Массовое помешательство генералов произошло в августе 1915 года. Британцы с удовольствием бы забыли про этот удручающий эпизод, случившийся в бухте Сувла. Впрочем, истории известны случаи массового психоза.

Галлиполийский психоз английского командования

Психоз в Галлиполи: Массовое помешательство генералов

Пляжный отдых на войне

8 августа 1915 года секретарь Комитета имперской обороны сэр Морис Хэнки прибыл в турецкую бухту, чтобы оценить подготовку военных к решительному броску. Армейская верхушка специально отправила своего человека из Лондона. Пришла пора решительных действий. Военный удар должен был сломить сопротивление османов и переломить ход затянувшейся Дарданелльской операции.
Хэнки пребывал в замешательстве от увиденного на турецком пляже. То, что он видел вокруг себя, слабо походило на группирование солдат перед наступлением. В море хаотически сновали баржи и лодки, а группы солдат отдыхали на берегу. Вместо скоординированных действий турецкое побережье было покрыто безмятежными купальщиками.
Служащий комитета и его сопровождавший поначалу подумали, что находятся в глубоком тылу. Они и не подозревали, что османы соседствуют поблизости. Хэнки двинулся вглубь побережья, но его предостерегли, что дальше идти нельзя — линия фронта совсем рядом, требуется крайняя осторожность.

Дефицит командиров

Перед началом Первой мировой войны британские вооружённые силы были немногочисленны. Они состояли из 6 пехотных дивизий регулярной армии и 14 территориальных дивизий из добровольцев.
Во время войны британская армия выросла. Качество подготовки упало, возник гигантский дефицит подготовленных кадров. Не хватало не только командиров, армия нуждалась в штабных операторах и инструкторах по строевой подготовке. Летом 1915 года остро встал вопрос о том, кто проведёт военную операцию в турецкой бухте.

Кто сможет вывести армию из тупика?

Целью британских войск был выход из тупика. Силами флота нужно было выйти к турецкой столице. Основной прорыв этой операции планировался с помощью австралийских войск. Британцы планировали поддержать союзников с левого фланга.
Потенциальный командир должен был обладать необходимым опытом и иметь солидную выслугу лет. В то время преимуществом над другим обладал генерал Магон. Этот чело век имел самый большой стаж службы в британской армии.
Генерал Гамильтон, который отвечал за Дарданелльскую операцию, в открытую конфликтовал с Магоном. Он сомневался в профессиональных способностях генерала и считал, что тот не может управлять дивизией, а тем более целым корпусом.
Гамильтон мечтал привлечь к военной операции боевого, а не штабного командующего. Для этих целей как нельзя лучше подходили генералы с Западного фронта: Сон и Бинг. Но фельдмаршал Френч отказал Гамильтону. Военный министр граф Китченер принял решение поручить командование десантом генералу старше Магона, но ещё не имеющему опыта командования.
На эту роль подходили два кандидата. Один из них — генерал-лейтенант сэр Джон Эварт — не прошёл по состоянию здоровья.
Вторым кандидатом стал достопочтенный сэр Фредерик Стопфорд, шестидесяти одного года от роду. Этот генерал-лейтенант за всю свою жизнь не управлял даже батальоном. Он строил военную карьеру на тыловых должностях в штабе. Очевидно, что Стопфорду нельзя было поручать командование высадкой.

Психозы высшего звена

Командный состав подчинённых Стопфорду частей тоже оставлял желать лучшего. Дивизии были сформированы наспех, а руководство давали тем, кто подвернётся под руку. Например, командир одиннадцатой дивизии генерал Хам-мерсли страдал расстройствами психики. Причиной психических недомоганий были многочисленные контузии, от которых военный не успел оправиться. Командующий одной из бригад в соседней дивизии накануне войны перенёс инсульт.
Флотские руководители тоже были не безупречны. Так, контр-адмирал Кристиансен в начале войны совершил тактическую ошибку и потерял три крейсера в сражении с одной-единственной подводной лодкой. На подобных просчётах англичане не заостряли внимания.
В верхах английского командования было известно, что османы скованы по всем фронтам. В бухте Сув-ла не наблюдалось больших сил противника.
Задачей десанта был стремительный захват немногочисленных турецких опорных пунктов. Британцы должны были захватить холмы, окружающие бухту, а затем сомкнуть фланг с прорвавшимися австралийцами. По оценкам офицеров из штаба, до появления подкреплений в рядах противника у британцев было в запасе не мейее 36 часов. Стопфорд обязан был успеть провести операцию.
Техническое оснащение было хорошим. Появились первые специализированные высадочные средства, так называемые Х-лихтеры. Высаживаться было решено ближе к полуночи.
Запредельная секретность сыграла злую шутку с командованием. План высадки долго не показывали Стопфорду. Начальником штаба к пожилому генералу был приставлен энергичный бригадный генерал Рид. У Рида и Стопфорда было несовпадение темпераментов и взглядов на военную операцию. Рид был артиллеристом. Он мыслил не масштабно, а в рамках своей основной специализации. Рид посчитал, что в наступлении важна не стремительная атака, а планомерная разгрузка судов. Первым делом он поручил солдатам выгрузить орудия и запас снарядов. Стопфорд пребывал в апатии. Он не вмешивался в дела энергичного подчинённого. Рид убрал из приказа пункт о том, что к холмам надо прорываться любой ценой.
В ночь высадки, с шестого на седьмое августа, Стопфорд был озабочен собственным отдыхом, а не ходом военных действий. Узнав, что высадка началась хорошо, командующий ушёл спать. Это было роковой ошибкой.

