскарпов и надолбов и 331 км проволочных заграждений в 3-5 рядов кольев. Именно на мощную оборону, глубина которой достигала 90 км, и делало главную ставку финское командование.

Первый удар

Массовые бомбардировки и огневые налёты на линию Маннергейма начались в первый день февраля. Задачей первых десяти дней наступления было измотать защитников, ввести их в заблуждение относительно направления главного удара Красной Армии, разведать систему обороны и заставить финнов ввести в бой резервы. Бомбардировки и ежедневный шквальный огонь артиллерии превратили пейзаж финских позиций в некое подобие лунного — с кратерами от воронок. Если восточный фланг линии Маннергейма ещё как-то удерживался, то ситуация на западном в начале февраля стала критической. Именно о ней позднее писал в своей книге «Воспоминания» К. Г. Маннергейм: «По-настоящему мощный удар, направленный на сектор Сумма, был нанесён 6 февраля. Русские научили свои части взаимодействию между различными родами войск. Это нашло отражение, с одной стороны, в хорошем согласовании артиллерийского огня с манёвром пехоты, с другой — в большей точности ведения огня артиллерией. Новым было и то, что во многих местах пехота транспортировалась на бронированных санях, прицепленных к танкам, или же на броне танков. Новинкой явились и танки, вооружённые огнемётами, стреляющими горящим керосином…». В 08:40 утра 11 февраля 1940 года четыре артиллерийских полка открыли ураганный огонь вдоль всей линии боевого соприкосновения войск от озера Суммаярви до болота Мунасуо. Сто батарей обрушили шквал огня на оборонительные позиции финнов. Многие укрепления были превращены в руины. Артподготовка продлилась 2 часа 20 минут, и это был самый мощный в истории Зимней войны артиллерийский обстрел. Лётчики финских ВВС докладывали, что на одном из участков перед деревней Сумма шириной примерно в 1,3 мили против 16 финских батарей действовало 104 советских батареи, которые насчитывали 440 орудий. При этом финская артиллерия значительно уступала русской по калибру и дальности стрельбы, и у неё заканчивались боеприпасы. Тем не менее даже при такой мощной артподготовки с ходу прорвать линию не удалось… Это удалось сделать лишь к исходу 13 февраля, когда 123-я стрелковая дивизия с приданными ей танками прорвала главную оборонительную полосу на глубину 6-7 км. Узел сопротивления в районе посёлка Сумма с его 12 дотами и 39 дзотами был полностью разгромлен. 14 февраля Президиум Верховного Совета СССР наградил дивизию орденом Ленина. Как свидетельствовали очевидцы, командир 5-й финской пехотной дивизии полковник Исакссон позвонил в Выборг командующему 2-м армейским корпусом Эквисту и произнёс: «Ну вот и все, они прорвались». Маршал Маннергейм 14 февраля прибыл в район военных действий для изучения ситуации. Он отдал приказ финским войскам об отходе на промежуточную линию обороны, и с этого момента исход войны был предрешён. Главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов позже вспоминал: «15 февраля ураган наших бомб и снарядов обрушился на деревню Сумма. Я находился на передовом наблюдательном посту. После того как артиллерия перенесла огонь на требуемую глубину, танки и пехота одновременно пошли в атаку. На этот раз противник не выдержал натиска. Ему грозил охват с флангов, и он начал отступать. Опорный пункт пал на моих глазах…». 25 февраля журнал «Огонёк» опубликовал статью генерал-майора Леонида Минюка, который писал: «Прорыв линии Маннергейма занимает одно из самых заметных мест в истории войн с точки зрения воинской доблести, боеспособности и тактики ведения боевых действий. Сложные условия местности, леса, болота, озера, добавлявшие прочности этой линии обороны, делали её мощнее любого другого оборонительного сооружения в Европе. Доблестная. Красная Армия первой в истории смогла совершить прорыв такого оборонительного сооружения. Это несомненная заслуга Красной Армии».