Срыв планов

Соединения высаживались хаотично. Некоторые лихтеры сели на необнаруженную мель. Высадка пошла не по плану.
Генерал Хаммерсли, который командовал с берега, потерял над собой контроль. Его рассудок помутился. К обеду войска остались без здравомыслящего командира. К вечеру 7 августа британцы заняли те высоты у берега, которые планировали захватить ещё ночью.
Информация о том, что штаб так и не высадился утром седьмого, не заставила Стопфорда менять планы. Несмотря на существенное отставание от временного графика, он продолжал оставаться на яхте. Его приказы были оторваны от реальности.
В суматохе генерала Хилла забыли уведомить о начале операции. Бригадный генерал искал ответы у невозмутимого Стопфорда. Многие солдаты и их начальники не понимали, что происходит.
Целые сутки седьмого августа 27000 высаженных англичан не могли сломить сопротивление всего лишь 3000 турок.
Шло время, Стопфорд всё так же находился на яхте. Генералы на берегу впали в прострацию из-за творившейся неразберихи.

Попытки образумиться

8 августа Гамильтон заметил, что прогресса нет. Он отправил своего доверенного офицера Эспиналя в турецкую бухту. Морис Хэнки отправился вместе с ним.
Генерал Хаммерсли окончательно потерял самообладание после мощного артобстрела. Он лёг на песок и закрыл голову руками. Хаммерсли не реагировал ни на что. Эспиналь и Хэнки, не добившись ничего на берегу, решили узнать, как обстоят дела в море. На попутной лодке они причалили к «Джонквилу».
Генерал Стопфорд радостно встретил наблюдателей. Он отрапортовал, что дела идут прекрасно. Когда Эспиналь закричал, что главная цель — холмы — ещё не занята, Стопфорд осадил его. По мнению пожилого военачальника, солдаты устали. Он поручил бойцам разгружать боеприпасы. Осаду по приказу Стопфорда перенесли на завтрашний день.
Гамильтон потерял терпение. Его гонцы пропали и вестей о ходе операции не присылали. Гамильтон решил лично посетить бухту. Он должен был понять, как идёт ход сражения. Как назло, эсминец главкома вышел из строя. Замену транспортному судну нашли не сразу.
Стопфорд сошёл на берег под вечер 8 августа. Он не смог найти обезумевшего Хаммерсли. Один из офицеров заверил Стопфорда, что атака состоится, но не сегодня, а завтра. Довольный командующий вернулся на свой корабль. Там он встретился с Гамильтоном.
Разговор вывел пожилого генерала из равновесия, от волнения он упал с трапа и подвернул ногу. Гамильтон был рассержен из-за промедлений командующих. Он снова помчался на берег. В штабе Хаммерсли он понял, что творится что-то из ряда вон выходящее. Это был полный провал операции. Управление войсками было потеряно.
Гамильтон решил взять командование в свои руки. Он приказал немедленно занимать холмы, но было слишком поздно. К вечеру 8 августа к туркам пришло подкрепление.

Кадровые перестановки

Упущенное время было не вернуть. Англичане не могли согнать османов с высот вокруг бухты.
Стопфорда отстранили от командования первым. На его место пришёл генерал с Западного фронта Бинг. Пока вновь назначенный Бинг следовал к месту назначения, Гамильтон пригласил временно исполняющим обязанности генерала Де Лисли. Далее Гамильтон решил позвать на помощь своего недруга генерала Магона. Но злопамятный военачальник прислал рапорт об увольнении. Он самовольно покинул поле боя. Хаммерсли так и не вышел из прострации. Его увезли из бухты.

Причины психоза

Провал операции в турецкой > бухте был обоснован рядом причин. Бессонная ночь и целый день боевых действий вымотали неопытных новобранцев. Высадившиеся войска потеряли убитыми и ранеными около сотни офицеров и 1600 солдат. Артиллерия и провиант были не полностью выгружены на берег. В бухте стояла невыносимая жара, а запасы воды таяли. Британские офицеры посчитали, что должны дать передышку солдатам.
Штурм был отложен на день. Солдаты целый день отдыхали на берегу и купались в море. Если бы британские командиры сразу же после высадки отправили своих уставших солдат в наступление, они бы не встретили серьёзного сопротивления.
Береговые части подверглись психозу из-за тяжёлых условий. Граничащие части противника постоянно обстреливали берег. Во время купания в море солдаты подвергались риску быть убитыми артиллерийским снарядом. Ночью им тоже было не до сна. Постоянный грохот артиллерии и не прекращающиеся боевые действия не давали солдатам возможности нормально выспаться.
Не только офицеры, но и солдаты становились жертвами нервных срывов и неврозов военного времени. Душевнобольные солдаты ходили с остекленевшим взглядом, некоторые из них бредили. В некоторых воинских частях количество душевнобольных превышало в разы число раненых. Османские солдаты тоже страдали от неврозов. Но им не нужно было подстраиваться под особенности климата и ландшафта.
Битва за турецкий полуостров Галлиполи в 1915 году, возможно, и не оказала большого влияния на ход войны, но от этого не стала менее трагичной. Поле боя осталось за малочисленными турками, которыми командовал Мустафа Кемаль-паша. 20

Журнал: Война и Отечество №10, октябрь 2021 года
Рубрика: Мировые войны
Автор: Дионисия Вяземская

Метки: Англия, война, Первая мировая война, армия, Война и Отечество, психоз, 1915




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-