Руины «пиллионников»

Особой заботой советского командования стало уничтожение мощных инженерных сооружений линии Маннергейма, что должно было вызвать нарушение системы огня в опорных пунктах и огневой связи между ними, а следовательно, и обеспечить успешное овладение ими. Для этой цели на фронт прибыла тяжёлая артиллерия, в частности, шесть артполков, вооружённых гаубицами Б-4 калибра 203 мм. Орудия получили у красноармейцев прозвище «Карельский скульптор», а у финнов — «Сталинская кувалда», и стали важным «действующим лицом» наступления на Карельском перешейке. Они могли вести как навесной огонь 100-кг фугасными снарядами, которые пробивали метровый слой железобетонной крыши дота, так и огонь прямой наводкой. Весомый вклад в разгром врага внесли и 22 мортиры калибра 280 мм. Даже близкий разрыв сверхтяжёлого снаряда мог повредить дот. Для прорыва был выбран район Суммы, где на трехкилометровом фронте оказалось примерно сто мощных орудий, подходящих для разрушения долговременных укреплений. Их уничтожению предшествовала работа разведчиков. Время от времени проводилась разведка боем. Поработала и авиаразведка, но её КПД был невысок. А вот наземная разведка оказалась эффективной. Например, она обнаружила все доты узла Суммаярви, находившиеся на линии прорыва. Позднее они были повреждены или уничтожены. В более мощном узле Суммакюля удалось обнаружить 75% оборонительных сооружений (13 из 17). Однако районом Суммы активность советской тяжёлой артиллерии не ограничивалась. Результативно поработала тяжёлая артиллерия на участке Муолаа-Мяккеля, где она смогла вывести из строя пять дотов. В условиях короткого дня, частых туманов и снегопадов разрушение дотов артиллерийской стрельбой происходило в течение нескольких дней, что, естественно, вызывало немалый расход снарядов. При штурме форта «Поппиус» 4 соединениями 123-й стрелковой дивизии полковника Ф.Ф. Алябушева была применена техника «огневого вала». Суть её заключается в том, что артиллерия продолжительное время бьёт по доту и прилегающим траншеям, а затем огонь смещается вперёд, и пехота, залегшая в 200 м от него, тут же начинает атаку. Финны даже и опомниться не успели, как «Поппиус» был захвачен ценой лишь нескольких раненых. Активно действовали и штурмовые отряды. Командир одного из них, младший лейтенант Леканов из 245-го стрелкового полка, вспоминал: «Обнаруженный нами большой дот находился на высоте «Язык» и простреливал по просекам надолбы и траншеи вправо и влево до озера Суммаярви. Этот дот командовал над нашим левым флангом. Белофинны заперлись в своей подземной крепости. Несмотря на усиленный обстрел с их стороны, сапёры сумели заложить взрывчатку. За ночь на доте выросла целая гора из ящиков с взрывчаткой. Пехота отошла в траншеи. По моему сигналу поднесли огонь к запальным трубкам. Потрясающий грохот. Громадное пламя ударило в небо. Все мы были засыпаны землёй. В ушах долго звенело, кружилась голова. Подошли к месту взрыва. На всю его глубину — воронка диаметром до 10 метров. Железная арматура разлетелась в прах. Кругом метров на пятьдесят все почернело. Громадный дот вместе со своим гарнизоном прекратил своё существование. Это было в 5 часов утра 12 февраля 1940 года». Штурмовой отряд 355-го стрелкового полка внезапным броском захватил один из дотов Хотиненского укрепрайона — №45. Неоднократные попытки финнов его отбить и уничтожить захвативших его бойцов и командиров успеха не имели. 5 февраля прогремел мощнейший взрыв — 45-й был окончательно разрушен. Пять советских офицеров за участие в штурме этого дота стали Героями Советского Союза. В ходе боевых действий было уничтожено несколько дотов миллионного типа. «Миллионниками» их называли из-за больших сумм затрат на их возведение, исчислявшихся зачастую миллионами тогдашних финских марок. …За успешные действия при прорыве линии Маннергейма Президиум Верховного Совета СССР наградил отличившиеся в боях три стрелковые дивизии и танковую бригаду орденом Ленина, а девять стрелковых дивизий и четыре танковые бригады — орденом Красного Знамени. Сотни красноармейцев, командиров и политработников были награждены орденами и медалями СССР.

Журнал: Историческая правда №7, июль 2019 года Рубрика: Прорыв линии Маннергейма Автор: Владимир Гондусов

Метки: война, армия, Историческая правда, РККА, Финляндия, Маннергейм, Советско-финская война, оборона, 1940





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —